150 золотых маршрутов моей Беларуси

№10 от 08 марта 2018 года

Речица
Речица

Авторский проект
художника, реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

В сентябре 2006 года СМИ Беларуси сообщили о сенсационной находке – оказывается, на территории Светлогорского района на месте деревни Королева Слобода в XVII веке стоял город Казимир. И не просто город!

Он, обладающий Магдебургским правом, имел самоуправление и свой герб!

В августе в Королевой Слободе начались археологические раскопки по поиску города Казимира, стоявшего на берегу реки Березина в середине XVII века. Раскопки подтвердили наличие на предполагаемом месте расположения города культурного слоя земли. По словам ученых, итоги раскопок давали основание утверждать, что на месте деревни Королевская Слобода когда-то в самом деле размещалось городское поселение.

Город этот нашли практически случайно. В 2001 году доктор исторических  наук профессор кафедры истории Беларуси и политологии Белорусского государственного технологического университета, член Геральдического совета при

Президенте Сергей Рассадин был приглашен с докладом в Варшаву. Там ученый посетил Главный архив древних актов, профессора интересовал богатейший Несвижский архив Радзивиллов, который по договору 1921 года был передан Польше. Просматривая «Каталог пергаментов Несвижского архива», он наткнулся на грамоту, написанную в 1643 году от имени королевы Речи Посполитой Цецилии Ренаты.

В первых строках текста говорилось: «привилей городу Казимиру в старостве Бобруйском...» «Я еще раз это перечитал и не поверил своим глазам, – вспоминал Рассадин. – Ни я, да и, похоже, никто из белорусских историков не знал до сих пор никакого города Казимира на реке Березине в старостве Бобруйском»…

Что же случилось с городом? В своих публикациях историки и журналисты несколько размыто говорят: «Исчез во время войны 1654–1667 годов между Москвой и Речью Посполитой». 

Увы, Казимир – это только крупица той белорусской Атлантиды, ушедшей тогда в небытие.  

Продолжаем путешествие по Гомельской области и побываем на месте, где когда-то стоял Казимир.

Речица

Успенский собор.

Первые упоминания о Речице в Новгородской летописи относят к 1213 году, когда укрепленный город был захвачен Мстиславом Мстиславовичем Удалым во время его похода на Киев против Всеволода Святославича Черного. На протяжении XI–XIII столетий Речица принадлежала в основном киевским и черниговским князьям. В конце XIV века городом владел великий князь литовский Витовт (1392–1430), который построил здесь укрепленный замок, простоявший более двухсот лет и сожженный казацкими отрядами Золотаренко в 1654 году.

Жилой дом.

В 1634 году речицкий староста Александр Слушко возвел в городе доминиканский монастырь и костел при нем. Здесь была открыта первая библиотека, насчитывавшая 270 томов. Обитель просуществовала до 1831 года. Бездействующий костел стал потихоньку ветшать. Новый храм в Речице построили в 1903 году. Он – яркий пример неоготической архитектуры начала XX века. Первая православная церковь, получившая название Воскресенской, существовала в городе с конца XI века. Впоследствии ее заменил Свято-Успенский собор, освященный в 1872 году.

Речицкий костел.

Ямполь

Церковь Иоанна Богослова.

В деревне в превосходном состоянии сохранилась деревянная церковь, построенная в неорусском стиле в 1902 году. Храм возведен в честь святого апостола Иоанна Богослова. При постройке святыни использовали типовой проект. Над притвором – изящная колокольня.

Королева Слобода

Крест на месте, где был город Казимир.

Согласно исследованиям, деревня возникла на месте города Казимир. В некоторых документах Казимир, существовавший до 1655-го, упоминается как Казимирова Слобода, Королевская Слобода.

Паричи

Здание постоялого двора.

Первое письменное упоминание о Паричах найдено в составленном в 1639 году «Инвентарном списке» Бобруйского староства, в состав которого и входила эта небольшая деревенька.

В XVIII веке это уже местечко. В самом конце XVIII века деревня полностью сгорела.  5 апреля 1797 года, в день коронации императора Павла I, – заново отстроенный после пожара Паричский двор пожалован в вечное и потомственное владение адмиралу Петру Ивановичу Пущину. Только чуть более ста лет Паричи были собственностью знаменитой российской семьи. После смерти адмирала усадьба перешла его сыну генерал-лейтенанту и сенатору Ивану Петровичу Пущину. И первое, что он сделал, – вместо старой ветхой церквушки построил православный храм во имя Святого Духа.

В 1842 году родовое имение переходит по наследству отставному капитану Михаилу Ивановичу Пущину. Тому самому, в судьбе которого драматическую роль сыграло восстание декабристов. Хоть он и не был, в отличие от своего брата Ивана, членом Северного тайного общества, но избежать заключения в Петропавловскую крепость ему не удалось.  Михаил и Мария Пущины похоронены рядом с построенной ими каменной церковью.

Во время Великой Отечественной войны  практически все Паричи были уничтожены. Из достопримечательностей остались дома рядовой застройки, здания постоялого двора и духовного женского училища, корпус больницы (все – начала XIX века).

Переделка

Усадебный дом.

С XVII века большая часть Лоевщины с окрестными землями и лесами, включая Переделку и соседний Сутков, была наследственным владением семьи Юдицких. На протяжении веков деревня переходила по наследству в пределах рода. Муж одной из наследниц в начале XIX века и построил в  поместье усадебно-парковый комплекс.  В бывшей усадьбе сейчас находится Сутковский детский сад – средняя школа.

Мольча

 Ветряная мельница.

