150 золотых маршрутов моей Беларуси

№45 от 09 ноября 2017 года

Шерешево
Шерешево

Авторский проект
художника, реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

На протяжении 15 лет с 1833 года в Пречистенской униатской церкви деревни Шерешево вел богослужения известный белорусский ученый Михаил Бобровский. 

Михаил Кириллович – белорусский славист-ориенталист, доктор теологии, член Археологической академии в Риме, Парижского и Лондонского азиатских научных обществ, член Общества истории и древностей российских при Императорском Московском университете. Происходил он из старейшего белорусского шляхетского рода. Окончил Главную духовную семинарию при Виленском университете. Во время заграничных командировок усовершенствовал знания славянских, восточных и древних языков, археологии, истории, литературы. Собрал большой научный материал. Сделал научное описание древних кирилловских и геологических литературных памятников Ватиканской библиотеки. Занимался научной деятельностью в Австрии, Италии, Франции, на землях восточных и западных славян.

Михаил Бобровский открыл и для белорусской, и для европейской науки имя Франциска Скорины. Он считается первым белорусским скориноведом. Как и Скорина, достигнув высших научных ступеней, Михаил Кириллович посвятил себя сбережению древней культуры белорусов. Ученый поспособствовал возникновению белорусоведения и заинтересованности иностранных коллег в исторической судьбе белорусского народа.

В Шерешево Бобровский собрал огромную библиотеку. Написал много научных работ, но вот при жизни издать все свои труды не смог. А после его смерти почти все они исчезли, также была разобрана и его библиотека. То, что от нее осталось, хранится в Москве, Петербурге, Варшаве, Кракове. Умер Михаил Бобровский 21 сентября 1848 года в Шерешево от холеры.  Похоронили ученого среди местных униатских могил за Петропавловской церковью на христианском кладбище. На его могиле стоит простой деревянный крест. И было бы правильным, если бы на могиле Михаила Бобровского, который так много сделал для своего Отечества, появился памятник.

Шерешево

В 1380 году великий князь Витовт подарил Шерешево шляхтичу Николаю Насуте. После Николая Насуты деревня перешла к шляхтичам Забтезинским, а потом к Ильиничам. В первой половине XVI века хозяином местечка был брестский староста Юрий Ильинич. При нем через Шерешево в Москву проезжал посол Священной Римской империи Сигизмунд Герберштейн и отметил в своем дневнике, что проехал через город Шерешево, недавно построенный в громадном лесу. А через девять лет в Шерешево заехала Бона Сфорца, королева польская и великая княгиня литовская. В ту пору местечко принадлежало зятю Юрия Ильинича, брестскому войту Яну Абрамовичу. Королева попросила продать ей Шерешево. С 1536 года местечко становится собственностью королевы Боны Сфорцы. Королева дает местечку Магдебургское право, чтобы тут хорошо развивались торговля и ремесла. Благодаря этому в Шерешево появились солодовни и пивоварни, начали строиться трактиры и магазины, проводились ярмарки.

Троицкий костел.

В 1578 году в Шерешево собралось войско Речи Посполитой, чтобы двинуться отсюда на битву с русскими завоевателями Ивана Грозного. Постоянные войны с Московией привели Шерешево к упадку. Местечко было полностью сожжено. Затем в историю Шерешево принесла голод и разрушение Северная война.

В конце XVIII века местечко стало собственностью шляхтичей Флемингов. При их правлении Шерешево получило герб (27 февраля 1792 года).

В современном поселке Шерешево сохранилась деревянная звонница, построенная у Пречистенской церкви в 1799 году.  Петропавловская кладбищенская церковь – тоже памятник деревянного зодчества. Возведена в 1824-м, односрубная, имеет черты классицизма.

Звонница.

Троицкий костел построен в 1848 году в стиле позднего классицизма. Стены храма в 1850 –
1860-е годы были расписаны фресками. В нишах главного фасада размещаются деревянные скульптуры апостолов. Рядом со святыней – две часовни в стиле ампир.  Свято-Николаевская церковь – памятник архитектуры ретроспективно-русского стиля. Построена в 1872 году при участии гродненского архитектора Фардона. В храме хранятся иконы XVIII–XIX веков, царские ворота 1820 года. 

Есть в поселке и интересная рядовая застройка XIX века.

Белоусовщина

Сыроварня.

Сохранилась сыроварня конца XIX – начала XX века постройки. В здании сегодня живут люди. В хорошем состоянии и амбар из кирпича того же периода постройки.

Засимовичи

Николаевская церковь.

Николаевская церковь в деревне была построена в 1811 году. Возможно, изначально это был униатский храм. В 1864-м его перестраивали.

Мокрое

Петропавловская церковь.

Церковь Святых апостолов Петра и Павла была построена в деревне в 1860-е годы. Храм – типовой проект ретроспективно-русского стиля.

Колядичи

Старая мельница.

