В центре внимания

№2 от 11 января 2018 года

Небо в биткоинах
Небо в биткоинах

Совсем скоро, в конце марта, юрлица да и обычные граждане, а также те, кто имеет «чуйку», где можно заработать, через платформы, созданные резидентами Парка высоких технологий, смогут создавать виртуальные кошельки, выходить на виртуальные биржи и обменники криптовалют. Кстати, уже ОАО «БелАЗ» - управляющая компания холдинга «БелАЗ-Холдинг» рассматривает предложения о реализации продукции за криптовалюту.  О том, какие новые возможности появятся у нас после вступления в силу Декрета № 8 «О развитии цифровой экономики», рассказывает генеральный директор Объединенного института проблем информатики Национальной академии наук Беларуси
Александр Тузиков.

Готовить ли виртуальные кошельки?

– Документом вводится ряд мер по развитию цифровой экономики, введению в обращение в Беларуси криптовалют. Начинается использование блокчейн-технологий. С одной стороны, это упростит работу многих областей жизни общества и финансовых рынков, с другой – от нас потребуются дополнительные знания и необходимость учиться.

Согласно декрету расширение сферы деятельности резидентов Парка высоких технологий открывает новые возможности для научных организаций. Теперь и научные институты могут быть резидентами ПВТ, что дает определенные преференции. Вместе с тем, для таких организаций, как наш институт, который мог бы стать резидентом ПВТ, барьером для работы в качестве резидента является бюджетное финансирование, с которого нужно перечислять процент администрации Парка. Урегулирование этого вопроса повысило бы шансы научных организаций воспользоваться преимуществами Парка высоких технологий.

– Интернет шумит о небывалых возможностях ферм по добыче криптовалют. Учитывая, что, с одной стороны, сегодня за 1 биткоин дают $13-14 тыс., а с другой – что в стенах института проблем информатики находится суперкомпьютер, может ли Объединенный институт проблем информатики стать фермой для добычи денег для страны – биткоинов?

– Суперкомпьютер нельзя использовать как ферму. Он был разработан для других задач. На нем мы занимаемся трехмерным моделированием и решением различных задач в области компьютерного моделирования в ряде отраслей, в том числе в машиностроении. Да, наши суперкомпьютеры также имеют графические карты, но не те, которые могут эффективно использоваться для зарабатывания криптовалют.

Создание ферм требует специализированного обеспечения. Разные криптовалюты предполагают использование различных программно-аппаратных средств, наиболее эффективных для них.

Майнинг криптовалют – сфера новая. Нужно понимать, что здесь возможно использование чистых денежных средств, но сюда могут прийти и деньги, заработанные в теневом бизнесе – специалисты должны знать, откуда они придут… Одно дело, когда майнингом занимается физлицо, и совсем другое – когда государственные организации.

– А если государство поставит задачу создать виртуальный талер?

– Ее придется решать комплексно. Думаю, что правильнее будет сделать специальные вычислительные устройства, ориентированные под конкретные алгоритмы блокчейн-технологий. А просто использовать любые вычислительные мощности, и тем более суперкомпьютера, будет неэффективно.

– Есть ли в Беларуси фермы для майнинга криптовалют?

– Мне такая информация неизвестна. Отдельные физические лица уже занимаются майнингом и зарабатывают на данной процедуре, даже конвертируют криптовалюты в доллары и рубли.

– А сколько нужно иметь компьютеров, чтобы заниматься майнингом, и нужны ли для этого IT-знания?

– Чтобы заниматься майнингом, не обязательно быть IT-специалистом. Можно начать с покупки одного компьютера со специальной графической картой, загрузить в него необходимое программное обеспечение. Специалисты настроят такой компьютер, подключат его к сети – и он станет работать почти самостоятельно. Однако я не могу сказать, какой доход принесет такая деятельность владельцу компьютера.

– Достаточно одного аппарата?

