150 золотых маршрутов моей Беларуси

№16 от 19 апреля 2017 года

Солы
Солы


Авторский проект
художника, реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

Костел во имя Наисвятейшей Девы Марии Ружанцовой, который расположен в деревне Солы, что на Гродненщине, был построен, как говорят местные жители, еще «за польскім часам».

Сооружение это прекрасно, с какой стороны ни посмотри, оно всякий раз выглядит по-иному – подобный эффект достигается наложением на стиль модерн мотивов барокко и ренессанса. Но главная загадка костела внутри. Среди библейских сюжетов в настенных росписях прямо в алтарной части запечатлены военные «чудеса». Первое из них – оборона Ясногорского монастыря в польском Ченстохове в 1655 году во время вторжения шведов (1655–1660 гг.).

Вторая композиция изображает еще одно «чудо». В августе 1920 года красноармейцы стремительно продвигались к Варшаве. Присоединение Польши к братской семье советских республик казалось делом нескольких недель. Тут и случилось чудо.

Стремительное наступление армии Михаила Тухачевского завершилось тотальным разгромом на Висле и бегством назад, что и изображено на стене храма.

Удивительно, но ни у одного из советских руководителей не поднялась рука, чтобы закрасить белопольскую «агитку» в алтаре. Во всяком случае, местные жители такого не припоминают.

В храме можно увидеть мемориальную доску в честь жителей Сол, сражавшихся в Армии Крайовой, с указанием фамилий и воинских званий. Армия была создана в начале 1942 года в Западной Беларуси для борьбы с оккупантами и подчинялась польскому правительству в изгнании – в Лондоне. С осени 1943 года «аковцы» воевали уже не только против нацистов, но и против советских партизан. Память односельчан увековечили в начале 90-х годов прошлого века. 

Василевичи


Деревня находится недалеко от Сморгони. Здесь когда-то было небольшое имение зажиточного купца. От него сохранилась мельница, построенная в 1877 году. Стоит она на берегу небольшой речки. Здание отреставрировано и содержится в прекрасном состоянии.

Жупраны


Известны с XV века как деревня. С 1613 года – местечко. Главная достопримечательность Жупран – это, конечно же, массивный неоготический костел Святых Петра и Павла, заложенный в 1852 году графом Гуттен-Чапским. В 1900 году в этом костеле отпевали Франтишка Богушевича, выдающегося поэта национального возрождения. Внутри храма ему стоит памятник, а на кладбище деревни погребены его останки. На могиле всегда много цветов. В 1871 году в местечке было построено и здание плебании. Говорят, что какое-то время в нем жил Богушевич.

Жупраны известны тем, что с 1407 года деревней владели Радзивиллы. Но места эти стали популярны не благодаря древнему роду Великого Княжества, а Наполеону.

В 1812 году под Сморгонью французский полководец оставил свою армию, а сам бежал в Париж, преследуемый войсками Кутузова. С тех пор в Беларуси передаются из поколения в поколения множество легенд о спрятанных где-то здесь сокровищах Наполеона. Французская армия около недели стояла в Москве и, естественно, уходила оттуда с добычей. Говорят, что клад Наполеона спрятан на территории Жупран.

Залесье


С XVIII века усадьба принадлежала Огинским. С 1782-го здесь жил Михаил Клеофас Огинский. При нем это было процветающее имение, ставшее со временем культурно-просветительским центром края. Ведь Огинский, побывавший в таких городах, как Париж и Вена, не смог бы чувствовать себя уютно в обыкновенном шляхетском имении, каким было Залесье при его дяде, Франтишке Огинском. При Михаиле Клеофасе оно преобразилось. За работу принялся профессор Виленского университета Михаил Шульц. А после его смерти завершил реконструкцию губернский архитектор Жозеф Пусье. Было принято решение о строительстве рядом с прежней усадьбой нового дворцово-паркового ансамбля в стиле модного в то время классицизма, но по желанию графа сбоку к зданию пристроили вытянутую оранжерею в виде аркады с большими арочными окнами. Затем к ней под прямым углом достроили еще одну – «американскую», которая с солнечной стороны была полностью застеклена. Так образовалось идеальное место для дивного фруктового садика. Строительство нового дворца завершилось в 1805 году. Гармоничным дополнением и в то же время прекрасной самостоятельной единицей была часовня в стиле классицизма. А ранние постройки великолепно вписались в новый архитектурно-парковый комплекс. Довольно любопытными и своеобразными жемчужинами среди украшений сада имения стали мемориальные валуны. Среди них один был с надписью: «Теням Костюшки», а другой посвящен памяти первого гувернера Михаила Клеофаса.

