Мы и мир

№33 от 16 августа 2018 года

Черное море – лампа Аладдина
Черное море – лампа Аладдина

В чем историческая миссия Турции? Если глянуть на карту, тут же станет очевидно: чтобы процветать, Турция должна дружить со странами, выходящими на берега Черного моря, и прежде всего с Россией. Более того, особая роль Турции, обладающей «бутылочным горлышком» от Черного моря, то есть проливом Босфор, – запирать это самое море от всякого чужестранного, читай, нечерноморского влияния. И способствовать свободной торговле соседей по берегу. Опять же для собственного блага и блага других черноморских стран.

Однако в политике очевидное далеко не всегда совпадает с фактическим. Вот и тут, как в старом английском детективе, некий Шерлок Холмс от политики наложил на чистую и ясную карту свой трафарет из договоров и секретных соглашений, и неожиданно получился настоящий геополитический ребус. Расшифровать который Анкара не способна несколько сотен лет!

Действительно, трудно понять, каким образом, в результате каких запутанных, не поддающихся логике комбинаций Турция сегодня вынуждена играть неестественную для себя роль и соблюдать на Босфоре не свои собственные интересы,  не интересы черноморских стран, а как раз наоборот – эгоистичные интересы государств, от Черного моря находящихся за тысячи и тысячи миль?! 

Казалось бы, по итогам Второй мировой войны вопрос Дарданелл и Босфора был решен раз и навсегда и ко всеобщему благу – проливы должны быть свободны и способствовать мирному течению морской торговли, а не чьим-то военно-политическим амбициям. Так трактует их статус конвенция Монтре от 1936 года, положения которой подтвердили державы-победительницы. Подтвердить-то подтвердили, однако одна держава, точнее, Соединенные Штаты, скоро сколотила военный блок НАТО, а затем втянула туда и Турцию…

Получился парадокс: нейтральный статус черноморских проливов должно было обеспечивать государство – член агрессивного военного блока!

Такое «раздвоение личности» плохо сказалось на состоянии Турции. Не говоря уже про международные последствия для нее, страна и внутренне раскололась на «проамериканцев» и националистов. И этот раскол постоянно подогревал политическую напряженность. Штаты исподволь стимулировали «проамериканцев» и их активность; националисты же, чувствуя, что постепенно проигрывают, искали утешение в религиозном фундаментализме и даже авторитаризме. И те, и другие боролись за влияние на армию, чье политическое значение в таких условиях росло.

Казалось, разрыв элит, спровоцированный даже не самими американцами, а простым служением турок американским интересам, должен был рано или поздно привести к социальному взрыву. Чего и требуется американцам, желающим поставить ослабленную Анкару под свой окончательный контроль, –закупорить Босфор.

И тут появляется Реджеп Тайип Эрдоган и спасает страну от катастрофы, а также от статуса очередной «банановой республики», коих так жадно коллекционирует Америка. Он не военный, а гражданский. Он демократически избранный, но вполне твердый, если не жесткий политик. Он светский человек, но чтит ислам. И, наконец, он умеренный националист, который не готов идти на разрыв с США, однако всегда готов защищать интересы родной Турции. В общем, он идеально сочетает в себе такой набор качеств, который способен спасти страну от раскола и одновременно примирить турок друг с другом.

Мог ли такой политик устроить Соединенные Штаты? Конечно, нет! Эрдоган укреплял Турцию, а значит, делал ее более самостоятельной и… неудобной для Вашингтона.

Что произошло дальше, известно, вплоть до попытки военного переворота со стороны проамерикански настроенных военных. Эрдоган путч подавил, американцы от проигравших путчистов тут же отреклись. Но только на словах. Эрдоган потребовал от них дела – выдачи живущего в Америке проповедника-путчиста Гюллена. Вашингтон того не выдал, а теперь еще и перешел к экономической войне против Турции – пытается санкциями и пошлинами обвалить турецкую национальную валюту. Зачем? Чтобы вызвать недовольство турок против Эрдогана, то есть довершить дело путча иными средствами…

Теперь Эрдоган так отзывается о политике Белого дома: «С одной стороны, вы говорите о стратегическом союзе, с другой – бьете в спину своего партнера. Мы не можем этого принять». Выше мы говорили, что первоначально Эрдоган был не готов к разрыву со Штатами. Теперь Вашингтон всю необходимую подготовку провел сам, и турецкий президент заявляет: «Пока не поздно, опомнитесь! Если ситуация не изменится, она потребует от нас начать искать новых друзей и сторонников».

Вот оно – верное решение! Ведь Черное море – не закупоренная бутылка, а скорее волшебная лампа Аладдина. От того, кто трет ее «горлышко» и с какими намерениями, оно способно выпустить злого или все-таки доброго джинна… Мы – за доброго!



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…

Чем дальше страна находилась от Германии, тем спокойней она себя чувствовала и тем дальше она готова была пойти в рискованной игре с немецким реваншизмом.