– Да, но это не значит, что вы сможете с запуском процесса майнинга стать очень богатым. Те, кто серьезно занимается этим делом, имеет серьезные ресурсы. Другие объединяются с такими же желающими заработать на этой новой возможности. Но нужно помнить: потребуются не только технические мощности, но и серьезное потребление электроэнергии.

– Есть ли в Беларуси специалисты по криптовалютам? В каких вузах их готовят и готовят ли их на факультете прикладной математики БГУ, где вы читаете лекции?

– Сотрудники Объединенного института проблем информатики читают в БГУИРе и на факультете прикладной математики БГУ различные курсы, в том числе и связанные с защитой информации. На факультете прикладной математики БГУ есть НИИ прикладных проблем математики и информатики, который занимается вопросами криптографической защиты информации. В частности, НИИ разрабатывает криптографические стандарты Республики Беларусь (кстати, в марте 2018 года Институт повышения квалификации и переподготовки кадров БНТУ запустит первый в Беларуси заочный курс переподготовки по специализации «Криптовалюты и деривативы». Набор на обучение уже закрыт. – Прим. авт.)

Новые возможности

Компания SoftClub – старожил на отечественном IT-рынке. Она появилась еще до создания Парка высоких технологий. С ее генеральным директором Владимиром Сиротко мы встречались 12 лет назад, накануне принятия Декрета № 12 «О Парке высоких технологий» от 22 сентября 2005 года, который стал важным стимулом для роста IT-отрасли. Сегодня мы попросили Владимира Григорьевича оценить роль законодательных инициатив в становлении отрасли и ее роли в жизни страны.

– IT-отрасль – это лидирующая, хорошо развивающаяся сфера всей мировой экономики. Первый декрет сыграл огромную роль для всего белорусского IТ-общества, сократил отток талантливой молодежи, которая осталась работать дома, в родных компаниях Парка высоких технологий. В результате если на старте годовой объем экспорта IТ-компаний Беларуси давал $25 млн, то уже в 2018 году, согласно прогнозам, он составит более $1 млрд. Да, у отечественного машиностроения (или сельского хозяйства) зарубежные продажи будут побольше, но ведь машиностроители закупают за валюту металл, материалы, комплектующие, в результате маржа в этих отраслях – 10-15%. А $1 млрд IT-предприятий – это чистые деньги: зарплата сотрудников, налоги, прибыль. Сегодня услугами 192 предприятий Парка высоких технологий пользуются заказчики порядка 90 стран мира.

– Владимир Григорьевич, а какие важнейшие конкурентные преимущества получат айтишники от Декрета №8 «О развитии цифровой экономики», который для юрлиц вступает в силу в конце марта 2018 года?

– Любой заказчик заинтересован в том, чтобы получить комплексный пакет услуг. Ему на выходе, условно говоря, нужен готовый костюм! Он не хочет иметь дело вначале с тем, кто кроит брюки, потом с тем, кто кроит пиджак, а также с теми, кто все это сошьет и пришьет пуговицы. Теперь каждый резидент парка сможет оказывать полный спектр IT-услуг, то есть «сшить костюм» полностью самостоятельно. Новый декрет дает возможность прийти в ПВТ компаниям, бизнес которых не соответствовал требованиям прежнего законодательства. Это увеличит приток IT-специалистов: их по-прежнему не хватает и потребность, согласно прогнозам, не уменьшится.

А еще наш Парк высоких технологий превращается в финансовый центр. Декрет открывает новые возможности для электронного бизнеса, им вводятся в обиход такие понятия, как блокчейн-технологии, криптовалюта, токен и так далее.

– Будет ли ваша компания зарабатывать на криптовалюте? Может, откроет ферму по майнингу биткоинов или других валют?

– Блокчейн-технологии – это не только криптовалюты, но и новые возможности IТ-компаний, что, возможно, еще более важно. Наша компания майнингом не занимается и не будет. Однако другие резиденты ПВТ с 27 марта смогут при необходимости обратиться к этой технологии заработка: запускать специальные электронные устройства и получать за их аренду биткоины или другие криптовалюты.