Здесь стоит деревянная мельница середины XIX века. Механизмы ее сохранились в очень хорошем состоянии.

Поросляны

 Жилой дом.

Жилой дом первой половины XX века – единственная, но очень интересная достопримечательность деревни. Возможно, это уцелевшая постройка от некогда существовавшего здесь фольварка. Долгое время в здании действовала сельская школа.

Рудники

Покровская церковь.

Покровская церковь  была возведена во второй половине  XIX столетия (1862) на месте деревянного храма. В церкви три арочных входа с порталами. Утонченные черты звонницы и скромные луковки куполов придают храму изящество.

Смоляница

Николаевская церковь.

Церковь во имя святителя Николая Чудотворца (1867). Совсем недавно храм был в глубоком запустении, но в начале XXI века его отреставрировали.

Сухополь

Крестовоздвиженская церковь.

Крестовоздвиженская церковь в деревне построена в 1903 году на месте старого деревянного храма, который сгорел в 1878-м.  Сегодня церковь действует. Постройка с вековой историей является архитектурным памятником ретроспективно-русского стиля.

Легенда от автора проекта

Итальянский сад

Если стоять лицом к сторожевой башне, то слева, со второго этажа замка, к кирпичной стене пристроен пологий на арочных опорах  пандус. Вел он когда-то в огромные оранжереи, которые назывались «Итальянский сад». Сегодня на его месте шумят кронами деревья да блестит на солнце небольшой пруд, прижавшийся к обочине асфальт-ной дороги.

Трудились над созданием оранжереи садовники и архитекторы из Европы. Множество экзотических растений и даже деревьев круглый год были на-дежно укрыты под стеклом деревянных и металлических рам. Жаркие печи, источая тепло, защищали экзоты от морозной зимы.

Но наша легенда о пареньке, который работал в этом сказочном месте обычным сторожем. Обязанности свои он выполнял безупречно, был очень скромен и незаметен для посетителей оранжереи.

Но вот однажды под стеклянный купол сада вошла юная паненка. Походила по оранжерее  и обратилась к первому попавшемуся ей на глаза работнику. А им оказался наш знакомый молодой сторож. Она объяснила ему, что была с родителями за рубежом и из Италии привезла маленький саженец растения, цветущего необыкновенно красивыми цветами. Попросив посадить этот небольшой росток где-нибудь в теплом месте, юное создание положило парню в ладонь серебряную монетку, мило улыбнулось и тут же исчезло. Как потом оказалось – навсегда.

И во время той короткой встречи в груди молодого человека зародилось светлое и доброе чувство и сохранилось в его душе тоже навсегда. На всю его короткую жизнь…

События, которые мы описали выше, происходили в середине весны. Втайне от работников оранжереи парень росток посадил в отдаленном уголке италь-янского сада.  Присматривал за ним, ухаживал, и спустя некоторое время  растение это дало первые зеленые листочки.

Часто прогуливаясь у стен замка, молодой сторож пытался увидеть паненку и порадовать ее новостью, что росток ее принялся и, возможно, скоро зацветет.  Но встретиться им не дала судьба…

К началу осени грянула война, спешно из замка уехали хозяева, а сам он был разрушен артиллерийскими снарядами. Полностью была уничтожена и стеклянная оранжерея. И первые же заморозки загубили всю растительность некогда прекрасного итальянского сада.

…На фоне первого выпавшего снега среди руин, битого кирпича и осколков стекла было видно сооружение. Что-то наподобие небольшой теплички. В ней мерцал тусклый огонек, и сквозь прозрачные стены про-свечивалась фигура сидящего человека. Да, это был молодой сторож. Над прижившимся растением юной паненки он смог построить из обломков рам тепличку. Разожженный костер согревал и его, и этот росток. Вокруг шли страшные сражения, и никому не было дела до этого уголка заброшенного сада.

Вскоре пришли лютые морозы, и только в середине зимы случайные прохожие обнаружили под искореженными рамами и старым куском рогожи безжизненное тело паренька, укрывающего своей свитой пару малюсеньких прутиков какого-то замерзшего растения.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике


У лесе, у зялёнай імжы
Затуленыя вякамі
Каменныя стынуць крыжы
З адсечанымі рукамі.
Калі багоў даўніны Хрысьцілі –
Адцялі рукі,
І сталі крыжамі яны,
Сакральныя помнячы рухі.
Тут часу зацішна яшчэ.
Зьбіраюцца здані з адхонаў.
І камень сьцюдзёна пячэ
Сузор’е паганскіх пісьмёнаў.
Рыгор Барадулiн


Целина Розалия Леонарда Боженцкая (в девичестве – Хлюдинская) была причислена к лику блаженных в 2007 году. У этой женщины удивительная судьба: о ней знают во всем мире, но она не известна своим соотечественникам-белорусам. Родилась Целина в 1833 году в семье состоятельных землевладельцев, живших тогда в имении под Оршей.

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.