Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Награды
>>>
Давайте обсудим
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Персона

№18 от 03 мая 2017 года

Монополии на правду нет
Монополии на правду нет

Александр Гурнов, один из первых и лучших ведущих программы «Вести», собственный корреспондент российского телевидения в Великобритании, создатель первой телевизионной службы новостей, а сегодня – один из самых уважаемых политических обозревателей, приехал к нам по приглашению Международного медиаклуба «Формат А-3». На публичной встрече в Доме прессы он рассказал о своих университетах и поделился мыслями о современном телевидении.

Неспокойное детство

Отец работал собкором «Комсомольской правды». Где он только не побывал – сначала в Румынии, потом в Германии, Англии, Франции, Италии, Испании! Я вырос практически на корпункте. Поэтому журналистику с детства полюбил прежде всего как образ жизни. Нравилось, что папа не ходил на работу. Когда звонили и сообщали, что срочно нужно на летучку, он отвечал: «Я не могу, очень занят, сижу пишу». А сам в это время принимал ванну с пеной.

К нам приходило огромное количество интересных людей. Когда уехали во Францию, Володя Высоцкий с Мариной Влади неделями у нас жили.

Кстати, Борис Гурнов уважал лишь газету, он считал, что на радио работают «радиоты», а на телевидении – и того хуже… Никогда не одобрял моих занятий телевизионной журналистикой и ни разу меня не похвалил. Чтобы ни делал, заявлял: «Саша, это ж не работа, несерьезно!». Посмотрел, помню, мой документальный фильм о де Голле и возмущается: «А почему ты его назвал генералом?» Я недоумеваю, а он в ответ: «Но он не был генералом в 62 году! Де Голль только в 63-м стал генералом».

Постижение истины

На правду монополии нет, и если ты говоришь, что сейчас скажешь правду, то, скорее всего, уже врешь. Задачей творческого человека является постижение истины. И если ты честно идешь по этому пути, то твоя точка зрения здесь и сейчас и есть твоя правда.

Принцип в работе журналиста один – не врать. Когда мой 18-летний сын, который учится на журфаке, заявляет: «Папа, а ты ведь при Брежневе работал, состоял в комсомоле и партии, а значит, всю жизнь занимался пропагандой», – отвечаю: «Я ни разу не врал! Конечно, мог что-то недоговаривать, но это другое. Если ты скажешь своей девушке всю правду, то, скорее всего, долго ваш роман не протянется». В СССР никто не заставлял никого врать. Желающих прогибаться было столько, что заставлять было не нужно.

Имя и есть карьера

Что такое карьера для журналиста? Деньги, высокая должность? Думаю, в первую очередь – это имя. Начал это понимать, когда в тридцать с небольшим уехал корреспондентом российского телевидения в Лондон. Приехав туда, с удивлением обнаружил, что меня там никто не знает. И я понял, что не умею работать «безвестным». Не преувеличиваю и не хвастаюсь. Просто твое имя становится частью твоего инструментария. Тебе привычно, что, когда куда-то звонишь и представляешься: «Это Гурнов», на другом конце провода слышишь: «Очень приятно, Александр Борисович! Чем можем вам помочь?»

Предел компетентности

Планку никогда нельзя перегибать, пользуясь своей популярностью. Как только ты переоценил свой авторитет, тут же разваливаешься и теряешь популярность у зрителей. Александр Любимов, один из создателей телекомпании «ВИД», участвовал в революционных событиях 1991 года. И вот наступил 1993 год, когда произошел разгон Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Саша Любимов в телеэфире сказал примерно так: «Вы вышли на улицу, ходите с флажками, я в этом не участвую и иду спать». После этого лет семь его не было на экране. Хотя, по сути, он ничего плохого не сделал. Но зритель спросил: а кто ты такой, чтобы учить советский народ выходить на демонстрацию или нет? Ты можешь комментировать данное событие, но подобные заявления – выше твоей компетентности. Академик Сахаров мог себе это позволить, а журналист Любимов, при всей популярности и любви зрителя, как оказалось, нет.

Сила слова

В СССР пресса являлась рупором пропагандистской машины идеологического отдела КПСС, тогда публикация в газете была не свидетельским показанием, а оглашением приговора. Теперь функции прессы несколько изменились, порой кажется: кричи – не докричишься. Давно уже подставлено под сомнение утверждение о том, что пресса – четвертая власть.

Как-то в разгульные 90-е плыли в круизе по Средиземному морю. На лайнере проходил конкурс «Мисс пресса», спонсорами которого были бандиты. Тогда такое было привычным явлением. Был среди меценатов и Витек Казанский, вор в законе, кстати, правильный и веселый парень.

