Мы и мир

№16 от 19 апреля 2017 года

Турки выбрали второго отца
Турки выбрали второго отца

Не всем так везет – получить возможность выбрать себе отца! А вот турки уже выбрали – в прошлое воскресенье. Правда, турецкий референдум вроде совсем не о том, а о переходе от парламентской к президентской республике. Но каждый турок знал, что он выбирает себе именно отца, а такая возможность редко кому-то выпадает.

Ведь не зря говорят: «Яблочко от яблоньки недалеко падает!». А что делать тем, кто хочет далеко упасть? Для них у Джо Кокера есть песня «Я сын своего отца», а в ней такие строки: «Сердце сильнее мозга, о да! – и вот я сын своего отца. И живу я так, как это делал и он… И даже тогда, когда я хочу сойти с пути, что-то заставляет меня остаться». Неважно, что Кокер был англичанином настолько, что группу, с которой поехал завоевывать Америку, назвал «Бешеные собаки и англичане»,  пел-то он  про общечеловеческое! Про то, что понятно и британцу, и французу, и турку, и американцу, и кому угодно, лишь бы у него в груди билось настоящее сердце. Он пел про то, что любовь отца сберегает сыновей, а любовь сыновей сохраняет отца. Что сын и отец связаны навечно и разорвать эту связь невозможно…

У турок уже был один отец. Имя ему было Гази Мустафа Кемаль-паша до 1934 года; после 1934-го – просто Ататюрк. Эту фамилию ему единогласно подарило благодарное Великое национальное собрание Турции. У Кемаля все великое – и кемалистская революция, и кемалистское государство, кстати, первое светское в истории Турции. И Национальное собрание, в котором он председательствовал, тоже было Великим, и именно оно присвоило ему фамилию, а точнее, звание Ататюрк, что значит «отец всех турок». Кемаль много чего сделал для турок, но главное – он сбросил с бывшей Порты архаичные вериги Османской империи. Он освободил Турцию от имперского чванства и лени, от всех этих «диванов» и султанов, от бесконечного бремени войны и борьбы с «неверными». Он запретил халифат, а вместо него заговорил о национальном суверенитете. И, вообще, единственной уступкой с его стороны Западу был перевод турецкой грамоты на латиницу. Он освободил простого турка и от приставки «осман», а вместо нее дал ему фамилию, идущую от родного отца, а не от фе
одала, которому тот принадлежал. И только у самого Кемаля была фамилия, данная Великим Национальным  собранием.

Зато простые турки перестали стоять перед выбором – быть рабом или башибузуком. Последние в 1899 году стали поводом для рассуждений русского философа Владимира Соловьева о конце всемирной истории, причем задолго до разрекламированного теперь Фрэнсиса Фукуямы. Но Кемаль, наоборот, двигал историю вперед, совершая настоящую Турецкую революцию и вдохновляясь другой революцией – Октябрьской. Не зря Ленину и Ататюрку удалось быстро разрешить до того неразрешимый узел русско-турецких противоречий.

Сегодня пришло время разрезать другой узел – турецко-западный. Сделать это невозможно. Надо сказать, что преемники Ататюрка на высших постах, что военные, что гражданские, забыли главный его завет – дружить с СССР. Что стоило Турции утраты суверенитета – она зависела то от немцев, то от американцев. Причем дело доходило иногда до прямой оккупации. Или обязанности состоять в НАТО. Что Турции нужно в Североатлантическом альянсе – неизвестно! И это хорошо показал прошлый год. А вот НАТО от Турции нужны «бутылочное горло» Дарданелл и Босфора, нужны напряженность на Кавказе и Ближнем Востоке. Это ее объективно сталкивает с Израилем, Ираном и Россией.

Похоже, Эрдоган мучительно ищет выход из западной ловушки. И, похоже, турки готовы его в этом поддержать. Не все, конечно, есть там и прозападные силы – не могли не появиться за столько лет западной зависимости. И не могли не попытаться в прошлом году совершить военный переворот, который на многое открыл глаза Эрдогану.

Турецкий президент понял, что времени ему отпущено не так много, и либо он быстро совершит кардинальный поворот, либо… не за горами очередной переворот. А чтобы резко вывести государственный корабль хотя бы
в чистые воды, нужно еще крепче держать штурвал в руках!

Сегодня сторонники Эрдогана празднуют победу. Они выбрали себе «второго отца всех турок». У них 51,4% голосов, что на 1,3 млн больше, чем у противников реформы. Получается, общество расколото пополам. Армия пока занята борьбой с курдами и сирийскими правительственными войсками. Но что будет, если  с теми и с теми выйдет замирение, да еще на условиях Турции? Победная армия может потребовать свой кусок власти. А по новой конституции этого куска не останется…

Так что, крепко держа штурвал, нужно правильно выбирать курс. И помнить, что у избранных отцов нации есть один недостаток – их легко забывают. В отличие от родных.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В понедельник президент Макрон объявил о введении чрезвычайного экономического и социального положения в стране. Пока только экономического и социального.

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…