Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Тема номера
>>>
Награды
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Взгляд

№42 от 19 октября 2017 года

Виталий Третьяков: «Я – сторонник честного подхода в журналистике»
Виталий Третьяков: «Я – сторонник честного подхода в журналистике»

Авторитетный российский журналист, декан одной из самых популярных школ подготовки телевизионщиков Виталий Третьяков на встрече с белорусскими зрителями, которая прошла в столичном Доме прессы, красноречиво, на примерах из практики, рассказывал о роли, которая ныне отведена журналистам, о том, что у них в руках оружие, которым можно обороняться, но можно и нападать, уничтожать, в том числе невинных людей.

Спикер интересно и толково рассуждал о засилье в жизни современного человека массовой культуры и делился своим взглядом на будущую архитектуру мира.

Задача профессионального журналиста, на его взгляд, – говорить то, что есть на самом деле. «Даже в наше карнавальное время это по-прежнему важно. Не стоит доводить аудиторию до ажиотажа и истерии, но давать честные и трезвые оценки обязательно, потому что для выживания обществу нужна правда, даже если она неприятная», – сформулировал он свое профессиональное кредо.

Чем журналист отличается от сплетника

Я сторонник честного подхода. Мерзавцев и порядочных людей среди журналистов и политиков ровно столько, сколько и среди профессий, связанных с институтами, которые вырабатывают общественное мнение. Суть нашей профессии по-прежнему та же – это собственно информация. Ничего загадочного в нашей профессии нет, журналист – это профессиональный сплетник. Его отличие от обычного собирателя сплетен состоит в том, что журналист за свою работу требует красную корочку, зарплату, особые условия труда, командировочные... Сплетник, занимаясь тем же самым сбором информации, делает это бескорыстно, без удостоверения и привилегий, без жалоб в ОБСЕ или СПЧ (Совет по правам человека при ООН – Прим. авт.). 

Вообще, сплетники нужны в любом коллективе: заводском, фабричном, журналистском. О том, что происходит, к примеру, в вашем доме, вы узнаете от тех же самых сплетников, которых не очень любите, но когда они сообщают вам нужную информацию, вы внутренне им благодарны. Хотя не целуете их в лоб и не выдаете звания «лучший сплетник района в номинации интимная жизнь соседей». А журналист – это такой общественный статусный сплетник. В названии нашей профессии нет отрицательной коннотации, наоборот, мы часто подчеркиваем, что являемся выразителями интересов общества. 

Высказывают сегодня опасения, что с появлением роботов наша профессия может исчезнуть. Напрасные тревоги! Сплетники с появлением сетей исчезли? Нет, просто некоторые из них перебрались туда же и неплохо себя чувствуют! Да и многие журналисты давно там.

Выбор трудный: пять или тысяча?

Некоторые «младореформаторы» считают, что человек теперь может получить более объективную картину мира, потому что у него в распоряжении тысячи источников информации. Это самообман, люди просто не понимают, о чем говорят. Своим студентам задаю простой вопрос, на который всегда получаю неправильный ответ: когда вы более свободны в своем выборе: если у вас один-два или десять телеканалов? Следует правильный ответ: «Конечно, когда их десять!». А когда вы более свободны: когда в наличии 10 телеканалов или тысяча? «Естественно, когда тысяча», – уверены они. Ответ неправильный! Вы более свободны, когда у вас 10 телеканалов и вы в состоянии за один вечер посмот-реть, как каждый из них освещает интересующее вас событие, узнать, какие идут оценки и комментарии. А когда располагаете тысячей телеканалов, если вы только не сумасшедший, все равно за один вечер их не пересмотрите. Да и не нужно думать, что при таком обилии эфира звучит множество мнений. Обычно в реальной жизни мы выбираем из трех, четырех оценок происходящего, не более.

«Матильда»

Страсти разгораются нешуточные, а ситуация в общем-то абсурдная: фильм не видели ни те, кто его защищает, ни те, кто на него нападает. Знаю Алексея Учителя давно, это профессиональный режиссер. На мой взгляд, шедевров у него не было, хотя сейчас вообще мало режиссеров, создающих великие творения. Я лично в кинотеатр вместе с толпой не побегу, послушаю, что скажут авторитетные персоны о достоинствах и недостатках картины. 

