Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Награды
>>>
Тема номера
>>>



Интересный собеседник

№50 от 14 декабря 2017 года

Алексей Исаев: «На Витебск было обрушено три тысячи тонн боеприпасов»
Алексей Исаев: 
«На Витебск было обрушено три тысячи тонн боеприпасов»

В свое время историческая ниша была заполнена сомнительными писателями, непрофессиональными историками, обрушившими на читателя вал тенденциозно подобранных и фальсифицированных фактов. Они давали абсолютно искаженную картину гитлеровского нападения на Советский Союз, именно поэтому важна работа ученых, тех, кто сделал очень много для того, чтобы развенчать мифы войны, выстраиваемые лжеисследователями.

Историк с мировым именем, писатель Алексей Исаев рассказал на минской встрече с общественностью в рамках Международного медиаклуба «Формат А-3» о том, как благодаря его коллегам удалось разрушить эти вымыслы и как в результате «сплава» архивов, фототеки и воспоминаний восстанавливаются неизвестные картинки войны.

Архивная революция

За последние годы произошел массовый вброс документов в свободный доступ, настоящая, по сути, архивная революция, историки должны воспользоваться этими уникальными возможностями и активнее работать над тем, чтобы создать цельную всестороннюю картину Великой Отечественной и Второй мировой войны.

Тысячи документов уже не просто открыты, но оцифрованы, причем масштабы оцифровки впечатляют: это беспрецедентные объемы информации по операции «Багратион», позиционным сражениям 1943-44 годов и многое-многое другое.

Последнее время одними из источников информации явились, как ни странно, фотографии (их насчитывается миллионы!), которые оставили солдаты вермахта. Они прошли от границы до Москвы, Ленинграда и Ростова с фотоаппаратом в руках и фиксировали на пленку все, что происходило на самых разных направлениях.

Еще многое предстоит переосмыслить и проанализировать. Из поля зрения общественности, на мой взгляд, выпало абсолютно засекреченное позиционное сражение, происходившее в Беларуси под Витебском и Оршей. Ни на какой другой теме нет столько штампов секретности, сколько на этой! Изучить ее представляется особенно важным, потому что нельзя понять успех операции «Багратион», являющейся гордостью советского народа, без анализа происходящих событий в предыдущие месяцы. Приведу лишь один пример. Под Витебском противник израсходовал три тысячи тонн боеприпасов. Я представляю, какая там у вас земля! Земля, превратившаяся в металлическую руду!

Что случилось под Гродно

В 90-е годы, а затем и в 2000-е выдвигались всевозможные конспирологические теории о том, что на самом деле Красная Армия не хотела воевать с агрессором, что она устроила забастовку Сталину, побросала всю современную технику и разбежалась по белорусским лесам. То есть не оказывала вообще сопротивления.

Историки про-анализировали колоссальный объем не только советских, но и немецких оперативных документов, прежде недоступных исследователям. И в результате этой кропотливой работы удалось разобраться в том числе и в событиях, происходивших под Гродно в 20-х числах июня 1941 года.

Сегодня есть исчерпывающий ответ на этот сложный и болезненный вопрос отечественной истории.

Под Гродно находился сильнейший 6-й механизированный корпус, в котором насчитывалось 350 танков новых типов. Казалось бы, в первые недели войны они словно растворились, исчезли в неизвестном направлении.

На самом деле под Гродно была брошена группировка немецкой артиллерии колоссальной мощности. Одному корпусу было придано 14 дивизионов! Дальнобойные орудия устроили «побудку» в гродненских казармах, 240- и 305-милимметровые снаряды обрушились на приграничные укрепления. Когда я впервые об этом написал, слышал вдогонку: «Чушь! Посмотри на карту! Какое там расстояние! Больше 20 километров! Какая пушка способна дострелить?!»

Выяснилось, что у немцев тогда существовало такое орудие! Один образец его до сих пор находится в музее в Коблинце, и оно способно было достать на такое расстояние.

Немецкая артиллерийская группировка под Гродно по своим калибрам и по мощности была невиданной силы, если бы она обрушилась на Брестскую крепость, там не осталось бы камня на камне. Но немцы решили использовать ее именно здесь для разгрома гродненского укрепрайона. Кроме того, огромное количество пехоты, пересекшее в этом месте границу, представляло очень серьезную силу. Были установлены многочисленные эпизоды упорной борьбы и сопротивления врагу, наши войска героически сражались, пытаясь сдержать удар, однако вторгшиеся на территорию СССР группы армий вермахта имели на направлениях главных ударов значительный перевес над противостоящими им соединениями приграничных особых округов. Результаты такого столкновения нетрудно было себе представить.

