Женский клуб

№18 от 03 мая 2018 года

Не соперница, а подруга?
Не соперница, а подруга?

Кто придумал миф о том, что любой мужчина рано или поздно идет «налево»? Ну разве так можно – всех под одну гребенку? Люди ведь разные топают по земному шарику: со своими вкусами, лицами, взглядами, воззрениями и умами… К тому же всякая нормальная женщина, муж которой подгульнет, сразу это вычислит и наставит его на путь истинный...

Так думала Лиля, имевшая за плечами любимого Валика и двадцать лет совместной жизни. Вообще, семью Курганцевых воспринимали как образцово-показательную: все так, как должно быть в семейных романах со счастливым концом, как будто прямо с них писали.

Жизнь Лили и Валика в последние годы своей предсказуемостью и размеренностью напоминала чем-то календарь: ага, вот 8 Марта – празднуем, вот приближается лето – едем на отдых, там бархатный сезон, там заморозки, не за горами и Новый год…. Все по графику. Все по расписанию. Дом, машина, квартира куплены, дети в институт устроены… О чем мечтать? О чем тужить? Живи да кайф лови! В принципе, Курганцевы так и поступали. Однажды подруга Лили, зловредная Наташка, работавшая на фирме у Валика бухгалтером, произнесла по пьяни:

– А я вот не верю твоему. Не родила еще природа-мать верного мужика!

– У тебя что, факт измены в бухгалтерских документах зафиксирован? – посмеялась Лиля.

– Нет, но интуиция подсказывает: что-то не того. Моя новая замша, Ольга, когда от шефа выходит, светится от радости. Да и он на нее смотрит не просто как на подчиненную. А в последние дни Олечка-то наша завела моду: задерживаться после работы.

– Да, Валик стал задерживаться. Причем давно. Но я все на рабочие моменты списывала, – насторожилась Лиля. –  Неужели ты думаешь?..

– Допускаю… Вполне... Хотя Оля – женщина приличная. Нелегкой судьбы. Двоих детей сама, без мужа подняла. Долгое время за мамой, прикованной к постели, ухаживала. В общем, столько бед перенесла. Мало ли что теперь в голову ей стукнуло – вдруг захотелось обычного бабьего счастья?

После этого разговора Лиля призадумалась. Она стала пристальней всматриваться в лицо Валика и ей казалось, что в нем читалась некая тайна, некий неуловимый подтекст. Прожив с человеком 20 лет, она, казалось, чувствует его всеми фибрами души: нет, в последние месяцы действительно все не так. Не тот Валик – хоть убей! И однажды она попросила Лильку подложить под документы диктофон. Естественно, включенный. Верная подруга так и сделала. Благо ее стол и стол Ольги стояли впритык друг к другу.

И вот уже запись в руках «заговорщиков». Девчонки устроились на цветущем балконе и стали слушать все, что записало это чудо техники. Буквально после двух-трех минут разговора можно было понять: да, записан разговор двух не просто влюбленных людей, а одержимых своей страстью, этим непонятным и немного больным чувством.

Оказывается, Лиля даже не догадывалась, что творилось в душе влюбленного джигита. Она была в шоке! Да и Ольга, несмотря на душевные сомнения и терзания, похоже, отдалась чувству. Из разговора было ясно, что мужчина и женщина встречаются вот уже месяца два, и, по всей видимости, тормозить на дороге любви никто из них не собирается.

Лилия предалась истерике. Она кричала, плакала, ругалась нецензурно и грязно. Наташка уже была не рада, что затеяла эту аферу.

Прошел день, другой. Лиля в присутствии супруга делала вид, что ничего не произошло. А сама приняла решение: поговорить с Ольгой. Когда Валик уехал в командировку, она позвонила Оле и пригласила в кафе. Та, похоже, все поняла.

Женщины сели за уютный столик, заказали вина. И Лиля так просто, по-доброму спросила:

– Ты его правда любишь?

– Люблю, – так же искренно ответила соперница.

– Понимаю, что никто из нас без боя не отдаст этого мужчину. Нет-нет, не оправдывайся, не говори, что ты святая. Валик достоин, чтобы за него шли бои. Самые кровопролитные, – Лилька от вина, которое выпила на голодный желудок, опьянела и продолжала говорить. – Но раз так получилось, значит, так и надо. Я вижу, ты нормальная, красивая, но несчастная женщина. Ну почему, почему тебе Всевышний не дал хотя бы пять, десять лет счастья? Я ведь 20 лет в удовольствие прожила! Хотя о чем я говорю? Все равно бедные мы, бабы… Их, гадов, меньше. А нас, таких идеальных, красивых, умных, – ну просто завались. Итак, я приказываю: моего Валика не обижать! И не бросать! Пусть нас будет двое. А там – как судьба решит. Только ему ни о чем не говори. И если честно, не знаю, поставь я ему сейчас ультиматум, кого он выберет: тебя или меня. Знаю, что в любом случае Вальке будет тяжело.

Оля опустила глаза, а потом взяла платочек и начала утирать слезы Лильке. Та обняла ее крепко-крепко и тоже разрыдалась. Окружающие косились на подвыпивших женщин и улыбались: им было невдомек, что, по сути, эти объятия – объятия двух чуть ли не врагов, двух соперниц. Но женщинам в тот момент было плевать на весь мир, ведь речь шла о самом главном человеке в их жизни. А Валик в это время решал свои дела в командировке и даже не подозревал о том, какие страсти-мордасти кипят дома.

Но самое удивительное в этой истории то, что Лиле и Ольге действительно удалось… договориться. Они решили оставить все как есть. Пусть время  рассудит. И вот уже прошло почти три года, ситуация не меняется: Валик остается примерным семьянином и хорошим любовником. Лиля и Ольга не стали лучшими подругами, но приятельницами их назвать можно. Они периодически перезваниваются, а иногда встречаются в кафешке: пожаловаться друг другу на Валика и обсудить житейские дела. Се ля ви, как говорят французы!

Ангелина СВЕТЛОВА



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Щенок не нужен?.. Очень, очень нужен! В хозяйстве все сгодится. Это моя подружка Катя так решила накануне Нового года.

Недавно мы подали документы в загс. В декабре свадьба! Мне кажется, зима – лучшее время для того, чтобы отпраздновать это торжество. Отгуляли – и в теплые края, в свадебное путешествие.

Уснула я вчера под мотивационный фильм «Секрет». Это типа про то, как человек силой своей мысли может влиять на окружающую действительность.

Наверно, многие из читателей «7 дней» еще помнят времена, когда женщина, которая не вышла замуж до 25 лет, воспринималась в обществе как неудачница, а та, что самостоятельно воспитывала ребенка, носила унизительное звание матери-одиночки. Для того чтобы не остаться «старой девой», девушки спешили выйти замуж, еще будучи студентками.