– Могут ли рядовые граждане включаться в майнинг?

– Конечно, можно купить один компьютер и ждать, пока что-то «свалится» за его использование в схеме майнинга. Но это то же самое, что играть в спортлото или в казино. Либо положить 10 рублей на депозит. Хорошие заработки в майнинге могут дать только большие объемы такого оборудования.

– Говорят, что для майнинга криптовалют требуется много электроэнергии, а Беларусь вскоре запустит свою АЭС. Может ли государство на этом заработать?

– Попытаться можно. Но будет ли экономически выгодно, я не готов сказать. У китайцев найдется больше дешевых компьютеров, чем у нас. А вот на более сложных IT-услугах с использованием криптовалют, если мы будем первыми в этом направлении эффективно развиваться, возможно, экономика и государство получат выгоду.

– А что вы думаете о создании национальной криптовалюты, к примеру талера?

– Ценность криптовалюты зависит от доверия. Возьмите доллар США. Доверие к национальной валюте – абсолютное: с долларами куда ни приедь – везде возьмут. Если и мы сможем убедить рынок, что наша криптовалюта достойна, ее будут покупать, а курс на международных биржевых торгах вырастет, а не будет доверия – не будет на нее и спроса.

– Ваша компания работает с банковскими продуктами. Может ли случиться так, что криптовалюты заставят банки вообще исчезнуть с рынка?

– Банки будут. И даже тогда, когда не станет реальных денег, а будут только криптовалюты. Да, банков будет меньше и, возможно, они обретут другую форму, но все равно должны оставаться некие посредники, дающие нам гарантии и финансовые услуги. Не может все строиться на технологиях блокчейна и чистом доверии – такое представить сегодня очень сложно...

Сейчас существует ряд международных банковских стандартов по контролю за движением незаконного капитала клиентов, причастных к террористическим организациям и т. д., но на рынке обращения криптовалют (биткоинов) таких ограничений нет. Но мне кажется, что они обязательно появятся в будущем.

В нашей стране после 27 марта физлицам уже можно будет законно работать с криптовалютой, покупать, продавать ее, заработают криптообменники, криптобиржа… Но рано или поздно все равно обществу придется накладывать на эти действия какие-то ограничения и допконтроль. Бесконтрольность привлекательна для преступных действий и иных вещей. Однозначно, государством все это будет как-то отрегулировано. Какими будут эти правила, возможно, чисто электронного характера либо издадутся реальные законы – покажет время.

Прогнозы

– Некоторые эксперты финансового рынка считают, что биткоин – это виртуальная пирамида а-ля «МММ» Мавроди. Вы согласны с ними? И есть ли у вас в вашем виртуальном кошельке хотя бы один биткоин?

Владимир Сиротко:
– Не совсем согласен. Возможно, все отрегулируется и вместо нынешних денег мы в будущем будем пользоваться криптовалютами. Но такого курса, как $14 тыс. за 1 биткоин, однозначно не будет. Это спекулятивный курс. Да, сегодня биткоин – раскрученные IT-деньги, но в какой-то момент за них могут не дать и ломаного гроша: рынок постоянно меняется и зависит от многих составляющих.

Пока же о криптовалютах говорят как о деньгах серого рынка: их никто не видит, но они есть. С другой стороны, в них заложена технология доверия: любая транзакция по движению криптовалют отражается на многочисленных узлах системы. С третьей стороны, нет пока юридического подтверждения их существования: общество еще не готово дать какие-то юридические гарантии даже сверхдорогой криптовалюте.

Но все может быть. Ведь прежде мы ходили без мобильников, а сейчас они заменяют нам и деньги, и кошельки, и фотоаппараты, и газеты. Точно так же и криптовалюты могут совершенствоваться, но по какому сценарию пойдет их развитие, еще не известно.

