Искусство

№24 от 14 июня 2018 года

Талант всегда в цене
Талант всегда в цене

Недавно в руки попала небольшая, но очень интересная книга – «Белорусский след в культуре и архитектуре Москвы», изданная при поддержке Постоянного Комитета Союзного государства в конце 2017 года. Признаюсь, издание стало для меня настоящим открытием. Прочтя приветствие Государственного секретаря Союзного государства Григория Рапоты и бегло просмотрев богатый иллюстрационный фотоматериал, узнала о незнакомом мне ранее факте интеграции российской и белорусской культур. Оказывается, белорусские мастера, знающие секреты западноевропейских школ и прибывшие в Москву во второй половине XVII века после русско-польской войны 1654–1667 гг., внесли особый колорит в культурный облик российской столицы!

Сразу захотелось пройтись по Москве, чтобы, говоря словами Григория Рапоты, найти сделанные белорусами «европейские художественные акценты», которые «не преуменьшили величие древнерусского стиля, но придали Москве нарядность и легкость, способствовали ее украшению!».

Итак, где же сегодня в Первопрестольной можно увидеть «руку белорусского мастера»? Вот что на этот вопрос ответила Лариса Языкович – главный редактор издательства «Белорусская энциклопедия имени Петруся Бровки», выпустившего этот ценнейший «путеводитель по историческим местам» российско-белорусской интеграции.

– Во-первых, наши мастера активно участвовали в оформлении ряда зданий Москвы, в первую очередь Московского Кремля, Новодевичьего и Донского монастырей, уникального Царского дворца в Коломенском, соборов в Никитниках и Измайлово.

Вклад белорусских мастеров можно сегодня увидеть, рассматривая внешний облик и интерьер церкви Николая Чудотворца в Хамовниках, которая украшена белым камнем, поливными красно-зелеными изразцами и керамическими иконами.

Что важно, история сохранила и имена умельцев. Как утверждают архивы, Измайловский собор украшен снаружи знаменитым керамистом из Мстиславля Степаном Ивановым Полубесом. В основе его узоров – знаменитое павлинье око, изображение райских птиц, растительный орнамент.

При этом одна из авторов книги, Ольга Баженова, обращает внимание на схожесть многих сохранившихся зданий, в частности, православных церквей. Например, есть много общего во внешнем облике Свято-Николаевского собора в Могилеве и Новодевичьего монастыря в Москве. Кстати, монахини и сама настоятельница Новодевичьего монастыря XVII века были, как сегодня говорят, «переселенцами» из Оршанского монастыря. Отправившись в Москву, они позвали за собой и мастеровой люд, способный создавать настоящие шедевры.

Ехали в Первопрестольную мастера из Шклова, Дубровно, Копыля, Витебска, Гродно, Минска. У каждого была своя история переезда в столицу Московского царства. К примеру, как говорят первоисточники, плотник Федор был вывезен из Мстиславского повета, столяр Михаил Федоров был приглашен боярином и т. д.

Только в одном приказе оружейной палаты найдены имена около 70 белорусов–«золотые руки». Это и резчики по дереву, и столяры, и плотники, и оружейники, и токари, и станочники, специалисты по золочению, серебрению, инкрустации драгоценными камнями востребованных в те времена доспехов и оружия.

Например, Роман из Могилева, согласно документам Оружейного приказа, был талантливым специалистом по изготовлению протазанов (протазан – копье, наконечник которого с двух сторон был снабжен двумя крылоподобными выступами). Он и его товарищи не раз поощрялись за изготовленные под заказ разные виды оружия и доспехи. Кто – 5 рублями, а кто – и 20-30, что по тем временам было огромными суммами! Одаривали их, как правило, к Пасхе и другим праздникам, к которым заказывались эксклюзивные вещи светского, религиозного и ритуального характера. Изготовленные белорусскими мастерами, они имели свою изюминку – отличались от изделий местных умельцев.

Были среди белорусов и талантливые ювелиры, украшавшие пистоли и топорки, другое оружие, а также церемониальные вещи золочением, насечками из драгоценных камней и декором.

А селили мастеров с восточнославянских земель в слободах,  как сказали бы сегодня, в свободных экономических зонах. Кроме всего прочего там им давались различные преференции и послабления в налогах. Ничего удивительного – как и нынче, талант был в цене!

Первая из белорусских слобод выросла в районе улицы Якиманки – сегодня это центр российской столицы. Наши жили в Старопанской слободе у Воронцова поля, Мещанской, в Замоскворечье. Приехав в Россию, соотечественники оставались здесь навсегда – женились, заводили семьи. Дети не всегда шли по стопам родителей: некоторые открывали лавки, какое-то другое дело.

Самые преданные семейным традициям, обученные резьбе по дереву, оружейному, ювелирному делу либо какой-нибудь другой эксклюзивной профессии, шли на службу царскому двору, богатым боярам. Строили и украшали их терема и дворцы, ковали оружие и доспехи, изготавливали украшения.

Кто не остался надолго в Первопрестольной – уезжали по приглашению бояр и церковного духовенства в другие земли Московского государства. В том числе за Урал, увозя с собой ценные знания и умения. Так, потихоньку, благодаря российским и белорусским мастеровым людям дополнялись внешний облик и интерьер храмов, дворцов, оружия, украшений, ритуальных предметов и вещей домашнего обихода, а заодно менялась и жизнь городов российского государства. Святое дело – взаимопроникновение культур – было благословлено и Богом, и церковью.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В 1976 году всесоюзная премьера песни «Вологда» в исполнении ВИА «Песняры» вмиг привлекла всеобщее внимание к этому городу.

Человека всегда привлекал волшебный мир искусства.

В собраниях художественных музеев, в экспозициях запасников хранится огромное количество неатрибутированных портретов, на которых запечатлены лица тех, кто играл важную роль в истории.

Народный художник Беларуси Иван Миско вместе с коллегой из Китая Хао Шо Мином работают в «четыре руки» над двумя необычными космическими проектами в скульптуре.