Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
На заметку потребителю
>>>
Совместный проект
>>>
Люди в белых халатах
>>>



Мы и мир

№25 от 22 июня 2017 года

Счастливы врозь
Счастливы врозь

Слушая совместное выступление двух эмиссаров, представляющих с одной стороны Евросоюз, с другой – Великобританию,  я поймал себя на мысли, что… теряю нить! Для чего собрались эти два дяденьки? Они так велеречиво расхваливали друг друга, а также структуры, которые они представляют, так искренне расписывались в вечной любви Брюсселя и Лондона, мол, мы не расстанемся никогда и расставания не для нас, что возникало ощущение: мы присутствуем при объявлении о помолвке! Впору было кричать «горько», не иначе…

И лишь суетливость их комплиментов да мои некоторые познания в русской литературе вдруг помогли распознать в вежливейшем расшаркивании друг перед другом сцену, давно описанную великим Гоголем. Помните, как в «Мертвых душах» Манилов говорил Чичикову: «Нет уж извините, не допущу пройти позади такому приятному, образованному гостю»! – «Почему ж образованному?.. Пожалуйста, проходите», – парировал Чичиков. «Ну да уж извольте проходить вы!»… И сразу стало понятно, расхваливают они друг друга только по одной причине – стоят они перед дверьми и у них есть острая надобность выйти!

Brexit, то есть «британовыход», неизбежен, а раз так, надо же как-то его прилично обставить. И количество елея, излитого при публике друг на друга перед открытыми дверьми, возможно, прямо пропорционально той агрессии, которая тут же вырвется наружу, лишь двери захлопнутся. Что происходит за закрытыми филенками, ведь никто не знает! Отчего каждый из них, Евросоюз и Британия, боятся пройти в проем первым? Уж не оттого ли, что опасаются получить ощутимый и конфиденциальный пинок на прощание? «Ну да уж извольте проходить вы!» – не выдерживают нервы у Манилова. «Да отчего ж?» – возмущается Чичиков. «Ну да уж оттого!»…

Именно с этой опасностью связаны волнения бывших партнеров, которые тянутся вот уже год. Кто кому оставит более яркие воспоминания о процедуре расставания?

Вот почему не только в прессе, а вполне официально, на высочайшем политическом уровне, давно циркулируют три варианта «развода»: жесткий, мягкий и никакой. Какой предпочтут стороны?

«Никакой», т.е. «несмотря на референдум стороны разводиться не будут», уже окончательно отпал. В него не верят даже самые наивные оптимисты. Остались «жесткий» и «мягкий».

Тереза Мэй предпочитает жесткий вариант. Правда, она почему-то называет его «чистый». Это сравнение опять же пробуждает фантазию по поводу того, что же происходит за закрытыми брюссельскими дверями. А, возможно, Мэй просто имела в виду следующее: «Разводиться так разводиться – подчистую!» Гордый Брюссель решил не отставать и стал грозить, мол, коварная Британия запомнит их расставание надолго. В ход у него пошли такие слова, как «расплата», «никаких больше преференций» и «нельзя сидеть на двух стульях сразу».  В общем, стороны запугали себя и публику настолько, что все вдруг дружно заговорили о мягком варианте. «Давайте договариваться, – запросили они, – от греха подальше!» А грех был уже рядом. Мало что ли Европе постоянного чрезвычайного положения, которое, как видим, от терактов не спасает, зато денег стоит; а также трат на содержание мигрантов, на новую гонку вооружений? И что теперь, тратиться еще и на торговые войны с блудной Великобританией? Нет уж! – давайте договариваться, как-никак хоть и бывшие, но
свои. В этом мы должны у европейцев поучиться. Мы-то из Советского Союза вышли, обремененные взаимными претензиями, которые кое-кому до сих пор не дают спокойно жить. И нашу интеграцию пришлось затем восстанавливать, с трудом и потом, а вот они свою разрывать совсем не хотят. В кулуарах подерутся, а при всем народе позориться не станут. Да и себе дороже: зачем разрывать хозяйственные связи, если потом их все равно восстанавливать?

В общем, на этой неделе стартовали исторические переговоры, которые не все чаяли, что начнутся. Начались! Друг другу пожали руки министр по выходу Великобритании из ЕС Дэвид Дэвис и Мишель Барнье, комиссар ЕС по внутреннему рынку и региональной политике. Обсуждаются два варианта. Жесткий – выход из Общего рынка и перекрытие иммигрантских потоков в Англию с одновременным подписанием соглашения о зоне свободной торговли. Мягкий – продолжение участия Англии в Таможенном союзе с ЕС и сохранение иммигрантских потоков.  Если переговоры не приведут к результату, то 29 марта 2019 года Великобритания автоматически покинет ЕС. Их отношения будут регулироваться только нормами ВТО.

Все слышали про брачные контракты, а вот Брюссель и Лондон открывают новую моду – разводные контракты. И надо ли здесь ставить кавычки или писать это слово без кавычек и, стало быть, рассчитывать на честность бывших европейских партнеров – только время покажет. Конечно, без потерь не обойдется, но в такой ситуации не сжечь мосты – уже прибыль. Или долгосрочный вклад, который окупится с годами сторицей. Как всякая прозорливость…



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Поводом для преступления послужило то, что преподаватель на уроке о свободе слова продемонстрировал те самые карикатуры на пророка Мухаммеда, которые пять лет назад стали причиной жестокой расправы над журналистами. Родители школьников-мусульман, учеников Самуэля Пати, а также многочисленные «исламские активисты» посчитали, что в светском французском государстве их религиозные чувства важнее постулата о свободе слова, и призвали наказать учителя.

Третью неделю разгорается огонь «новой старой» войны на Кавказе.

Польский институт национальной памяти покопался в своей памяти… и опубликовал в Facebook архивные документы, согласно которым человек по имени Джеймс Бонд работал в британском посольстве в польской столице и округе в 1964-1965 годах. Знакомьтесь! Джеймс Альберт Бонд прибыл в Польшу 18 февраля 1964 года на должность секретаря-архивиста при военном атташе британского посольства.

Все знают, персидские ковры ткут на века – нет им износу. И красивее их тоже трудно найти. А еще на персидском мягком ковре очень приятно сидеть и вести переговоры.  Американцы, давно не сидевшие на персидских коврах, уже и не помнят, как это хорошо – договариваться.