Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Совместный проект
>>>
Специальный проект
>>>
На заметку потребителю
>>>



Культпоход

№47 от 23 ноября 2017 года

Чья фабрика?
Чья фабрика?

Зрителям, которые отслеживают фильмы Минского международного кинофестиваля «Лістапад», уже знаком португальский режиссер Педро Пинью. В этом году он представил новую работу «Ничья фабрика», которую многие критики уже окрестили совершенно новым направлением в кинематографе.

Педру Пинью родился в 1977 в Лиссабоне. Учился в Высшей национальной школе Луи Люмьера в Париже, там же снял свой первый короткометражный фильм «Близко». В 2003 -м окончил Высшую школу театра и кино в Лиссабоне. Через три года совместно с Луизой Омем и Марией Мире основал производственную компанию Pate Films. Его фильм «Баб Себта» получил приз за лучший португальский документальный фильм 2008 года.

«Конец света» – его игровой дебют.

«Ничью фабрику» Пинью сразу назвали одним из самых оригинальных и бескомпромиссных фильмов года. Это производственная доку-драма с элементами мюзикла. Сюжет следующий. Рабочие подозревают, что могут остаться без работы, так как по приказу начальства оборудование фабрики тайком вывозится с ее территории. Это порождает конфликт между ними и администрацией предприятия. Работники захватывают здание, но, к их удивлению, руководство вдруг бесследно исчезает. На опустевшей фабрике привычный мир героев рушится, уступая место новым чаяниям и надеждам. Оказывается, на самом деле никто не хочет управлять фабрикой и свергать капитализм. Людям просто нужна работа и еда.

Картина «Ничья фабрика» – это тот самый случай, когда невозможно сказать, документальное или игровое кино перед нами. Критики сходятся во мнении, что это даже не уникальный гибрид, а совершенно иное, новое направление в кинематографе, которое в XXI веке вышло на этап осмысления постиндустриальной реальности.

Чем особенно интересен сюжет? Все, что лежит в его основе, – это реальные истории. Актеры, которые играют в фильме, не имеют профильного образования. Это действительно рабочие. Простые люди, знающие о труде на фабрике не понаслышке. Поэтому зрителя не отпускает ощущение правдоподобности. Кстати, все, что происходит на экране, основано на реальных событиях, которые происходили в Португалии пару лет назад, когда одна из самых крупнейших стран Европы наиболее сильно ощутила на себе влияние кризиса. С другой стороны, история, которую зритель видит на экране, может быть своеобразным экскурсом в политэкономию. Здесь много определенных умозрительных разговоров о ситуации в  Западной Европе, о рабочем и марксистском движении. И это не выглядит скучно! В определенный момент, когда покажется, что документальная среда нас захлестнула целиком и полностью, картина делает маленькие и очень странные подвижки, например в сторону мюзикла. И таким образом соединяя несоединимое, режиссер придает фильму какую-то особую энергетику.

N.B.

Игорь Сукманов: «Кинематограф Португалии – один из самых уникальных и самых неожиданных кинематографов всей Западной Европы, если не сказать всего мира. Потому что, во-первых, даже специалисты не знают, что такое коммерческое кино Португалии, не знают жанров фильмов, снимают ли они триллеры, есть ли у них какие-то удачные комедии или замечательные боевики. Но зато всему миру известна авторская школа португальского кино».



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора


Его называют человеком-оркестром. Александр Адабашьян великолепен во всем, за что берется.


Говорят, последнее дело – судить о книге по обложке. Но именно так ко мне попал новый бестселлер Джоджо Мойес.

«Нет повести печальнее на свете, чем повесть о…». В этот раз речь не о шекспировских героях.

Помните, как о состоянии Буратино судили лекари из сказки «Золотой ключик»: «Пациент скорее жив, чем мертв»?