План наступления сорван

Иной раз из популярной литературы, из книг советского периода складывалось впечатление, что едва ли не под Москвой Красная Армия стала воевать по-настоящему.

Однако уже в первый день войны под Владимиром-Волынским был сломан первоначальный план немецкого наступления. В результате упорного сопротивления укрепрайона им пришлось переиграть свои планы, и к вечеру немецкое командование обсуждало, что план не срастается и нужно его менять. То есть уже в первый же (!) день войны все пошло не так, как планировал неприятель!

Ну а под Москвой были сформированы дивизии из новичков, которые впервые в жизни пошли в бой, и их победа, стоит признать, стояла на плечах тех, кто встречал врага у границ. Без упорного сопротивления под Гродно, под Владимиром-Волынским, под Брестом, прорывов на Зельвянке, которые медленно, но верно подтачивали силу вермахта, немцы дошли бы до Москвы очень быстро. Это привело бы к коллапсу транспортной системы СССР и не за горами был бы проигрыш в войне. 

Маршал войны

Я очень высоко ценю Жукова. Георгий Константинович, а я давно занимаюсь изучением операций, в которых он участвовал, видел то, чего не видели другие. Посмотрев на карту, он мог определить, что может и должно здесь происходить, и выявлял на карте те точки, которые становились ключевыми в будущей операции. Я считаю, что, например, операция, которую провел Жуков под Берлином, заслуживает изучения во всех военных академиях как одна из гениальных в военном искусстве.

К сожалению, некоторые историки в своих трудах делают странное допущение: что у командующего есть идеальный набор данных, исходя из которых он принимает то или иное решение. Оно позволяет им утверждать: дескать, надо было делать так-то и так-то. На самом деле при принятии решения нехватка информации была жесточайшая, особенно в оборонительных операциях. Разведка может сделать все, что в ее силах, но ее возможности ограничены.

Один из черных мифов о войне – это мнение о том, что Жуков никогда не жалел солдат. Это неправда! Он никогда не рассматривал солдат как пушечное мясо. Фраза «Берегите солдат» проходит красной нитью через все его приказы, начиная с зимы 41–42 годов под Москвой.

Вообще на протяжении своих многолетних исследований пришел к такому выводу: не надо пытаться судить полководцев и маршалов той войны. Поверьте, мы не являемся умнее тех, кто тогда принимал решения, наоборот, многие из них гораздо образованнее в своем деле нас, сегодняшних. Надо сначала их понять, ответив на вопросы, кто и где ошибался. А легкомысленное суждение – худшее, что может сделать историк.

Когда ты прочитываешь сотни листов, узнаешь на что они опирались, почему поступали так а не иначе, – ты проникаешься уважением к тем людям. Все складывается в единую картину, и она оказывается гораздо более объективной и комплиментарной по отношению к тем, кто воевал.

То, что они сделали для нас, – титанический труд. Поколение 40-х – это поколение титанов, которые сами об этом не знали, но являлись таковыми.

Любой исторический факт можно исказить, оболгать, только люди, вооруженные историческими знаниями, могут противостоять современной фальсификации. Главным оружием против фальсификации и подтасовки истории являются документы и факты, и сделать их достоянием общественности – единственный способ противостоять переписыванию событий.

Елена НИКОЛАЕВА



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Трудными военными дорогами Гавриил Бордаченко прошел от Сталинграда до Восточной Пруссии, участвовал в освобождении Жлобина, Бобруйска, Барановичей. В 1944 году закончил Военную академию тыла. Уже в мирные годы служил в танковых войсках в Украине, Прибалтике, Румынии. В 1960-е годы уволился в запас, а после перебрался из Литвы в столицу Беларуси. Несмотря на почтенные годы, активно участвует в жизни ветеранской организации, его всегда рады видеть на торжественных мероприятиях, связанных с Вооруженными Силами Республики Беларусь.

Благодаря широкому кругозору и высокому профессионализму, собкору БЕЛТА по Могилевской области по плечу были любые темы.

На G-7 все лидеры западноевропейских стран – это люди, поставленные финансистами, теми, кто пытается организовать американскому лидеру импичмент.

В сентябре 2013 года в рамках соглашения о сотрудничестве между БГУ и Хэнаньским университетом я отправилась в командировку в Китай, в город Кайфын преподавать русский язык китайским студентам.