Именно здесь, в Залесье, Огинский подготовил проект частичного возрождения независимости Беларуси в виде создания автономного Великого герцогства Литовского. Но, увы, начало войны 1812 года помешало осуществлению этой идеи. Именно здесь Огинский написал одно из своих самых значительных музыкальных произведений – оперу «Зелида и Валькур, или Бонапарт в Каире». В имении был подготовлен исторический трактат «Письма о музыке», начаты мемуары, охватывающие период с 1788 по 1815 год. Хозяин неустанно устраивал художественные выставки, литературные чтения и музыкальные вечера. Среди местного общества усадьба получила звание «Северные Афины». Однако в 1822 году Огинский переезжает в Италию, там он и умирает в 1833 году. Имение теряет свою былую славу и со временем приходит в упадок. Затем усадьба переживает кровавые события Первой мировой и Великой Отечественной войн и навсегда утрачивает свое былое великолепие.


Сохранилась в деревне небольшая часовня Девы Марии 1815 года постройки.

Ивашковцы


О часовне, что стоит на деревенском кладбище, известно очень мало. Построили ее в конце XIX – начале XX века в стиле неоготики. В то время костела в Солах не было, и часовня выполняла его функции. Сейчас ее открывают только один раз в год – на католические деды. Интерьеры в часовне частично сохранились.

Сморгонь


Основной достопримечательностью города является костел Святого Михаила Архангела, который был построен в 1612 году. Кальвинистский сбор отстроен на месте деревянного протестантского храма ХVІ века. В 1621 году сморгонский сбор перешел католикам. Под именем Троицкого костела он простоял до 1866 года, пока его не превратили в Михайловскую церковь, и 55 лет святыня была православным храмом. Однако в 1921 году ее вновь освящают в костел, который в 1947-м был закрыт. После реставрации 1970-х годов в нем разместился выставочный зал. И, наконец, в 1990-м вновь стал действующим костелом.

Здание костела отличается суровой простотой и монолитностью. Его стены достигают в толщину трех метров. Окна высоко подняты над землей, что сразу придает постройке нарочито воинственный вид. Единственным украшением памятника является аттик, ритмично декорированный спаренными полуциркульными нишами с висячими гирьками. Подобная декорация типична для архитектуры ренессанса. Единственный вход в храм находится под охраной массивной башни-звонницы, первоначально четырехъярусной. Ее ярусы соединялись винтовой лестницей, упрятанной в круглой башенке рядом со звонницей. При переустройстве костела под церковь в ХIХ веке башня уменьшилась на два этажа.

Кевлы


Из кирпича и камня в 1862 году на окраине деревни в стиле позднего классицизма возводится церковь Иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость». Возможно, изначально храм строился как католический. Особенности архитектуры говорят именно об этом.

Солы


Костел Богоматери Ружанцовой был построен в 1926-1934 годах по проекту конструктора Дубановича на средства прихожан и является одним из красивейших храмов Беларуси. Построенный в стиле модерн, этот памятник архитектуры производит впечатление на каждого. Да и как может быть иначе, если только пожертвования на строительство костела составили более полумиллиона злотых? Для того времени сумма просто огромная.

Не каждый храм в Беларуси может похвастаться своим органом. А в этом костеле он есть.

Деревня Солы примечательна еще и тем, что именно здесь было подписано соглашение о перемирии между Германией и тогда уже Советской Россией, остановившее военные действия на Западном фронте во время Первой мировой войны. И только через десять дней это соглашение официально подписали еще раз в Брест-Литовске.

Кушляны


Примерно в двух километрах от деревни Кушляны расположена усадьба Богушевичей, где знаменитый белорусский поэт Франтишек Богушевич и провел последние годы своей жизни.

Богушевичи владели имением с середины ХVIII века и вплоть до 1940 года. Сейчас в усадьбе организован музейный комплекс имени Франтишка Богушевича, который был открыт в 1990 году. Здесь же, в реконструированном доме, некогда построенном самим Богушевичем в 1896 году, разместилась музейная экспозиция. От времени, когда в усадьбе жил поэт, остались нетронутыми беседка, старый парк, каменный сеновал и каштановая аллея. Аллея примечательна тем, что большинство деревьев в ней посажено руками самого Богушевича. В парке стоит мемориальный камень с надписью «Памяцi Мацея Бурачка. 1900 г.» – она сделана уже после смерти поэта местными жителями, которым Богушевич неоднократно помогал, выступая адвокатом в судебных тяжбах. В самой усадьбе восстановлено несколько комнат, в том числе гостиная и кабинет, где работал поэт.