В живописном уголке, среди не тронутой цивилизацией природы, в урочище Николин Остров, недалеко от поселка Мольча находится единственная в Беларуси действующая ветряная мельница, которая является памятником деревянного зодчества ХIХ века. Она относится к  ветряным мельницам шатрового (голландского) типа с двумя жерновами. Датируется 1883 годом. Старая мельница является визитной карточкой агроусадьбы «Хутор Николин Остров».

Холмеч

Церковь Александра Невского.

Обнаруженные археологами курганы XI века свидетельствуют о заселении этих мест с давних времен.  В XVI–XVII веках принадлежала Воловичам.

До 1941 года в деревне находилось два храма. Один в честь Святого благоверного князя Александра Невского, а другой в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Во время войны церкви были полностью разрушены. В 1992 году приход был возобновлен. Усилиями прихожан бывшая больница реконструирована под храм святого благоверного князя Александра Невского.

Лоев

Дом купца Наума Долгина.

Укрепленное поселение на правом высоком берегу Днепра, в центре со-временного Лоева, возникло в раннем железном веке. В V в. до н. э. – II в. н. э. на городище проживали племена милоградской и зарубинецкой культур. В X–XIII вв.  на месте городища была построена крепость, а затем городок. Первое письменное упоминание о древнем Лоеве связано с городищем, названным в Хронике Быховца Лоева Гора. Из достопримечательностей до наших дней дошли купеческие дома рядовой застройки (1874 год)  по улице Советской и Ленина.

Легенда от автора проекта

Письмо в прошлое

На чердаке было темно и немного жутковато. Света, проникающего из небольшого окошечка в дальнем фронтоне, было недостаточно, чтобы разглядеть, куда ступает нога и что лежит рядом. «Ну, як там справы? – послышалось снизу. – Я, каб там быў, то хутка знайшоў бы, але ногі баляць: туды яшчэ як залезу, а вось назад спусціцца, баюся, – ня здолею».

Я успокаивал хозяина: «Думаю, что сейчас все найду, только вот глаза к темноте привыкнут». И правда, через минуту-другую из мрака чердака стали проступать ребра стропил, несколько небольших сундуков, разобранная металлическая кровать, стопки старых газет и журналов. Наконец, я увидел тот предмет, за которым сюда поднялся. Он лежал на краю крышки одного из сундуков, покрытый плотным слоем пыли. Это был старенький, в толстом зеленом переплете альбом с пожелтевшими фотографиями.

Дедушка Костусь сразу принял его из моих рук, как только я спустился по лестнице. Жестом руки позвал меня за собой в комнату. В доме было очень аккуратно, хотя его хозяйка покинула этот свет лет десять назад.

– Не магу інакш, – как будто оправдывался старик, – Прывучыла мяне Зося за столькі гадоў, вось я і прытрымліваюся завядзёнкі, як быццам яе тут клопат ёсць.

Рассматриваем старые снимки, терпеливо жду, когда дойдет очередь до того, ради которого меня заставили приехать сюда. И вот хозяин дома аккуратно поддевает обложку альбома перочинным ножом и из потайной щели  тем же ножом вытаскивает на свет божий сложенный вчетверо желтый-прежелтый лист бумаги.

– Маёнтак тут у нас быў прыгожы... – начал свой рассказ дедушка.

В имении отец его служил стельмашником, дядька родной дослужился до главного конюха. Хозяин этого имения в основном жил в Польше, но часто наведывался в это владение, особенно в летнее время. Во время отсутствия хозяина заведовал всем его помощник, который здесь и жил с семьей. Кроме двух сыновей, у него еще были и две дочери. Так вот младшей из них и было написано когда-то это письмо.

Познакомились дети сразу, как только семья управляющего поселилась в имении в старом каменном доме. Не помнит дед Костусь, чтобы кто-то из родителей его или семьи управляющего были против дружбы детворы. Так и соседствовали, проводя время в занятиях разных и играх.

И вот однажды младшая дочь управляющего, а звали ее Мирра, узнала, что Костусь и его братья не умеют ни читать, ни писать. Это сильно ее удивило,  и девочка сразу же предложила их научить чтению. Старшие братья Костуся сразу отказались, сказав, что некогда им сидеть с карандашом, в хозяйстве дел невпроворот, отцу помогать надо, а брат их, пока мал еще, пускай занимается, если на то у него охота есть. Родители тоже не противились.  Особенно мать одобряла, говорила, что и дальше учиться отправит, когда денег поднакопится. И стали Костусь с Миррой
азы чтения постигать, буквы разные читать да в слоги складывать. А дружба их детская незаметно переросла в светлую и чистую любовь. За грамматикой и письмом незаметно прошла осень, а потом и холодная зима. С начала весны Костусь сносно читал по слогам и даже, пусть еще неумело, выводил кое-какие слова на бумаге. Но все изменилось буквально в течение суток...

(Продолжение следует).



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике


У лесе, у зялёнай імжы
Затуленыя вякамі
Каменныя стынуць крыжы
З адсечанымі рукамі.
Калі багоў даўніны Хрысьцілі –
Адцялі рукі,
І сталі крыжамі яны,
Сакральныя помнячы рухі.
Тут часу зацішна яшчэ.
Зьбіраюцца здані з адхонаў.
І камень сьцюдзёна пячэ
Сузор’е паганскіх пісьмёнаў.
Рыгор Барадулiн


Целина Розалия Леонарда Боженцкая (в девичестве – Хлюдинская) была причислена к лику блаженных в 2007 году. У этой женщины удивительная судьба: о ней знают во всем мире, но она не известна своим соотечественникам-белорусам. Родилась Целина в 1833 году в семье состоятельных землевладельцев, живших тогда в имении под Оршей.

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.