Интересный собеседник

№12 от 22 марта 2017 года

Все эти заварушки — из-за глупости и жадности
Все эти заварушки — из-за глупости и жадности

Известная тележурналист Вера Кузьмина по жизни отличница. В свое время с красным дипломом окончила факультет журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова и сразу же попала на популярный канал НТВ редактором передачи «Герой дня». Работала спецкором в программе «Сегодня». Участвовала в телепроектах «На самом деле», «Однако…». Вела программу «События. 25 час» на «ТВ Центре». Теперь она появляется на экране реже, больше снимает документальные фильмы, в которых поднимает острые темы, часто скандальные и разоблачительные. В Минск она привезла свой документальный фильм «Страна, которую не жалко», рассказывающий о событиях российской революции.

Моя версия революций

Мне хотелось, чтобы вы это посмотрели, потому что многие процессы, которые видим сегодня, имеют аналоги в прошлом. Об утерянном спустя десятилетия начинают жалеть, но оказывается уже поздно. Это не исторический учебник, это моя версия. Я считала особенно важным проанализировать причины революций 1905-го, 1917-х годов, чтобы нам, современникам, было ясно, как легко и незаметно можно разрушить страну до основания и сделать так, чтобы она на долгое время потеряла свое положение в мире.

Настроения, методы и технологии той поры легко проецируются на знакомый нам «Твиттер». А, скажем, игрушка «Николашка-промокашка» — это, по сути, демотиватор в интернете. Все делалось и делается по одним и тем же лекалам. Просто через сто лет, в отличие от предшественников, мы имеем возможность увидеть результаты тех исторических процессов, а тогда еще люди были более романтичны, хотели как лучше, а получилось как всегда.

Революции происходят не когда мало, а когда ждали большего. Каддафи зверски зарезали не тогда, когда было нечего есть, а когда чуть-чуть снизили социальные выплаты, к которым его соотечественники уже привыкли. Все эти заварушки происходят из-за глупости и жадности. Даже если люди выходят за все хорошее против всего плохого, они должны понимать, какая программа у тех, кто зовет их под свои «светлые» лозунги. Они должны спросить самих себя, а что там есть, кроме этих лозунгов, и что реально могут и хотят сделать те, кто зовет их на площадь. На Майдане я спросила у одного из киевских революционеров: «А чего вы хотите?». Ответ шокировал: «Нам теперь будут загранпаспорта, как кофе, прямо в автоматах выдавать».

Даже если это было бы так, разве стоит это того, что они сделали со своей страной? Я часто слышу, что революция — это то, что ведет к прогрессу или к перераспределению собственности. Вспомним 1905-й, февраль 1917-го, киевский Майдан, революции в Африке и на Востоке… Назовите хоть одну положительную сторону этих потрясений! Что хорошего они принесли народу? Я не говорю, конечно, об Октябрьской революции. Здесь отдельный и долгий разговор…

Советская власть

Моя задача была показать, как сломали страну, а советская власть с определенного момента начала собирать государство, со своей историей и менталитетом. Да, может быть, методы были абсолютно жестокие и не со всем можно согласиться, но нельзя отрицать бесспорный факт: Советский Союз дал народу столько социальных благ, сколько не было ни в одной стране мира. Мы имели прекрасное бесплатное образование, но оно казалось само собой разумеющимся. Некоторые больше завидовали тому, что за границей была клубника в шесть утра. Ну появилась она и у нас. Причем в любое время суток и в любую пору года. Наелись?

А возьмем значение культуры совет-ской эпохи, вспомним великий кинематограф. В праздники по телевидению из года в год показывают фильмы, которые были сняты при «кровавом» режиме, когда цензура зверствовала, всех зажимали, никуда не пущали… Однако как только Новый год, 8 Марта или 23 Февраля – непременно все смотрят «Иронию судьбы», «Служебный роман» и «Офицеров».

