Мы и мир

№27 от 06 июля 2017 года

Рэмбо в Лувре
Рэмбо в Лувре

В наш век, когда единую цивилизацию делят на части, уже ничему не приходится удивляться. Это раньше, когда человеческая цивилизация на планете Земля только зарождалась, ее можно было делить, ведь зарождалась она очагами. Потому-то мы такие разные и на лицо, и на язык, и на уклад жизни. Но то были очаги чего? – будущей единой цивилизации, в которой мы, казалось бы, уже живем.

Уклад жизни у нас теперь почти общий, языки тоже сближаются, лица… пока разные. Ну, так на то мы и люди, чтобы даже сосед от соседа отличался: индивидуальность – наша отличительная черта. Для людей уравниловки не надо, а вот для народов и стран нужны равные условия. И зачем же нас сейчас, в 21 веке, делить? Чтобы доказать, что кто-то лучше, а кто-то хуже? Что кто-то имеет право, а кто-то нет? И на этом основании  требовать себе привилегий! А что делать с теми, кто с вашими «привилегиями» не согласен? Ага, значит, опять применять старый проверенный варварский способ…

Вот потому-то цивилизацию и нельзя делить, потому что ведет это к возрождению варваров. И верно:  какое самое лучше определение цивилизации? Это состояние общества, противоположное варварству. Вы заметили, как те, кто борется за свои привилегии, и сегодня вместе со своими «врагами» обязательно стирают и общий культурный слой?! Они стирают следы цивилизации, которая им мешает, которая даже в памятниках, картинах, рукописях и храмах является укором их отравленной совести…

Сегодня в Сирии война идет не только с политическими силами, с людьми, но и с цивилизацией.

Воевать в Сирии – все равно что устроить перестрелку в Лувре. Или Третьяковке. Сама мысль о подобном противна цивилизованному, то есть культурному человеку, и, тем не менее, такое побоище происходит. И жертвами его являются не только люди, но и ценности нашей общей мировой культуры. Конечно, памятники не плачут, не кричат, они молчаливые жертвы, но от этого их немой укор не становится тише. И они вопиют об еще одной подоплеке сирийской трагедии – обычном грабеже и наживе варваров.

По обилию объектов всемирного наследия Сирия может сравниться только с Индией и Ираном. Окруженные башнями-гробницами руины античной Пальмиры, гигантские термальные водохранилища и христианские храмы Сергиополиса в центре пустыни, уникальный православный монастырь Маалюля, где до сих пор говорят на арамейском – языке Иисуса Христа, месопотамская крепость Калаат-Джабар… Сирия переполнена достопримечательностями, о которых нам  доводилось читать в учебниках истории или культурологии. И вот из-за войны правительству пришлось закрыть большинство музеев, а их собрания переместить в безопасные хранилища. По оценкам на конец 2013 года, в результате боевых действий пострадали, как минимум, 289 объектов исторического наследия. А сколько преступлений было совершено после этого?

Но даже в том случае, если ценности удается перевезти в музей или тайное хранилище, нет гарантии, что они уцелеют. Достаточно вспомнить судьбу музеев в Багдаде и Каире: из первого при штурме иракской столицы американскими войсками пропали более 15 тысяч экспонатов – их крали и местные мародеры, и военнослужащие США. Вернуть удалось лишь 4 тысячи предметов, остальные сгинули бесследно. В Каире в период «арабской весны» 2011 года из музея украли две позолоченные деревянные статуи Тутанхамона и статую Нефертити. Да, варвар освобождается от тонкого слоя цивилизации с удивительной поспешностью – хоть тысячу лет назад, хоть сегодня!

Что можно противопоставить его омерзительной суете, которая в полном соответствии с современными тенденциями, обрела воистину глобальный характер? Я когда-то начинал свою дипломатическую работу с ЮНЕСКО, международной организацией, которая воистину должна была воплощать лучшие идеалы цивилизации: культуру и сотрудничество. И что с ней стало теперь? Сегодня эта организация не поднимает своего голоса в защиту культурных ценностей, – она лишь ведет опись культурных потерь.  А где же праведный гнев, где политическая оценка? Все это тоже пало жертвой десятилетий «деидеологизации» ЮНЕСКО – не осталось ни идей, ни эмоций, ни желания что-то сказать. Вот и получается, что время, когда еще можно было спасать цивилизацию силой слова, сегодня прошло, и осталось одно – спасать культуру силой оружия.

Да, именно так получается сегодня в Сирии. И об этом прямо говорит на конференции «Защита культурного наследия», проходящей в Берлине, академик Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа: «Культурные ценности необходимо защищать военной силой. Культура имеет те же права, что и люди. Ее необходимо не только защищать от превратностей войны – нет, военные должны охранять их в целом, не только во время конфликтов. Мы знаем, что нынешняя битва за Пальмиру – это битва за спасение культурного наследия». И то верно, давайте не будем делить Пальмиру на Южную и Северную – теперь она у всех нас одна!



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В понедельник президент Макрон объявил о введении чрезвычайного экономического и социального положения в стране. Пока только экономического и социального.

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…