150 золотых маршрутов моей Беларуси

№45 от 08 ноября 2018 года

Германовичи
Германовичи

Авторский проект
художника, реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

В 1787 году Игнат Ширин на берегу реки Дисны построил костел. Напротив костела начал строительство усадьбы. Усадебный дом  хорошо сохранился.  Местные жители рассказывают: от усадебного дома идет подземный ход под речкой Дисной к костелу. Сегодня в одной половине усадебного дома находится детский сад, а во второй расположился художественный музей Язепа Дроздовича.

После смерти Игната Ширина Германовичи перешли к его третьему сыну, который построил часовню Святых Апостолов Петра и Павла. Но в 1900 году случился большой пожар, и половина деревни сгорела, пропала в огне и эта часовня.

В 1926 году в деревне  построена староверская Свято-Успенская церковь. Приход церкви составлял около 400 человек. Стояли в деревне и две синагоги. Здесь было когда-то и большое старое еврейское кладбище, но в 1970-х годах местный колхоз отдал распоряжение – все надмогильные камни собрать, а могилы распахать. 

Германовичи – еще один пример воспитываемой многими веками терпимости наших предков. Сначала это местечко было католическим поселением, но позже здесь хорошо уживались без вражды разные конфессии и национальности.

Германовичи

Усадебный дом.

Основная достопримечательность деревни – костел Преображения Господнего. В советское время, а именно с 1948 по 1988 год, костел был закрыт и переоборудован под хозяйственные нужды. В наши дни храм принимает прихожан. Однако полностью восстановить былое богатство внутреннего убранства костела и вернуть ему исторический облик так и не удалось.

Костел Преображения Господнего.

В Германовичах сохранился усадебный дом в стиле классицизма. Других зданий, относившихся к усадебному комплексу, не сохранилось. Также в деревне есть деревянная старообрядческая Успенская церковь.

Воронка

Молельный дом.

В деревне сохранился молельный дом староверов. Построен он был из дерева в  1914 году.

Кублищина

Храм Святой Троицы.

Действующая деревянная церковь Святой Троицы поморской старообрядческой общины построена между 1908–1910 годами архитектором Кулабиным. Несет в себе ярко выраженные черты народного зодчества. В каком году была образована сама община, точных сведений не найдено. В исторических источниках  упоминается о регистрации молельного дома в деревне Кублищино Дисненского уезда в 1839 году. Имеется архивное упоминание о распечатании храма в 1868 году.

Новый Погост

Троицкий костел.

Троицкий костел – древнейший памятник архитектуры в Миорском районе. Возведенный в 1766 году на деньги смоленского коменданта Станислава Бужинского и при поддержке священника Пясляка двухбашенный храм из дерева сохранился до нашего времени с небольшими изменениями.

В середине XIX века храм пришел в упадок и требовал значительного ремонта. В 1859 году благодаря усилиям ксендза Яна Ширина здание отремонтировали.

Троицкий костел в деревне Новый Погост действовал до 1950-х годов. После его закрытия башни разобрали, а само здание приспособили под склад, еще позже – под спортивный зал. В 1990 году на средства верующих храм восстановили.

Есть здесь и православный храм. Церковь Николая Чудотворца была построена в 1879 году из камня в псевдорусском стиле.

Сохранилось здесь несколько домов рядовой застройки начала XX века.

Стефаново

Часовня.

Недалеко от деревни стоит деревянная католическая часовня Святого Михаила Архангела. Предположительная дата строительства – 1750 год.

Шарковщина

Успенская церковь.

Деревянная Успенская церковь в стиле модерн построена в 1912 году.  Есть в поселке еще одна православная церковь Иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Возведена в 1898 году из камня.

Усадебный дом.

Среди других достопримечательностей поселка можно также выделить здание бывшей водяной мельницы, построенное в первой половине XX века, а также усадебный дом Федоровичей (1903), расположенный в старом парке на окраине поселка. От имения Лопатинских сохранился флигель, выложенный из кирпича в 1884 году, и в руинах часовня-усыпальница середины XIX века.

Радюки

Водяная мельница.

Здесь сохранилась водяная мельница (1869), которая работала вплоть до середины 1970-х.

Шкунтики

Церковь Илии Пророка.

Храм Илии Пророка построен не позже 1825 года. Возводился как костел, но во второй половине XIX века передан православным.