«Санек, мы, бандосы, живем по понятиям! – в сердцах говорил он. – Есть воровской сходняк, за нами следят менты, КГБ. Живем под таким прессингом! А на этих в Кремле никакой управы нет! Только вы, журналюги!» С точки зрения человека, который закончил три класса и прошел восемь лет тюрьмы, неплохо сказано.

Шутки шутками, но следует признать, что и сегодня умные публикации читают, к журналистам прислушиваются, мы по-прежнему во многом формируем общественное мнение и в определенной степени влияем на решения власти.

Учителя в профессии

Эрнест Хемингуэй, Марк Твен, Николай Чернышевский, Александр Герцен когда-то тоже были журналистами. В сравнении с ними какие мы журналисты? Умеем без ошибок «жи» и «ши» писать и вроде бы уже достаточно. В МГИМО

меня научили завязывать галстук, а вот писать... Сомневаюсь. На мой взгляд, на журфаках нужно приложить все усилия, чтобы у студента горел глаз, чтобы он понимал, зачем пришел в профессию. За деньгами? Так это не по адресу! Университет дает общее гуманитарное образование, а дальше – надежда на себя любимого.

Нет спроса на ведущих

Сегодня все хотят быть телеведущими, но телевидению их нужны единицы, да и сегодня 80 процентов из них – актеры. Это в нашем поколении «говорящие головы» экрана из журналистов вышли, а потом сюда стали брать совсем другую братию.

Кто ведет одну из самых рейтинговых передач Первого канала «Поле чудес»? Профессиональный конферансье, обаятельный и всеми любимый Леонид Якубович. Блистательный Иван Ургант – выпускник Санкт-Петербургской академии театрального искусства. А возьмем «Прожекторперисхилтон», где тоже правят бал далеко не журналисты. Подобные передачи называю «метастазы КВН». Но это еще цветочки, то самое поколение кавээнщиков, которое само себе придумывало шутки! На подходе другие – те, кто заказывает за деньги репризы и юмористические сюжеты. Так что ягодки – впереди!

И смех, и грех

Во время перестройки на телевидении хулиганили много, порой такие шутки творили! Скажем, принесли однажды в студию гранатомет, который купили в подземном переходе. И я во время передачи говорю: «Ходят слухи, что в Москве можно купить все. Даже гранатомет. Решили проверить». И наш сотрудник вносит в студию РПГ-6. Журналист рассказывает, что хотел снять процесс покупки на камеру, но оператору вломили, и он убежал. Самое смешное, что после эфира понесли эту штуку домой. А милиционер, который стоит на входе в здание, спрашивает: «А это что? Гранатомет?! А есть материальный пропуск на вынос имущества? Нет? Значит, я вас не выпущу! Идите к Сагалаеву и оформляйте разрешение». Представьте себе выражение лица шефа, которому подсунули подписывать такую бумагу!

Обман в эфире?

Однажды коллега разыскал гипнотизера Юрия Лонго, который якобы оживляет трупы. И вот в эфире наш корреспондент ведет репортаж из морга. Лонго несет какую-то ахинею про мышечную активность, биополе и влияние трансцендентальных связей. А затем открывает крышку гроба, стоящего на столе, а там – голая женщина (один этот факт был непривычен для советского телевидения!). Лонго делает таинственные размашистые движения руками. Труп поднимается на несколько сантиметров от стола, а потом – бум-с – и снова падает. Я потом отчитал товарища: «С ума сошел! Это же мракобесие!». А тот: «Санек, клево же было!» Сагалаев взмолился: «Имей совесть. Знаю, что ты этого гаврика будешь прикрывать, но ты хоть отсматривай сюжеты перед эфиром». Кстати, потом выяснилось, что роль трупа исполняла будущая жена Лонго.

Телевидение сегодня – не место для смыслов. И это очень удручает…



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Андраник Мигранян занимал должность главного советника Комитета по международным отношениям Верховного Совета России, был членом Президентского совета.

Жизнь идет, технологии развиваются. Проекты, над которыми работают белорусские и российские ученые – уникальны. Безусловно, лучшие представители научного сообщества Беларуси и России достойны новой премии Союзного государства в области науки и техники – она, по мнению академика Витязя, будет только способствовать дальнейшему развитию научного сотрудничества и дружбы между нашими странами.

Выход интересной книги – повод для разговора о ярком человеке, которому волею судьбы пришлось восстанавливать послевоенные Минск, Полоцк, преобразовывать село, тем самым вписать свое имя в золотой фонд белорусской архитектурыюю.

О нем написано и сказано столько, что сложно внести какие-то незнакомые штрихи и добавить что-то новое.