Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Здоровье
>>>
Давайте обсудим
>>>



Репортаж "7 дней"

№30 от 27 июля 2017 года

С особой жестокостью
С особой жестокостью

Могилевский областной суд поставил точку в громком деле черных риелторов. Игорь Гершанков и Семен Бережной приговорены к высшей мере наказания – смертной казни, Татьяна Гершанкова – к 24 годам колонии общего режима, Борис Колесников – к 22 годам колонии строгого режима. Приговор еще может быть обжалован участниками процесса и опротестован стороной обвинения. Гершанков и Бережной могут просить о помиловании.

Подробности громкого дела черных риелторов

Убийства, которые совершали преступники, поражают своей жестокостью. Они находили в Могилеве одиноких безработных людей, злоупотребляющих спиртным и имеющих задолженность по оплате коммунальных и других услуг. Жертв уговаривали продать квартиру и переселиться в более дешевое жилье, а после – убивали.

Хладнокровно и без сожаления

Обвинение четверым участникам преступной группы предъявлено по нескольким статьям Уголовного кодекса: совершение убийств и приготовление к ним, похищение человека, разбой, вымогательство, мошенничество, незаконный оборот психотропных веществ, уничтожение документов. Преступления совершались с 2009 по 2015 год. Установлены факты похищения и убийства шести человек. Еще с троими преступники планировали, но, к счастью, не успели расправиться.

Организатором чудовищной схемы стал Игорь Гершанков. Со своей женой Татьяной Гершанковой они взяли в дело еще двоих – Семена Бережного и Бориса Колесникова. У Гершанковых уже был преступный опыт, так как ранее их судили за махинации с продажей квартир. Своих жертв они выбирали среди должников за коммунальные услуги. Списки с конкретными фамилиями получали от одной из сотрудниц расчетно-кассового центра города.

После знакомства с потенциальной жертвой обвиняемые разыгрывали спектакль с привлечением якобы судебного исполнителя (в этой роли выступал Бережной), который угрожал выселением. А Гершанковы, представляясь молодой супружеской парой, нуждающейся в жилье, предлагали решить все проблемы, склоняли жертву продать квартиру с приобретением жилья меньшей площади на выгодных условиях. При этом они нарочито демонстрировали доброжелательность: погашали задолженность по оплате коммунальных платежей, оплачивали расходы по приватизации жилья, давали деньги на продукты питания и спиртное, обещали помощь с приобретением нового жилья и трудоустройством. То есть входили в доверие к жертве.

Затем обвиняемые уведомляли владельца квартиры о том, что отказываются приобретать жилье. При этом они обещали помощь в продаже. Преступники вместе с тем предупреждали о необходимости возврата денег, уплаченных в счет задолженности по коммунальным платежам. Тем самым они вынуждали жертву продать свою квартиру в срочном порядке. В качестве предлагаемого жилья демонстрировалась заранее арендованная на сутки квартира – так было проще вызвать решимость продать собственную.

Каждое преступление детально планировалось, преступники хорошо маскировались, никогда не обсуждали свои действия по телефону, каждый раз меняли сим-карты, заранее продумывали, как отвести от себя подозрения. При этом действовали быстро, четко, хладнокровно и цинично. Непосредственно перед заключением сделки обвиняемые определяли место на одном из сельских кладбищ Могилевского района, где в будущем планировали захоронить жертву. За небольшие деньги они подыскивали копателей могил и приобретали похоронную
атрибутику, чтобы не вызывать лишних подозрений.

Жертв спаивали водкой с клофелином. Когда человек засыпал, вывозили его на сельское кладбище, где жестоко убивали: душили, надевали на голову полиэтиленовый пакет, обматывали скотчем. Затем сбрасывали в яму и закапывали. Некоторые были погребены живыми. Квартиры какое-то время могли сдавать, после чего продавали. Были среди них и однокомнатные, и четырехкомнатные. Деньги делили, вносили на счет.

Конвейер смерти

Первой жертвой преступников стал Ларионов, который жил в Могилеве по улице Космонавтов, 6. Сперва Гершанков пришел к нему с распечаткой долгов за коммунальные услуги. На следующий день приехал уже Бережной, который привез документ, где было написано, что в случае невыплаты долгов Ларионова выселят. Это сильно подействовало на жертву, и он полностью доверился преступникам, приняв «выгодное» предложение переехать в просторный сельский дом. Как оказалось, полквартиры принадлежало сестре жертвы. Гершанков убеждал ее, что поможет ее брату и с жильем, и с работой.

«Откровенное» общение с Ларионовым сопровождалось распитием спиртного, в которое подмешали клофелин. Как только он уснул, преступники увезли его за пределы Могилева и закопали живьем в заранее приготовленной могиле в Чаусском районе. Обкатав схему действий и получив легкие деньги, убийцы принялись планировать следующее преступление.

Поражает в этой истории абсолютная бесчеловечность участников преступной группы. Они зверски расправлялись с беззащитными людьми, расчетливо, тщательно планируя каждый свой шаг и ни на секунду не раскаиваясь. Примечательно, что у Гершанковых был ребенок. Второй вот-вот должен был родиться. Татьяна Гершанкова постоянно жаловалась соседям и знакомым на нехватку денег, просила помочь, одолжить хоть какую-то копейку. Те, кто знал эту семейную пару, не могли поверить в зверства, которые они совершали.

Умение убеждать

Большинство жертв преступников жили в старых панельных домах. Чтобы заманить их в ловушку, надо было убедить в безвыходности их положения. У Гершанкова это отлично получалось. Его подельники на допросах не раз повторяли, что у него был очень хороший дар убеждения, всегда мог найти нужные слова и ответить на любой вопрос. Он был настолько уверен в себе и ничего не боялся, что даже в случаях, когда у жертв возникали сомнения, мог переубедить их и заставить ему доверять.

Приговор

Государственное обвинение удовлетворено вынесенным приговором. Приговор суров, но он был ожидаемым, отметила Людмила Кунцевич, сестра Сергея Ларионова. Обвиняемые сами сделали выбор, «когда своими действиями переступили ту грань, которая отделяет человека от нечеловека». «Я считаю, что можно простить людей, когда совершается убийство по неосторожности, в состоянии аффекта, непредумышленно. Но здесь было все спланировано. Убийство наших родных – это были пунктики их сценария», – сказала Людмила.

Чувства жалости к обвиняемым нет и у Михаила Ковалькова, брата убитого Николая. «Мне их не жалко. Таких людей нет смысла жалеть. Они никого не жалели – ни своих родителей, ни своих детей. Какие могут быть чувства – презрение», – заключил мужчина.

БЕЛТА



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В ГАИ надеются, что автовладельцы внемлют призывам и перестанут парковаться на местах для инвалидов.

Путь к успеху, взлеты и падения, мотивация в спорте и любовь к нему – эти темы обсуждала на встрече со студентами факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета Надежда Скардино, белорусская биатлонистка, олимпийская чемпионка и необычайно обаятельный человек.

Беларусь, конечно, не морская держава, но рыбные блюда соотечественников с каждым годом становятся все разнообразнее. Притом не только благодаря расторопности импортеров морепродуктов.

В 2018 году в трех белорусских и двух российских лечебно-оздоровительных учреждениях в рамках ежегодного мероприятия Союзного государства по организации лечения и оздоровления детей из регионов Беларуси и России, наиболее пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, отдохнут почти две тысячи мальчишек и девчонок из Республики Беларусь, из Брянской, Калужской, Тульской областей и Республики Алтай Российской Федерации.