Память

№12 от 22 марта 2018 года

Их пепел стучит в наших сердцах
Их пепел стучит в наших сердцах

22 марта исполнится 75 лет с того дня, как гитлеровские каратели уничтожили белорусскую деревню Хатынь, сожгли заживо и расстреляли почти всех ее жителей  – 149 человек, в том числе 75 детей. Об этом известно, кажется, уже все, а название небольшого населенного пункта стало нарицательным.

Как это было

22 марта 1943 года для восстановления поврежденной партизанами связи между Плещеницами и Логойском были направлены два взвода 1-й роты 118-го полицейского охранного батальона. Подразделения попали в засаду, организованную партизанами отряда «Мститель» бригады «Дяди Васи» (позднее – бригада «Народные мстители» имени В. Т. Воронянского). В завязавшейся перестрелке был убит любимец фюрера гауптман Ганс Вельке – чемпион летних Олимпийских игр 1936 года в Берлине по толканию ядра.

Для преследования партизан каратели вызвали помощь. Одновременно по приказу командира охранного взвода карателей В. Мелешко были арестованы жители деревни Козыри, которые занимались вырубкой леса недалеко от места засады и были заподозрены в связях с партизанами. Вскоре из Логойска прибыла часть батальона «Дирлевангер», а из Плещениц – дополнительные подразделения 118-го полицейского батальона. Арестованные местные жители, решив, что их будут расстреливать, стали разбегаться. Каратели открыли стрельбу. Было убито 26 человек, некоторые получили ранения.

После расправы над жителями Козырей полицейские и эсэсовцы направились в Хатынь. Фашисты ворвались в деревню, завязался бой, в котором погибли три партизана, пять были ранены. Под давлением превосходящих сил противника партизаны отошли. Каратели не стали их преследовать, а в ярости окружили деревню Хатынь. Прикладами автоматов поднимали с постели больных, стариков, не щадили женщин с маленькими и грудными детьми. Когда все жители деревни были в колхозном сарае, оккупанты обложили его соломой, облили бензином и подожгли. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом, люди бросились бежать, но тех, кто вырвался из пламени, фашисты хладнокровно расстреливали из автоматов и пулеметов. Одновременно были подожжены и все жилые дома деревни Хатынь. В тот день погибло 149 мирных жителей, среди которых насчитывалось 75 детей, не достигших 16-летнего возраста. Из находившихся в сарае детей в живых остались семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. Из взрослых жителей выжил лишь 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский. Среди трупов односельчан он нашел своего сына, который был смертельно ранен и скончался на руках у отца. Этот трагический момент положен в основу создания единственной скульптуры мемориального комплекса «Хатынь» – «Непокоренный человек».

Колокола Хатыни

17 января 1966 года Президиум ЦК КПБ принял решение об установлении мемориальных знаков на месте сожженной деревни. Архитектурно-скульптурный комплекс «Хатынь» построен в Логойском районе в 54-х километрах от Минска. Строить мемориал помогал весь Советский Союз: гранит был привезен с карьеров Украины, белый мрамор – из России, более двадцати советских заводов отливали колокола, делали урны для захоронения праха сожженных.

Торжественное открытие мемориального комплекса состоялось 5 июля 1969 года во время празднования 25-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Известный советский поэт Андрей Дементьев посвятил этому событию стихотворение «Колокола Хатыни»:

Теперь Хатынь – вся из гранита –
Печально трубы подняла…
Скрипят деревья, как калитка, –
Когда еще здесь жизнь была.
Вновь иней на деревьях стынет.
По синеве, по тишине
Звонят колокола Хатыни.
И этот звон болит во мне…

Авторы комплекса – белорусские архитекторы Ю. Градов, В. Занкович, Л. Левин, скульптор С. Селиханов – в 1970 году удостоены Ленинской премии в области архитектуры.

Мемориальный комплекс площадью 50 гектаров сохраняет планировку бывшей деревни Хатынь и состоит из отдельных фрагментов. В центре комплекса возвышается бронзовая скульптура «Непокоренный человек». Рядом – сомкнутые гранитные плиты, символизирующие крышу сарая, в котором немецко-фашистские каратели сожгли жителей деревни. На братской могиле из белого мрамора – Венец памяти, на одной стороне со словами живых погибшим. На другой – запечатлен наказ мертвых живым, автором которого стал уроженец Логойщины, народный поэт Беларуси Нил Гилевич: «Люди добрые, помните: любили мы жизнь и Родину нашу, и вас, дорогие. Мы сгорели живыми в огне. Наша просьба ко всем: пусть скорбь и печаль обратятся в мужество ваше и силу, чтобы смогли вы утвердить навечно мир и покой на Земле. Чтобы отныне нигде и никогда в вихре пожаров жизнь не умирала!».

Бывшая улица деревни выложена серыми плитами под цвет пепла. В тех местах, где когда-то стояли хаты, поставлено 26 обелисков, напоминающих печные трубы, опаленные огнем, и столько же символических венцов-срубов из бетона. На Кладбище деревень – урны с землей 186 деревень Беларуси, сожженных оккупантами вместе с жителями. Над кладбищем день и ночь звонят Хатынские колокола. Под их реквием поднимается Стена памяти, в нишах которой находятся плиты с названием 66 лагерей смерти и мест массового уничтожения мирных граждан и военнопленных Беларуси. Завершает мемориал площадь Памяти, в центре которой растут три березы, символизирующие жизнь, на месте четвер-
той – Вечный огонь, символ погибших в годы войны жителей Беларуси. Рядом – Дерево жизни со списком 433 деревень, сожженных оккупантами и возрожденных после войны.

Запомни и отомсти!

В газете «Ленинец» № 3 за 5 апреля 1943 года Плещеницкого РК КП(б)Б и Н-ского партизанского отряда размещена статья под названием «Запомни и отомсти!» о трагедии Хатыни. Горестная история белорусской деревни легла в основу произведения белорусского писателя Алеся Адамовича «Хатынская повесть». Книга, в свою очередь, послужила основой сценария для двухсерийного художественного фильма «Иди и смотри» советского режиссера Элема Климова, снятого в жанре военной драмы совместными усилиями киностудий «Беларусьфильм» и «Мосфильм» к 40-летию Победы в Великой Отечественной войне.

В 1979 году белорусские писатели Алесь Адамович, Янка Брыль и Владимир Колесник издали документальную книгу-память «Я из огненной деревни…», в которой помещены рассказы более трехсот непосредственных свидетелей хатынских трагедий.

В зале «Нацистский оккупационный режим в Беларуси. 1941-1944 гг.» Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны доминантой является инсталляция «Сожженные деревни», посвященная самым трагическим событиям в истории белорусского народа. В экспозиции представлены также обгоревшие бревна и остатки хозяйственного инвентаря из Хатыни.

Николай ШЕВЧЕНКО



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

От военной форма ребят у Поста №1 отличается только золотым шитьем и парадными аксельбантами. В зависимости от сезона ребята примеряют легкие кители и береты или теплые зимние шинели и шапки.

Недавно я посетил места, где родился и где прошло мое детство, места, с которыми связаны самые добрые и нежные воспоминания жизни – деревню Симоново Толочинского района Витебской области.

Известная песня о солдатах, превратившихся в белых журавлей, любима многими. Ведь никакой другой образ или сравнение не подойдет лучше для тех, кто не вернулся с кровавых полей...

Неделю назад осуществилась моя давняя мечта: увидеть Минск с высоты полета вертолета. Глядя в окошко на удаляющуюся землю, я неожиданно подумала: точно такой же холодной порой первые советские части пересекли советско-афганскую границу в декабре 1979 года.