Легенда от автора проекта

Дубовый бочонок

Таких бочонков в любом этнографическом музее наберется с десяток. Но на боках именно этого бочонка, почерневших от времени, запечатлелась трагическая история из далекого прошлого, в которой он сыграл свою роль. Возможно, не главную, но и не последнюю. В чем вы, наши читатели, сейчас и убедитесь.

Двадцатые годы – начало тридцатых прошлого столетия оставили свой след в истории эмигрантского движения. В этот период активизировался поток жителей Беларуси за границу. Помимо политической причины была еще и экономическая – люди уезжали на заработки. Добирались не только в страны Европы, но и до Аргентины и Соединенных Штатов, Канады. Кто-то уезжал в одиночку или небольшими группами, а где-то сколачивались целые артели.

И в этой деревне молодые и крепкие мужики решили целой строительной бригадой ехать за рубеж. Среди них был и молодой мужчина, у которого была уже жена и трое маленьких детей. Родители его обещали помочь снохе и внукам, поддерживать их чем смогут. Попрощались семьи и расстались.

Прошло два длинных года ожиданий. И вот однажды, после уборочной страды, в воскресенье родители эмигрировавшего мужчины собрались на праздничный базар в соседнее местечко, которое было примерно в верстах десяти от деревни. Предложили поехать и снохе. Та, оставив детей на попечение старенькой бабушки, с радостью согласилась.

Немного замешкались в дороге и приехали уже в самый разгар торгов. Разложили свои домашние продукты на продажу.

Вдруг по базару прокатывается гул: «Едут! Едут! Наши возвращаются». И правда, со стороны большого тракта, проехав по улицам местечка, прямо на базарную площадь въехала вереница телег со скитальцами. Среди них была и телега, набитая добром всяким, того самого мужчины, семья которого приехала на базар. С великой радостью приняли они его в объятья. Жена расплакалась от счастья. Тут же предложили ему ехать домой. Но мужчина отказался, объяснив причину. Вкратце звучит она так.

Возвращались работники-эмигранты не только с карманами, полными денег, но везли с собой еще и множество добра, начиная от домашней утвари и одежды и заканчивая инструментами и различными механизмами. Опасно было по дорогам передвигаться в одиночку, поэтому в обозы объединялись, так было легче от людей недобрых, разбоем промышляющих, защищаться.

Договорились сообща каждого обозника до дома сопровождать – для безопасности. А наш герой был избран старшим в обозе, и в обязанности его входило доставить в целости и сохранности  сотоварищей до места жительства.

Мужчина успокоил жену свою и родителей, рассказав, что в обозе у него все земляки, люди местные, из близлежащих деревень. Заверил, что к ночи домой вернется, детей обнимет.

Попрощались, надеясь на недолгую разлуку. Перед тем, как разъехаться, мужчина переложил в телегу родителей дубовый бочонок с гостинцами разными. Со словами, мол, пусть детвора полакомится.

Вернувшись с базара, взрослые открыли подарок перед детьми. Бочонок был доверху набит конфетами, плитками шоколада и цветного мармелада.

Но ни к ночи, ни к утру следующего дня мужчина не вернулся…  Приехал в бричке жандарм со страшной вестью. Когда многие из обозников разъехались по домам, на оставшихся налетела банда и на обочине дороги остались только трупы людей. Нужно было кому-то поехать, опознать родного человека среди убитых и привезти домой.

…Долгое время бочонок у стола стоял вместо табурета, потом его на чердак забросили, где он с годами потерялся среди накопившегося хлама. И только правнуки, случайно  обнаружив бочонок, вспомнили историю о нем, которую слышали когда-то от своей бабушки.  



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.

Один из пунктов нашего сегодняшнего маршрута – деревня Далёкие. В ней, в самом центре, протекает ручей под названием Кровавый.


Деревня Опса принадлежала когда-то Плятерам. Род этот большой и древний, но наиболее яркая его представительница – Эмилия Плятер. Графиня, революционерка, собирательница белорусского фольклора, участница ноябрьского восстания 1830 года, в ходе которого сначала организовала и возглавила небольшой партизанский отряд, а затем была командиром роты польских пехотинцев в звании капитана – небывалый случай для армии той поры. Ближе к концу восстания Эмилия, которой едва исполнилось двадцать пять лет, неожиданно заболела и скоропостижно умерла. Имя и необычная судьба графин


8 сентября 1514 года на Крапивенском поле сошлись 30-тысячная армия Великого Княжества Литовского и 80-тысячное войско Московского княжества. Литовский гетман Константин Острожский понимал, что силы неравны, и пошел на хитрость.