150 золотых маршрутов моей Беларуси

№43 от 26 октября 2017 года

Болота
Болота

Авторский проект
художника, реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

На северо-западном направлении от деревни Тевли есть небольшое возвышение, которое носит название «Туркава гора». Откуда такое название? Откуда в Беларуси взялись турки?

В древние времена, когда очередное войско захватчиков обрушилось на Беларусь, в наших краях появился большой отряд турок (скорее всего, отряд воинов Батыя, а это – 1240–1242 годы). Возвращались они в свои земли, награбив множество добра. Вел отряд высокий, красивый, но очень кровожадный турок. И было у него в плену множество девушек, в одну из которых – красавицу белорусских земель – он влюбился до беспамятства и никуда от себя не отпускал. И вот в том месте,
что теперь носит название Турковой горы, отряд столкнулся с нашими воинами. В жестокой битве полегли почти все белорусские воины и турки. Погиб и молодой предводитель турок.

Глубокой ночью турки собрали остатки своего отряда, похоронили убитых товарищей и командира, а с ним отправили в могилу и его возлюбленную. В могилу воина-турка и его любимой сложили награбленное добро: золото и украшения.

Говорят, могила того турка находилась под огромным валуном. А валунов в ту пору было повсюду много, так что могила потерялась среди них.

С тех пор прошло много веков, а люди все еще ворочают огромные валуны в надежде обнаружить могилу турка-воина и забрать его золото. Но все впустую. Остались лишь красивая легенда и название Туркова гора да еще несбыточная мечта когда-нибудь найти тот клад.

Болота

Церковь Святой Параскевы Пятницы в документах упоминается еще в 1652 году. В 1880-м некий Ф. Афанасьев составил проект новой святыни. На месте прежней построили другую церковь. Произошло это в 1882-м.

Церковь Параскевы Пятницы.

Сбор денег на строительство святыни граждане деревушки начали еще в 1879 году (удалось собрать аж 694 рубля!). С материалами для возведения храма помог местный помещик. Главными мастеровыми были жители деревни В. Гарбузов и его семья.

Стиль храма тяготеет к классицизму, композиция объемная, апсида прямоугольная с боковыми ризницами, колокольня трехъярусная. Внутри церкви есть деревянный иконостас, который был создан в 1885 году инженером А. Ремером. Приехав в церковь деревни Болота, вы также сможете увидеть в ней несколько икон, которые представляют особую художественную ценность. Это «Преподобная Мать Параскева Пятницкая», «Николай Чудотворец», «Рождество Христово»,

«Иисус Христос», «Собор Богоматери», «Архидиакон Стефан», «Святитель», книга «Евангелие». Все они относятся к XVIII–XIX векам.

В деревне сохранилась ветряная мельница, построенная в XIX веке.

Антополь

Церковь Воскресения Христова.

Со времен Великого Княжества Литовского Антополь получил привилегию на проведение трех ежегодных ярмарок. Крытые торговые ряды, построенные в середине XIX века, работают в Антополе до сих пор. Среди памятников старины в поселке – недействующая синагога конца XIX века, могилы евреев, убитых во время шведско-русской войны начала XVIII века. В число главных городских достопримечательностей входит действующая деревянная Воскресенская церковь 1854-го года с отдельно стоящей колокольней (1866) и мемориальной колонной (XVIII век).

В здании костела святого Андрея Баболи (1938) сегодня размещается антопольская пожарная часть. На кладбище в восточной части города сохранилась деревянная православная часовня (1857). В конце прошлого века для сохранности конструкции стены часовни обложили кирпичом. Есть в Антополе и рядовая застройка XIX века.

В середине XIX века земли Антополя находились в пользовании у дворянского рода Бревернов. Усадебный дом, увы, разрушен полностью, но сохранился парк и некоторые приусадебные постройки.

Тевли

Успенская церковь.

В ретроспективно-русском стиле из кирпича в 1882 году построена Успенская церковь. Внутри храма – резные деревянные царские ворота необыкновенной красоты.

Буховичи

Свято-Покровская церковь.

Свято-Покровская церковь (1674) изначально строилась как католический храм и была освящена в память Успения Наисвятейшей Девы Марии. Костел из кирпича и дерева возвели монахи-доминиканцы. Деньги на строительство выделила чета Пухольских. В 1832 году костел переосвятили в Свято-Покровскую церковь.

Городец

Вознесенская церковь.

После восстания Кастуся Калиновского в Беларуси повсеместно закрывались костелы. Закрыли храм и в Городце, и в соседней деревне, которая называется Октябрь, а когда-то именовалась Камень-Шляхетский. Костел там был деревянный, построенный еще в 1735 году. И из Камень-Шляхетского храм перевезли в Городец. На его месте стояла когда-то униатская старинная церковь. Церковь сгорела, а на ее месте поставили костел, перестроив его под православную церковь. С того времени, с 1876 года, храм никогда не закрывался.

