Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Репортаж «7 дней»
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Давайте обсудим
>>>



150 золотых маршрутов моей Беларуси

№47 от 23 ноября 2017 года

Чернавчицы
Чернавчицы

Авторский проект
художника, реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

…Огласили приговор, утвержденный королем Яном III Собеским: «Написанные Лыщинским безбожные письма предать огню при исполнителе правосудия в его правой руке на эшафоте, самого же обвиняемого сжечь и превратить в пепел. Имущество конфисковать, разделив наполовину между доносчиком и государственной казной. Здание, в котором осужденный творил свои греховные писания, разрушить как пристанище безумца. Земля его имения должна навечно остаться пустынной и бесплодной...»

Король заменил сожжение живым на отсечение головы. 30 марта 1689 года на площади Старого рынка в Варшаве палач взял в руки тяжелый топор… Обезглавленное тело вывезли за город и сожгли, а пеплом выстрелили из пушки.

Его часто называют белорусским Джордано Бруно. У нашего соотечественника был не менее дерзкий разум и так же трагически сложилась судьба. Казимир Лыщинский происходил из древнего белорусского шляхетского рода Корчаков. Он родился около 1634 года в имении Лыщицы под Берестьем. Учеба в иезуитском коллегиуме, затем в Краковском университете (по некоторым сведениям, и в Виленской академии) дала Лыщинскому прекрасное образование. Тогда же, в юности, он участвовал в московской, шведской и турецкой войнах.

В двадцать пять лет он вступил в орден иезуитов, в тридцать стал проректором Берестейского иезуитского коллегиума. Впереди – блестящее будущее, о котором будет заботиться орден. Но в 1666 году Лыщинский вышел из ордена, женился и вернулся в родовое имение. С 1674 года Казимир Лыщинский начинает писать на латыни трактат под названием De non existentia Dei («О несуществовании бога»). Его рукопись не сохранилась, и оценивать содержание трактата можно только по некоторым отрывкам. Лыщинский считал, что вечная природа существует и развивается по своим естественным законам. Он отрицал главные христианские догматы, изобличал лицемерие и корыстолюбие современного ему духовенства, которое объявляло себя носителем высшей истины и морали. В трактате высказывалась мечта об обществе, основанном на равенстве и братстве.

Над безбожником нависла смертельная опасность. Роль главного подручного в расправе над «изменником» выполнил его сосед и друг – браславский стольник Ян Бжоска, который, кстати, был должен Лыщинскому 100 тыс. талеров. Он выкрал пятнадцать тетрадей крамольного трактата, а также прихватил из библиотеки Казимира книгу кальвинистского теолога Г. Альстеда с атеистическими замечаниями на полях. На основе написанного Бжоской в 1687 году доноса, который был громко назван «манифестом», «преступника» бросили в виленскую тюрьму.

Берестейская шляхта решительно протестовала против епископского суда над человеком свободного сословия, и дело было передано на рассмотрение сойма. Перед депутатами сойма

15 февраля 1689 года с обвинительной речью выступил инстигатор Великого Княжества Литовского Сымон Курович – юрист, бакалавр философии и свободных искусств, блестящий оратор. «Я обвиняю его в том, – гремел Курович, – что на 265 страницах своего трактата он осмелился представить Бога как несуществующее порождение фантазии и низверг его с недосягаемой высоты, приписав управление землей и небом естественной природе».

Суд продолжался несколько недель. Киевский епископ Залусский потребовал смертной казни. Большинство депутатов сойма во время сбора голосов высказались за сожжение на костре.

В память об этих событиях, в память о Казимире Лыщинском в Малых Щитниках был установлен валун, на котором выбили слова из его дневника: «О, падарожны! Не міні гэтых камянёў. Ты на іх не спатыкаешся, калі не спатыкнешся на ісціне. Усвядоміш ісціну ля камянёў: бо нават тыя людзі, якія ведаюць, што гэта праўда, вучаць, што гэта мана. Вучэнне мудрацоў – свядомы падман».

Чернавчицы

Церковь Параскевы Пятницы.

Владение рода Волчкевичей, которое в 1487 году переходит к роду Ильиничей.  Юрий Ильинич не имел наследников. Вместе с Миром, Белой и Зельвой он завещает Чернавчицы своему двоюродному брату Николаю Криштофу Радзивиллу Сиротке. В Чернавчицах Радзивилл Сиротка построил величественный костел Святой Троицы (1595), который прекрасно сохранился до сих пор. Рядом с костелом стоит каменная колокольня того же периода постройки.

