Мы и мир

№44 от 02 ноября 2017 года

Китай: как зовут кошку?
Китай: как зовут кошку?

Западные «эксперты» предсказывали, что социалистический, с постоянно растущей экономикой Китай «потопит» сам себя, что он-де не выдержит собственного благополучия и рухнет под грузом прибылей на дно капитализма. А уж там они его…ну, понятно, что они с ним сделают паче чаяния! В общем, все будет, как с Советским Союзом. Тот тоже рос-рос, всех побеждал, прорвался в космос и в супердержавы, стал во главе всей прогрессивной планеты, а затем вдруг потомки славных победителей «устали» побеждать. И продали и страну, и самих себя. И за что? Даже не за блестящие побрякушки, за которые туземцы в сумрачном Средневековье «продавали» свои Манхеттены, а за то, что этими побрякушками потрясли у «перестроечников» перед носом. Только и всего.

В общем, то был идеальный обман, который в истории человечества случается раз в двадцать тысяч лет… Может, потому и приключилось это с Советским  Союзом, что он никогда не был чужой колонией, а у его народов не имелось опыта колониального общения. С ними сражались, но их еще не обманывали. А вот у Китая такой опыт был! Китаю Запад показывал  не только кнут, но подсовывал и пряники. И даже наркотики. И «опиумные войны» вел, и территории у него отторгал. И с шестнадцатого века до двадцатого, начиная с португальцев и заканчивая американцами (не говоря уж про японцев), иностранцы буквально хозяйничали в прибрежном Китае,  склоняя китайцев к подчинению. У них украли тайну шелка,  с них брали дань, их травили опиумом. А еще Китай делили на сферы влияния, и всякие Хейги и Киссинджеры предлагали Китаю «открыть двери» пошире. А порой иностранцам даже удавалось посадить во главе Китая своих ставленников, «агентов влияния», последним из которых был Чан Кайши.

Россию в крайнем случае спасали Сибирь и Дон. Вспомните, ведь наша победа в Великой Отечественной началась, когда под Москву прибыли сибирские дивизии и когда под Сталинградом орды Паулюса взяли в «котел». И у Китая была – и есть! – своя непокоряемая глубинка: «внутренний Китай», куда иностранцы не рисковали соваться. А разница в том, что Запад на Россию шел с мечом и пожаром и мы знали, как давать сокрушительный отпор прямой и явной угрозе, но вот совершенно растерялись, когда с нами заговорили якобы по-хорошему. А Китай эти колониальные штучки уже знал давно и на них не купился!

Более того, Китай сумел использовать Запад для своего благополучия. Он получил от Запада инвестиции, затем рынки сбыта для своего ширпотреба, а потом – и западные технологии. А теперь он обогнал западные технологии, по крайней мере в IT-сфере. И параллельно создал мощную армию, так что теперь Китай уже и не укусишь... Доброе утро, Запад! И прежде всего Америка!

Так вышло по одной причине: Китай сумел убедить Запад, что неизбежно движется к капитализму. Внешне все выглядит именно так. Если мы посмотрим в список Форбс, то увидим, что после США миллиардеров больше всего в  «красном» Китае. Старая шутка Сталина о том, что Мао Цзэдун как редиска: сверху красный, внутри белый, – возымела гипнотическое действие на американский истеблишмент.
 
Американцы думали, что Китай только сверху красный. Что стоит содрать с него кожу – и кусай всласть, не испытывая горечи.

Ан нет! Во-первых, у половины китайских миллиардеров парт-билет Коммунистической партии в кармане, так что можно было давно уже обо всем догадаться. Во-вторых, для особо недогадливых принял свои  решения XIX съезд КПК. Главный их смысл – Китай больше не маскируется. Он прекращает свой заплыв в сторону капитализма и вновь берет курс на социализм!

Да и то верно, чего теперь Китаю бояться? И зачем нынче хитрые тезисы Дэн Сяопина, мол, неважно, как кошка зовется, лишь бы ловила мышей? То есть не имеет значения, капитализм или социализм, если есть экономический рост. А вот теперь все важно, в том числе и имя кошки, –  и это уже эпоха председателя Си! Более того, тезисы Си Цзиньпина официально стали третьим источником и составной частью программных документов КПК.  Помимо идей Си в теоретический арсенал Компартии входят марксизм-ленинизм, идеи Мао Цзэдуна и теория Дэн Сяопина, который открыл двери. Но не в Китай, а Китаю  – в подлинную, а не «перестроечную» модернизацию.

Нынешняя программа КПК по строительству социализма – это возвращение к ленинизму в политической сфере при сохранение экономических свобод. По сути, это старая, до боли знакомая «Новая экономическая политика» Ильича – та самая, что мы начали реализовать, да не реализовали еще в 20-е годы прошлого столетия и которую китайцы возродили в третьем тысячелетии. И прелесть китайского НЭПа в том, что он больше не делает сверхбогачей – он должен сделать всех зажиточными. Так что китайцы могут ставить грандиозную задачу: на прочной экономической базе строить общество социальной справедливости. Как минимум, для полутора миллиардов землян.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Чем дальше страна находилась от Германии, тем спокойней она себя чувствовала и тем дальше она готова была пойти в рискованной игре с немецким реваншизмом.

Кстати, по «валютной логистике» можно судить и о международной обстановке.

Выходит, Меркель надо убирать, чтобы политические и экономические пазлы, наконец, сложились! В Европе многие это поняли давно, теперь, похоже, поняла и она сама.

Разместив снова, как и 30 лет назад, свои РСМД в Европе, американцы сделают не кого-нибудь, а именно европейцев заложниками своего милитаризма.