Козище

Свято-Троицкая церковь.

Деревянная православная церковь в честь Святой Троицы построена в XIX веке.

Октябрь

Покровская церковь.

Населенный пункт известен с 1524 года как имение Камень дворян Верищаковых. Затем она именовалась Камень-Шляхетский. В 1937 году здесь была возведена Покровская церковь. Внутри храм украшен двухъярусным резным иконостасом.

Еремичи

Церковь святого Михаила Архангела.

В деревне стоит деревянная православная церковь святого Михаила Архангела. Построена она в 1784–1787 годах. Интересны руины колокольни XVIII века рядом с храмом.

Береза

Крестовоздвиженская церковь.

В стиле народного творчества из дерева Крестовоздвиженская церковь построена в 1864 году на месте сожженного храма.

Легенда от автора проекта

Открытая дверь

По спине побежали мурашки…  Протянув руку, я дотронулся до Ленькиного плеча.

– Не дрейфь, дружище. Кроме нас тут никого нет. Как я слышал, – продолжал он, – дойти до конца надо, повернуть налево, потом будут еще три ступеньки вниз, после них еще раз налево и тогда справа в стене будет проход в комнату. А за ней еще одно помещение, вытянутое. Вот в дальней стене и будет…  Не напирай, бечевку не оборви! – взвился Ленька, чувствуя мое дыхание у самого уха.

Больше всего мне было неприятно, что за моей спиной – кромешный мрак. И чем дольше мы шли, тем гуще мне казалась темнота. Однако своего фонарика я не включал. Правильно сказал Ленька, что если его «сдохнет», вот тогда я и свой включу.

Сколько уже прошло времени – сказать было сложно. Но вдруг мой товарищ остановился и очень тихо произнес:

– Баста. Пришли. Надо дойти до конца этой комнаты, – но не сделал и шага. Стоял, не шелохнувшись, за его спиной застыл и я.

– Включай свой фонарик. Будем светить двумя, – наконец принял решение мой друг.

Два луча света заплясали по полу, скакнули на стену и устремились в дальний угол.

И на самом деле – на бледно-сером фоне стены устрашающе чернел дверной квадратный проем.

Створок дверей не было видно. Оттого, что, возможно, они были широко распахнуты.
Не помню как, но мы оказались совсем рядом с проемом. Да, железные дверные створки были укреплены овальными клепками и распахнуты внутрь следующего помещения. А там темнота была еще гуще…

Дальше – как запомнилось.

Что-то качнулось в этом мраке и пахнуло в наши лица. Как порыв знойного ветра, как жаркое тяжелое чье-то дыхание. Ленька бросил один фонарик в черный проем, другой, крепко зажатый в пальцах его руки, светил тускло. Еще один порыв ударил нам в лица и дверь мгновенно со страшным грохотом закрылась.

Звенело в ушах. Я взял в нетвердую руку фонарь и стал в упор светить в закрывшуюся дверь. У меня кружилась голова, хотелось страшно закричать и бежать, бежать…

Бежать, не поворачиваясь к двери, не переставая в нее светить…

– Ну вы и ненормальные! Если бы не бечевка, трудно было бы вас найти. – Ворвался в комнату еще один пучок света, а следом возникла фигура моего старшего брата. – Все отцу расскажу и твоему тоже, – кивнул он на Леньку. – Как есть ненормальные. Все еще в сказки верите.

– Но ведь дверь была открыта. Только что она захлопнулась, – залепетали мы.

– Что вы мне сказки сказываете! Эта дверь всегда закрыта и замочной скважины в ней нет. Глядите.

И правда. На этой стороне двери не было замочной скважины. Я приложил ладонь к двери. Она дрожала и как-то странно двигалась. А из-под нее шел свет. Бледный, похожий то ли на туман, то ли на дым. Он медленно гас и удалялся. Вдруг что-то или кто-то с силой ударил в дверь с той стороны. Мы в страхе отбежали. Прижались к стене. Испугался даже мой старший брат.

– Теперь пора отсюда ноги уносить. Вы идите вперед, а я следом. И бечевку, бечевку не оборвите.

А наверху была глубокая ночь. Хотя в моей жизни больше никогда не было такой светлой-пресветлой ночи.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.

Один из пунктов нашего сегодняшнего маршрута – деревня Далёкие. В ней, в самом центре, протекает ручей под названием Кровавый.


Деревня Опса принадлежала когда-то Плятерам. Род этот большой и древний, но наиболее яркая его представительница – Эмилия Плятер. Графиня, революционерка, собирательница белорусского фольклора, участница ноябрьского восстания 1830 года, в ходе которого сначала организовала и возглавила небольшой партизанский отряд, а затем была командиром роты польских пехотинцев в звании капитана – небывалый случай для армии той поры. Ближе к концу восстания Эмилия, которой едва исполнилось двадцать пять лет, неожиданно заболела и скоропостижно умерла. Имя и необычная судьба графин