Троицкий костел.

Достопримечательность агрогородка – памятник деревянного зодчества с элементами стиля барокко – церковь Параскевы Пятницы, возведенная в 1733 году (перестроена в XIX веке) в центре деревни. Рядом – деревянная колокольня XIX века.

Вистычи

Деревня известна еще с XV века. Она принадлежала шляхтичам Насутам. В 1471-м здесь пан Насута построил костел.  Этот год и считается годом рождения деревни. Позже эти  земли перешли к берестейскому воеводе Юрию Тышкевичу.

Крестовоздвиженская церковь.

Тышкевичи оставили заметный след в истории Вистычей. Евстафий Тышкевич в 1678 году возле костела воздвиг монастырь и пригласил сюда монахов-цистерцианцев. Монахи построили в Вистычах новый каменный костел и освятили в честь святой Софии. Храм был возведен в стиле итальянского барокко, но вместе с тем в нем есть монументальность и простота, характерные именно белорусской архитектуре. У монахов-цистерцианцев было огромное хозяйство: они выращивали виноград и занимались изготовлением вина.

А в 1831 году монахи поддержали повстанцев.  Поэтому в 1832-м монастырь в Вистычах был закрыт. В память о монахах-цистерцианцах в деревне осталось только здание костела и полуразрушенные каменные стены монастыря. После восстания Калиновского костел был закрыт, а в 1866 году был перестроен в православную церковь.  Крестовоздвиженская православная церковь стоит в Вистычах и сейчас. Перед храмом – двухъярусная деревянная звонница.

Недалеко от храма сохранилась и каменная колонна. Сверху на колонне когда-то стояла мраморная скульптура Матери Божьей Вистычской. В 50-е годы прошлого века ее зацепили тросом, стянули с колонны и выбросили в речку Лесная, которая протекает возле деревни.

Вистычи после Тышкевичей перешли к шляхтичам Ягминам. И к концу XVIII века хозяином деревни стал Павел Ягмин. Он умер в

1808 году, и все его земли перешли к его племянникам. Племянник Павел был маршалком Брестского повета. В середине XIX века он построил в  Вистычах красивую усадьбу. К сожалению, от усадьбы остался только фундамент. В 1840 году вокруг усадьбы был посажен прекрасный парк, который сохранился до наших дней.

Збироги

Церковь Параскевы Пятницы.

В деревне стоит старинная деревянная церковь Святой Параскевы Пятницы, построенная в 1610 году. Рядом с церковью расположена небольшая деревянная колокольня.

Первоначально здание храма возводилось под униатскую церковь Пресвятой Троицы. С 1866 года храм находился под юрисдикцией Православной церкви. В период с 1920 года и до окончания Великой Отечественной войны здание было передано Римско-католической церкви.

В 1925 году произведена его реставрация. В послевоенные годы церковь вновь передана православной конфессии. 

Раковица

Часовня-усыпальница рода Толлочко.

В начале XX века здесь была возведена часовня-усыпальница рода Толлочко. Когда-то часовня входила в состав усадебного комплекса, располагавшегося в деревне. Сохранилась в Раковице и небольшая придорожная часовня (начало XX века) с надписью на польском языке: «Боже, благослови нашу Отчизну».

Котельня-Боярская

Спасо-Преображенская церковь.

Каменная Спасо-Преображенская церковь была построена в 1609 году. Рядом с храмом расположены две небольшие колокольни: одна каменная, а другая деревянная.

Скоки

Усадебный дом.

От некогда большого усадебного комплекса Немцевичей сохранился только сам усадебный дом в стиле барокко и парк. В усадебном доме расположен музей. Также у деревни есть небольшая  придорожная часовня Святого Рафаила XVIII века.

Покры

Покровская церковь.

В 1739 году недалеко от деревни была возведена деревянная униатская церковь. В 1840-м после запрета унии и перевода прихода в православие жителями деревни и паном Адамом Бояровским храм был обновлен.

Покровская церковь – памятник народного деревянного зодчества в стиле барокко.

Остромечево

Церковь Святого Михаила.

В письменных источниках упоминается с XV века как родовое гнездо Остромечевских, а позднее Ильиничей. В 1846 году здесь была построена каменная православная церковь Святого Михаила.

Малые Щитники

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы.