Правило журналиста

Прежде всего надо проверять информацию. Зачастую очень легко верят всему, о чем написано в интернете. В свое время вела дебаты кандидатов в Государственную Думу Российской Федерации. Представитель одной оппозиционной партии, произнося свою пламенную речь, приводит в эфире какую-то впечатляющую статистику. Я прошу указать источник информации, откуда взяты сии озвученные цифры. «Так это же все знают!» — отвечает он. Надо проверять, ЧТО именно все знают! К примеру, СМИ пишут про митинги против закона о тунеядцах… Проверьте, возможно, уже внесены какие-то поправки, есть какие-то исключения из этого закона, возможно, в документе есть здравое зерно и его стоит как-то поправить, усовершенствовать… Просто хотя бы на секунду допускайте мысль, что вы тоже можете быть неправы.

На чьей стороне?

Избавлен ли журналист, снимающий политический фильм, от позиции встать на одну из сторон? Это очень важный для нашего профессионального сообщества вопрос. Если это затрагивает значимые вещи, то, безусловно, мы не можем быть лишены собственной позиции. Во время Великой Отечественной войны я не представляю себе журналиста, который бы сказал, что останется над схваткой и будет отстраненно наблюдать за тем, что происходит с Красной армией и немецко-фашистским вермахтом. Это нечестно. Журналист без гражданской позиции — это как мыло с сахаром. Конечно, если ты освещаешь события, не касающиеся непосредственно твоей страны, твоего народа, то нужно стараться придерживаться менее оценочной линии. Вообще, говоря об ответственности журналистов, часто подчеркиваю, что журналист должен понимать, для чего он рассказывает свою историю, кому он это рассказывает и как он это рассказывает. Если есть ответы на эти три вопроса, тогда у общества к нам не будет никаких претензий.

Как быть с идеологией?

Сегодня правда у каждого своя, и нынешняя война разворачивается не только на поле боя, но и в информационном пространстве, где ложь становится привычным делом и где подтасовывают исторические факты, воспитывая «удобных» патриотов. Вопреки расхожим представлениям о том, будто идеологии теряют свое былое, реально ситуация оказывается иной. Во-первых, даже сам термин «демократия», который любят повторять как молитву, является идеологическим, а во-вторых, идеология — это проблема содержания духовного пространства, пространства, где формируются ценности и мотивации. Именно здесь будут определяться содержание и облик будущего глобального сверхгосударства, цели его существования, будет решаться вопрос о способе управления им. Поэтому идеология в стране должна быть. Сколько ни убеждай, что в постиндустриальном обществе идеологии нет, я не соглашусь.

Страшна ли пропаганда?

Часто на встречах со зрителем меня спрашивают: «А вы пропагандист?». Нужно отталкиваться от самого термина: пропаганда – это распространение каких-либо идей для привлечения сторонников. Если скажу, что вредно курить, я пропагандирую здоровый образ жизни, если скажу, что надо читать Пушкина, я пропагандирую интерес к классической литературе. Вопрос в том, что именно журналистика распространяет. Если она говорит о том, что нужно гордиться своей страной, проявлять интерес к своей литературе и истории, то ничего плохого в такой пропаганде нет и быть не может.

Елена НИКОЛАЕВА



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Трудными военными дорогами Гавриил Бордаченко прошел от Сталинграда до Восточной Пруссии, участвовал в освобождении Жлобина, Бобруйска, Барановичей. В 1944 году закончил Военную академию тыла. Уже в мирные годы служил в танковых войсках в Украине, Прибалтике, Румынии. В 1960-е годы уволился в запас, а после перебрался из Литвы в столицу Беларуси. Несмотря на почтенные годы, активно участвует в жизни ветеранской организации, его всегда рады видеть на торжественных мероприятиях, связанных с Вооруженными Силами Республики Беларусь.

Благодаря широкому кругозору и высокому профессионализму, собкору БЕЛТА по Могилевской области по плечу были любые темы.

На G-7 все лидеры западноевропейских стран – это люди, поставленные финансистами, теми, кто пытается организовать американскому лидеру импичмент.

В сентябре 2013 года в рамках соглашения о сотрудничестве между БГУ и Хэнаньским университетом я отправилась в командировку в Китай, в город Кайфын преподавать русский язык китайским студентам.