Мы и мир

№34 от 23 августа 2018 года

Первое слово дороже второго
Первое слово дороже второго

Много ли вы помните Генеральных секретарей ООН? Можете назвать хоть чье-то имя? Вот видите, сколь неблагодарна эта должность – руководителя единственной универсальной международной организации! И это притом, что ООН знают все, а вот ее секретарей – почти никто.

Парадокс? Отнюдь… Все дело в том, что секретари царствуют, вернее, секретарствуют, но не руководят. У них просто нет на то полномочий. Такова природа международных организаций – политический и иной курс коллективных объединений стран определяют не представители наднационального аппарата, то есть международные чиновники, а национальные делегации. Читай, правительства государств-членов. В том и состоит смысл государственного суверенитета.  А как может повлиять Генсек ООН, скажем, на правительство США? Да никак! Так что единственная его задача – самому не подпасть под полное влияние Штатов!

Кстати, это впрямую вменяется в обязанность международным чиновникам ООН: быть непредвзятыми, объективными и не отстаивать интересы конкретных государств. Международный чиновник обязан представлять интересы международного сообщества, а не отдельных его элементов, пусть и самых могущественных. И уж тем более это должен делать самый высокий международный чиновник, Генеральный секретарь ООН. Как жена Цезаря, он должен быть вне всяких подозрений – в данном случае, в предвзятости.  

Однако это удавалось очень немногим из них.

А вот Кофи Аннану почти удалось. Не могу сказать, что совсем удалось, но… «почти» на такой должности – это уже подвиг!  И может, именно поэтому некоторые из вас все же вспомнили его имя.

А еще вспомнят его облик. Кофи всегда держался очень прямо –  несгибаемое достоинство чувствовалось во всей его сухощавой фигуре. При этом выражение лица его было мягким, интеллигентским, воистину профессорским и вызывало доверие. Такой же профессорской была и седая кучерявая бородка. Но более всего притягивал взгляд его карих глаз: в нем  была и мудрость, и стоическое упорство, и какая-то мучительная африканская глубина…

Да, дорогой читатель, Кофи был первым и пока единственным темнокожим Генеральным секретарем ООН. Некоторые пишут, что стал он первым африканцем на этой должности, но это неверно – перед ним был египтянин Бутрос Гали. В 1997-м американцы наложили вето на повторно баллотировавшегося и весьма «неудобного» для них Бутроса, и вот тогда именно Аннан сменил своего начальника. В общем, Кофи изначально явился если не проамериканской, так уж точно компромиссной фигурой.

Тень этого подозрения тянулась за Аннаном все два его срока, и надо признать, что сделал он немало, чтобы избавиться от такого «сопровождения». Было ли это простое желание очиститься или Кофи действительно осознал, сколь губительно может быть влияние Запада и особенно Соединенных Штатов на мировую политику, если им никогда и ни при каких обстоятельствах не говорить «нет»? Этот вопрос остается открытым. Но вот что точно известно, так это то, что Кофи Аннан был последним Генсеком, который говорил это самое «нет» американцам, пусть и в тихой и весьма вежливой форме.

За что и снискал себе уважение. И добился вершин карьеры, о которых только мог мечтать человек, родившийся в Гане с именем, которое значит «сын пятницы». Впрочем, был он сыном вождя и закончил Массачусетский институт. Но члены Генеральной ассамблеи в 2001-м досрочно переизбрали его на второй срок не за это, а за самое редкое слово, звучащее в стенах ООН  в адрес англосаксов, – за «нет» из уст Кофи. Так что американцы ошиблись,  когда посчитали, что его работа в качестве Специального представителя Генсека по передаче бывшей Боснии и Герцеговины из-под юрисдикции ООН под контроль НАТО, то есть по расчленению Югославии, стала его проверкой на преданность звездно-полосатому флагу. Аннан тогда слишком часто говорил американцам «да», что и вызвало у него внутреннюю оскомину…

А затем оскомину вызывал он – у американцев. Но что поделаешь, на его секретарство пришелся пик американской активности, от Югославии до Афганистана и Ирака, и надо было как-то «сотрудничать». 

Сколько раз в кулуарах ему выкручивали руки, знает только Аннан. И  тайну эту он унес уже с собой, покинув мир, за защиту которого получил Нобелевскую премию.

Жаль, мемуары его оказались не слишком откровенны… Впрочем, есть стенограммы ООН. В 2003-м, после пресловутой пробирки Колина Пауэлла, терпение лопнуло даже у Аннана. «Война всегда должна быть последним средством. ООН была основана, чтобы уберечь будущие поколения от ужасов войны, и должна до самого конца искать мирные пути разрешения конфликтов», – заявил тогда Кофи.

И скоро был скомпрометирован и «отправлен в отставку»… Но именно за эти слова мы и помним 7-го Генсека ООН!



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…

Чем дальше страна находилась от Германии, тем спокойней она себя чувствовала и тем дальше она готова была пойти в рискованной игре с немецким реваншизмом.