Новоспасск


Еще один храм – и еще одна печальная история исчезновения памятников архитектуры. На этот раз наш путь лежит на Сморгонщину, в небольшую деревушку Новоспасск. От когда-то величественного храма, построенного во второй половине XVIII века паном Букатичем, остались лишь руины. Он был разрушен в период Первой мировой войны. В 20-е годы XX столетия в фундаменте храма был найден клад, оставленный Пацами, – одними из владельцев имения, на восстановление храма.

Легенда от автора проекта

Спаситель зайцев

Продолжение. Начало в №14

Кроме активистов, к камню никто из деревенских не пришел. Но за огороды вышли, недобрым взглядом провожая телеги с динамитом и тех, кто вызвался взорвать валун. Долго селяне стояли, но так взрыва и не дождались. Кто-то даже собрался к камню идти посмотреть. Как вдруг видят – повозки обратно в деревню тянутся. Председатель сразу с криками набросился на людей, кто, мол, камень от дороги оттянул, кто без его разрешения техникой пользовался. Люди в недоумении. Пошли к камню всей деревней. И правда, камень от дороги лежит метрах в двадцати. Как там всегда лежал. А следов техники или лошадей нету.

И стали люди после этого случая еще чаще к камню этому приходить. Даже священник из соседней деревни поверил, что божья сила камень передвинула. Окропил его святой водой. Дальше – больше: из соседних деревень люди к камню потянулись.

А вот другой случай уже после войны произошел. Новый председатель, ярый атеист, решил дело, начатое его предшественником, до конца довести.

– Мало того, что люди в церковь ходят, так еще и сладости и дары всяческие камню несут, – возмущался он.

И обратился председатель в военную часть, что недалеко располагалась. Служивые, получив добро от командования, назначили день и время взрывных работ...

Уже позже люди узнали, что грузовик с подрывниками и динамитом на рассвете из части выехав, хоть и ехать было километров десять, заблудился и весь день по дорогам плутал, а к вечеру в свою часть опять вернулся. Ясное дело – все отложили. Спустя время пришел опять председатель к командиру части, мол, договоренность наша остается в силе. Но у того были другие задачи, его командованием поставленные. Неотложно приказано было подрывников в другое место переправить для более важных дел. Предлагает он председателю созвать мужиков деревенских, выкопать рядом с камнем яму и столкнуть туда камень трактором да  засыпать.

– Учить вас все надо. Хозяин ты там или нет, – раздраженно кричал он председателю.

И руководитель колхоза на очередном общем собрании объявляет, что пора положить конец всем этим языческим суевериям. Видано ли дело: к какому-то камню советские люди на поклон ходят.

– Своими силами с валуном этим справимся, выкопаем яму да и засыплем поганского идола, – сказал он на деревенской сходке.

А дело было весной, как раз сады зацветали. Но ночью случились заморозки. Приходят люди копать землю к камню, а лопаты в почву не вогнать – стала как бетон твердой, замерзла. Ломами начали бить. Да где там! Дня три проковырялись, а время-то страды, в полях работать надо. Так и бросили, не стали дальше копать.

– Вот какой наш камень, – завершил свой рассказ парень. – А еще, видите, он и зайчат спас. Приду расскажу своим... Хотя сколько нас, деревенских, осталось. Все больше дачники из города понаехали. А эти городские надо мной посмеются – не поверят.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.

Один из пунктов нашего сегодняшнего маршрута – деревня Далёкие. В ней, в самом центре, протекает ручей под названием Кровавый.


Деревня Опса принадлежала когда-то Плятерам. Род этот большой и древний, но наиболее яркая его представительница – Эмилия Плятер. Графиня, революционерка, собирательница белорусского фольклора, участница ноябрьского восстания 1830 года, в ходе которого сначала организовала и возглавила небольшой партизанский отряд, а затем была командиром роты польских пехотинцев в звании капитана – небывалый случай для армии той поры. Ближе к концу восстания Эмилия, которой едва исполнилось двадцать пять лет, неожиданно заболела и скоропостижно умерла. Имя и необычная судьба графин