Места эти обжиты и заселены уже давным-давно, о чем свидетельствует расположенное недалеко от деревни старинное курганное кладбище, датированное XI–XII веками. Точно установлено, что в XV веке эти земли входили в состав Великого Княжества Литовского и принадлежали знаменитому шляхетскому роду Горностаев. В XVII веке в Щитниках проживали уже не шляхтичи Горностаи, а Гасевские. Вот именно им деревня принадлежала более ста лет. А недалеко от Щитников есть маленькая деревушка Лыщицы, где жили шляхтичи Лещинские.

Позже Щитниками владели Сапеги, Понятовские, Чарторыйские. Чарторыйские в Щитниках построили деревянный усадебный дом, раскинули парк, а на окраине парка воздвигли храм, который строился в 1742 году как костел. Но после восстания Калиновского он был передан православным верующим, которые разместили в нем Покровскую церковь.

После Чарторыйских в Щитниках хозяевами были шляхтичи Паниквицкие. В середине XIX века вместо деревянного ставят новый каменный усадебный дом. Он сохранился до сих пор. От парка осталась только липовая аллея, а из хозяйственных построек усадьбы уцелела каретная.

Легенда от автора проекта

Телега с хлебом

Неизвестно какому поколению наших предков рассказана эта история и сколько раз она повторялась. Неведома точно и местность, где родилась легенда. А мы вот осмелимся предположить, что события, описанные в предании, происходили именно в этих краях. Потому как основания для этого есть, и довольно весомые. Какие? Да их сколько угодно! И река здесь есть с ее устрашающими весенними паводками, и руины каменной мельницы, поросшие кустарниками да разными деревьями, и рядом, за ближайшей деревней, болото топкое и сегодня непроходимое.

А началось все с весны, которая в тот год накатила внезапно с теплом не по сезону. Снежный покров мгновенно превратился в грязные потоки воды, которые, влившись в русло реки, превратили ее в грозное, страшное чудовище, сметающее все на своем пути. Первое, что попалось разбушевавшейся реке, – деревянный мосток, а следом водяная мельница, построенная тоже из дерева. За ночь их как и не было.

Перепугались жители не одного десятка деревень в округе. И суть их страха вот в чем: грядет новый урожай, а молоть-то его негде будет. И порешили сельчане: когда вода спадет, всей толокой строить новую мельницу и непременно каменную.

Но одно дело сказать да решение принять, а как до дела дошло, так и выяснилось, что подходящего камня для постройки мельницы поискать надо. На поле – мелочь кулака меньше, а для каменных стен надо валун. И чем больше, тем лучше. Камня подходящего были просто россыпи, но лежат эти россыпи за рекой, за болотом топким, через которое только по зимнику и проехать можно. Ничего. Собрались люди с окольных деревень, леса нарубили, гать крепкую и широкую через все болото кинули. Отправились на порожних телегах за камнями, и обратно возвращаются груженые, смотрят: гать-то местами разобрана, а кое-где и вовсе в воде утоплена. Смекнули старики с обоза, что без нечистой силы здесь не обошлось. Царь болотный Кадук людям козни строит. Гонца в деревню послали, чтобы тот доставил сюда немедля мельника. Явился тот к вечеру, а люди ему говорят: ты уж не серчай, мы к тебе с такой просьбой. По слухам – ты с нечистью всякой на короткой ноге, знаешь, как к ней подойти и задобрить. Попроси этого злодея, чтобы не чинил он нам препятствий, не рушил гать, с таким трудом построенную.

Ушел мельник на болото перед самым рассветом, а с первыми лучами вернулся с такой новостью.

– Кадук, говорил он, – гать позволит восстановить и обозы с камнем пропустит только при одном условии. За каждый камень, провезенный через его болото, люди должны рассчитаться буханкой хлеба.

Куда деваться? Согласились. Камень перевезли. Мельницу построили и, как гласит легенда, с Кадуком рассчитались. Отвезли к топкому болоту огромную телегу с хлебом, испеченным из муки нового урожая.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.

Один из пунктов нашего сегодняшнего маршрута – деревня Далёкие. В ней, в самом центре, протекает ручей под названием Кровавый.


Деревня Опса принадлежала когда-то Плятерам. Род этот большой и древний, но наиболее яркая его представительница – Эмилия Плятер. Графиня, революционерка, собирательница белорусского фольклора, участница ноябрьского восстания 1830 года, в ходе которого сначала организовала и возглавила небольшой партизанский отряд, а затем была командиром роты польских пехотинцев в звании капитана – небывалый случай для армии той поры. Ближе к концу восстания Эмилия, которой едва исполнилось двадцать пять лет, неожиданно заболела и скоропостижно умерла. Имя и необычная судьба графин