А если говорить о главном герое, то никакого пиетета у меня Николай II не вызывает: человек, который сдал власть и из-за которого развалилась страна. Для меня он, наряду с Горбачевым, самый неудачный правитель в ХХ веке. Пишут, что последний российский император был хорошим семьянином, и это замечательно, только его профессия управлять государством. Тем более, что он был не просто назначен, а, как считалось, богоизбран. Риск умереть не в своей постели в старости – профессиональный риск каждого правителя. Так же, как у шахтера существует риск, что однажды взорвется метан и его завалит. А космонавту, улетающему в неведомую Галактику, тоже никто не даст стопроцентную гарантию, что вернется на землю. Но мы же не говорим, что это святые люди? А Николай II причислен к лику святых.

То, что у царя был роман с Матильдой Кшесинской, знали еще в советское время, в университетской среде по крайней мере эта часть его биографии обсуждалась. Но никакого ажиотажа не было. Молодой мужчина имеет любовную связь с балериной – что такого? 

Турбулентность, тряска – какая разница! 

То, что Европа самая гуманная и цивилизованная, а остальной мир – варвары, – очередной миф, раскручиваемый средствами массовой информации. Все мировые войны разжигала Европа! Не Китай, не арабы или латиноамериканцы! А те, кто сегодня учит всех пацифизму, миру! Поэтому, когда я встречаюсь с европейцами и они меня доводят своей риторикой и пропагандой, прямо заявляю: не вам и не нам (поскольку Россия тоже часть Европы) учить другие народы миролюбию! Для начала самим нужно разоружиться и перестать воевать, а потом уже выступать в поучительном тоне! 

Ни один международный союз не существовал более 75 лет. Все они распадались, часто путем войн. Очевидно, это связано с астрономическими циклами, со сменой поколений. И Евросоюз, как и СССР, тоже распадется, по той же схеме, по тем же основаниям. Одни страны будут выдвигать уже знакомые упреки: «А мы вас кормим!». Брюссельская бюрократия (по аналогии с тогдашней московской) всем уже надоест, каждый вспомнит, когда и почему его обидела Германия, Франция, или Италия. Допускаю, что умная Западная Европа помнит опыт СССР и пытается минимизировать риски, но Евросоюз все равно распадется с неизбежностью. За 75 лет полностью исторически истлевает международная конструкция, потому что создавалась на тех политических проектах, которые тогда были эффективны. Трактор может пахать и через 50, 70 лет, если за ним хорошо следить. Но он морально устареет, появятся другие, более современные и интересные машины. Законы физики вечные, но физические приборы совершенствуются, заменяясь на новые.

Сейчас любят называть наше время периодом турбулентности. Тряска – раньше так в самолетах называлось подобное явление. Никаких оптимистичных оценок и прогнозов у меня нет, хоть тряс-кой, хоть турбулентностью, хоть кризисом это назови, продлится сей период очень долго. Уж точно не год и не два! Глобальный кризис связан с фундаментальными изменениями в мире, в развитии человеческой цивилизации. Тут все наложилось одно на другое. На эту тему можно долго и сложно рассуждать, вспомнив пресловутые новые технологии, которые изменяют и человечес-кое сознание, и систему передачи информации, и ее масштабы, определенно ясно лишь одно – нам с этим как-то жить…

 



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Финансирование аграрной отрасли можно усилить за счет внебюджетных средств.

В изрядной степени я – советский человек, потому что привык, что мое – это не только Россия и Беларусь, но еще и Кавказ, Закавказье, Казахстан, которые я очень люблю.

Подать или не подать, пройти мимо или остановиться, посмотреть в глаза просящему или отвести взор; какая бывает милостыня и чем руководствоваться, подавая ее, — об этом и многом другом беседуем с насельником Свято-Никольского мужкого монастыря в Гомеле игуменом Феодоритом.

«Мы переживаем самый большой кризис в истории человечества. Вижу, что в этот зал сегодня пришло много молодежи. И я боюсь, что вы на своем веку увидите все, о чем я буду сегодня говорить», — такими словами начал свое обращение к публике один из самых известных итальянских журналистов, политолог, писатель и общественный деятель Джульетто Кьеза, приехавший в Минск по приглашению Международного медиа-клуба «Формат А-3».