Удивительное рядом

№21 от 24 мая 2017 года

Самый малый – самый смелый
Самый малый – самый смелый

Подобраться на близкое расстояние к кулику – задача крайне сложная. Все птицы семейств бекасовых и ржанковых очень осторожные и при малейшем намеке на опасность поднимаются в воздух. Соответственно,
и фотографировать их, чтобы снимок получился качественным, непросто.

Конечно, если у вас под рукой дорогостоящая аппаратура за несколько тысяч (а то и десятков тысяч) условных единиц США или Евросоюза, то можно не напрягаться и щелкать хитрых пернатых на почтительном расстоянии от них. Те даже подозревать не будут о вашем интересе к их персонам. Но далеко не каждый любитель фотоохоты может себе позволить столь дорогое удовольствие, поэтому опишу лично опробованные приемы при съемке куликов. В них главное не цена объектива или камеры, а, скорее, опыт, находчивость и терпение.

Самый распространенный обитатель полей – чибис, или пигалица. Кружит над вами, «рыдает», но попробуйте подойти к нему, когда птица на земле, – слетит, не пройдете и двух десятков шагов. К счастью, чибисы не любители сразу улетать далеко и надолго. Покружит с протяжным «плачем» и сядет, сохранив статус-кво в разделявшем вас расстоянии. Но я смог обмануть «плаксу», да еще ко всему на эту же удочку попался другой кулик – травник, или красноножка. А все оказалось достаточно просто. Я всего-навсего лег на поле, выбрав травянистый участок, чтобы не было грязи и песка (хотя ради хорошего снимка я и выгрязниться был готов). И надо же, чибис перестал воспринимать меня как потенциального врага, присев метрах в пяти-шести от объектива и начав поиски еды в плодородной почве сельскохозяйственных угодий. Следом за ним с улюлюканьем подлетел травник, сложил острые крылья парусом и тоже приступил к рутинным поискам пищи.

К сожалению, на турухтанов и больших веретенников (оба вида включены в Красную книгу Республики Беларусь) этот фокус не подействовал. Они, наоборот, тотчас же поднялись в небо и скрылись за горизонтом. Их мне посчастливилось заснять во время высиживания яиц. Забота о потомстве выходит на первый план у птиц и несколько притупляет инстинкт самосохранения. Поэтому и отводил меня турухтан подальше от гнезда, сам при этом находясь словно на ладони. Это же можно было сказать и о последующей встрече с большим веретенником.

Есть еще такой небольшой кулик с интересным названием – перевозчик. Он любит прогуливаться по мелководью в поисках вкусных, на его взгляд, моллюсков. И тоже очень осторожен. Едва завидит человека, засвистит что-то «оскорбительное» в его адрес и – на центр водоема. Но и к нему я подобрал ключи. Помогли росшие на пруду, где я наблюдал эту птицу, деревья и кусты. Когда  выглядывал из-за них, кулик, наверное, посчитал меня большой веткой и не срывался с места. Два года его так обманывал.

Как и в любом правиле, есть исключения и среди куликов. Самый маленький из гнездящихся в Беларуси кулик – малый зуек – оказался, как ни странно, самым смелым из «рода куликовского». Встречи мои с ним были довольно частыми, и зуек, наверное, привык ко мне (шутка, конечно, вряд ли я встречал одну и ту же птицу). Вот он степенно расхаживает по шине, брошенной «ярым любителем природы» в пруд, вот копошится почти у самых моих ног, поблескивая глазом с красивым желтым ободком. Если честно, воробьи меня не всегда так близко подпускали. Самый ма-
лый – самый смелый, и на землю ложиться не надо, и за деревьями прятаться. Находка для фотографа!

Вообще же птицы постепенно привыкают к соседству с человеком, воспринимают его как неотъемлемую часть окружающей их природы. Главное, чтобы и мы, люди, так же воспринимали птиц (и не только их), а не фокусировали все внимание лишь на своих интересах.

Максим ШЕСТАКОВ



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Ах, зимушка, зима наступает. И с каждым днем все холодней становится… Многие птицы на юг улетели. Животные кто мехом густым обзавелся, кто в норах зимует, спит…

Болота – отнюдь не «мир зеленого безмолвия». Монотонность и безжизненность их обманчива.

Похолодало. Зарядили осенние дожди. И растения, и птицы, и звери будто бы приуныли в преддверии зимы.

О ней слагали легенды и песни, с нею связывали обряды, обычаи, ее изображали на одежде, предметах быта.