Я по натуре человек не азартный: три раза был в Монте-Карло в самом крутом казино, но ни разу не сделал ни одной ставки. У меня также пока нет биткоина.

Александр Тузиков:
– Пока у меня нет ни одного биткоина. В их надежности нет уверенности даже у специалистов рынка криптовалюты... Да, его курс может расти, но и есть большая вероятность того, что он может рухнуть.

Беларусь находится только в начале использования криптовалют, преимущества которых в том, что они упрощают сделки купли-продажи. Одна сторона перечисляет деньги другой без банков и прочих посредников. При этом все сделки – открытые. Все транзакции видны и прозрачны… Но вот технологию того, как эти сделки будут отслеживать налоговая и другие органы, я не знаю, а контроль за такого рода сделками обязательно должен быть, иначе преимуществами блокчейн-технологий воспользуется теневой бизнес. А в этом нет ничего хорошего.

IT-словарик

Биткоин

Bitcoin – электронная криптовалюта, созданная неким программистом (или группой) под псевдонимом Сатоши Накомото в 2008 году. В 2009-м сеть биткоин была запущена и добыты первые виртуальные монеты, а программный код, который отвечает за работу всей системы, был выложен в свободный доступ. Еще проще: биткоин – это единица информации, определенный отрывок компьютерного кода, выражающийся в математических вычислениях компьютерных мощностей.

Блокчейн

Это публичная база всех транзакций, когда-либо совершенных в системе Bitcoin или других валют на базе технологии блокчейн. Используя эту базу, каждый пользователь имеет возможность узнать, какое количество криптовалюты, оперируемой в ее блокчейне, принадлежало какому-либо конкретному адресу (кошельку) определенный отрезок времени. База поддерживается с помощью распределенных усилий множества майнеров.

Майнинг

От англ. mining – добыча полезных ископаемых – это деятельность по поддержанию распределенной платформы (способ решения трудоемких вычислительных задач с использованием нескольких компьютеров) и созданию новых блоков (уникальный набор данных для подтверждения достоверности платежных транзакций) с возможностью получить вознаграждение в форме новых единиц и комиссионных сборов в различных криптовалютах. Производимые вычисления требуются для обеспечения защиты от повторного расходования одних и тех же единиц, а вознаграждение стимулирует людей расходовать свои вычислительные мощности и поддерживать работу сетей.

Скорость нахождения и количество криптомонет вознаграждения различны в каждой валюте. В системе Bitcoin текущее вознаграждение – 25 биткоинов за один новый блок.

Ферма

Большое количество компьютеров, задействованных в процессе майнинга. Принцип их работы заключается в беспрерывном выполнении вычислений. 

Виртуальные обменники и биржи

Здесь формируется цена биткоина к остальным валютам. Вы приходите на биржу и хотите купить биткоин. С другой стороны, приходит майнер и хочет продать биткоин. Вы договариваетесь о цене и фиксируете по ней сделку. Именно эта цена, по которой совершена сделка, и является текущей общемировой ценой на биткоин. Дальше происходит следующая сделка – по той же или другой цене. Таким образом, она изменяется.

Эмиссия Bitcoin ограничена – количество биткоинов не превысит 21 млн. Согласно расчетам, выпуск биткоинов закончится в 2140 году.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В 2018 году в Беларуси 621 женщина получила орден Матери. А вообще в стране уже награждены более 9,5 тыс. мам. Такой высокой государственной награды удостаивается труд матерей, воспитавших пятерых и более детей. К ордену предусмотрена денежная выплата в размере 5 бюджетов прожиточного минимума (размер БПМ с 1 августа по 31 октября 2018 года составляет Br213,67).

Яблок в этом году – хоть отбавляй. Хозяйства и дачники даже не всегда успевают быстро распоряжаться своим небывалым урожаем.

Главный принцип борьбы с преступностью в армии - неотвратимость наказания виновника. Это отмечается на сайте Министерства обороны.

С 3 августа вступает в силу новая редакция закона «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции»