Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Награды
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Давайте обсудим
>>>



Мы и мир

№17 от 26 апреля 2017 года

Шерше ля фам!
Шерше ля фам!

С чем у нас ассоциировалась Франция раньше? Шарм… «Шанель №5»…Шерше ля фам… Я это называю правилом «Трех Ш». А с чем страна ассоциируется сегодня? Шарм исчез – его заменил мультикультурализм. Вместо «Шанель» на Елисейских полях пахнет порохом и слезоточивым газом. А насчет «шерше ля фам» теперь и вовсе не однозначно. Вот в первом туре президентских выборов французы женщину не выбрали – хоть на два процента, но пропустили вперед месье Макрона!

Явка для Франции на выборах была высокой – около 80% избирателей. Результаты таковы: Макрон – 23,75%, Ле Пен – 21,53%, кандидат от партии «Республиканцы» Фийон – 19,91%, лидер движения «Непокоренная Франция» Жан-Люк Меланшон – 19,64%. Представитель Соцпартии (президент Олланд числится «левым» в ее рядах) не набрал и 10%, что не стало сенсацией. Но и не смутило Олланда! Тот, как мольеровский герой, хоть и играет в комедии, но твердо идет к трагическому финалу… своей партии.  

Левые сдулись, правые уже выпали. Партия Саркози последовательно потеряла самого Саркози, потом Жюппе, теперь Фийона, а ведь последнему уже шили костюм на инаугурацию.  Впрочем, он совсем внакладе остаться не хочет и предложил свой костюм Макрону. Странно, и тут предпочли мужчину, а не женщину – белокурую Марин Ле Пен.

Кто этот Макрон, что все в него влюбляются? Честно сказать, он – никто и звать его никак. Он сам об этом сказал в своей речи по поводу прохождения во второй тур. Он напомнил французам: «Всего год назад вы не знали, кто я такой, а теперь я уже почти ваш президент! Спасибо!». Что ж, такой везухе любой был бы благодарен…

Но давайте разберемся: как может случиться, что в великой стране президентом может стать человек без политической карьеры, без истории, без убеждений и… даже без партии?!

Как ему могут доверять французы не то что Елисейский дворец, а хотя бы ключи от сданной в утиль легковушки?!

Впрочем, многие и не доверяют. Сразу после выборов в Париже вспыхнули беспорядки. Сотни молодых людей мешали проезду автомобилей на площади Бастилии и пытались строить баррикады. Манифестанты протестовали! «Нам все равно, Марин Ле Пен или Макрон! Мы не признаем результатов выборов!» – скандировали они. Как пояснил один из активистов, «мы пришли протестовать против маскарада, в который превратились эти выборы. Все основные кандидаты хотят увековечить господство олигархов, узурпировавших власть и укравших богатства народа. Они нелегитимны». Мысль понятна, да и выбор места, где развернулись протестующие, – тоже. Аккурат со взятия  Бастилии и начиналась первая Великая французская революция.

Впрочем, успокойтесь, еще одна революция сегодня во Франции невозможна, ведь большинство – 80 %  избирателей – проголосовало за то, против чего бастуют у Бастилии! А против большинства не попрешь…

Впрочем, кто знает, что большинство думает на самом деле? И есть ли оно вообще во Франции? Так что пора бросать другой клич: «Ищите большинство!» То самое, молчаливое, что привело к победе Дональда Трампа. Оно молчит-молчит до самого последнего момента, пока не подойдет к избирательной урне… Кстати, никто не знает, почему этот ящик называется именно так? И сколько надежд вместе с голосами сгорело в его тесных объятиях? Вот большинство и не доверяет больше никому и не треплет языком по ветру, словно боится спугнуть надежду… И молчит!

Возможно, его надежду зовут Марин Ле Пен. Вот уж у кого есть биография, есть убеждения и есть партия «Национальный фронт». И есть своя надежда – на то, что  лозунг «Ищите большинство!» превратится в «Шерше ля фам – ищите женщину!» Но прежде нужно найти это большинство –  не арифметическое, а политическое, а уж Марин сумеет его разбудить.  Неужели во Франции его уже не  существует? Не может не существовать! Неужто великая Франция в этом смысле более  дряблая, нежели США, где все-таки отыскалась двухэтажная Америка?!

Марин поехала искать большинство. В отличие от Макрона, который думая, что уже все купил,  поехал после первого тура праздновать в буржуазно-богемный клуб, Марин покатила в шахтерский городок Энен-Бомон на митинг. Вам не кажется странным, что правый, даже крайне правый политик, как ее зовут противники,  поехала к рабочим? Мир перевернулся! И правые тоже! Впрочем, как и левые, которые хвалятся своей буржуазностью. Но сегодня именно правые защищают во Франции интересы простых людей. Так что пусть переворачиваются, поют революционную «Марсельезу» – зато они, может, не допустят, чтобы Великая Франция перевернулась.

А то по этому поводу уже ходят шуточки на высшем уровне. На мартовском саммите ЕС в Риме президент Италии Серджо Маттарелла сказал, что «Евросоюз состоит из малых стран и тех стран, которые пока не осознали, что являются малыми». Похоже, только у Ле Пен есть что на это ответить.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В понедельник президент Макрон объявил о введении чрезвычайного экономического и социального положения в стране. Пока только экономического и социального.

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…