Путешественник

№10 от 07 марта 2017 года

Очарованный странник
Очарованный странник

У нас в Беларуси есть свой Федор Конюхов. Это 36-летний строитель, преподаватель шахмат и путешественник Павел Балендо. Да, он не ходит в кругосветки, как его российский коллега. Но Павла, так же, как и Федора, часто вдаль уводят дороги и хранит в пути Господь. Против таких людей, спокойных, рассудительных, незлых, не восстают ни стихия, ни лютый зверь, ни недобрый человек.

Недавно Павел пришел в редакцию газеты «7 дней», показал фотографии и рассказал о том, что видел в путешествии автостопом по России, которую прошел-проехал от Смоленска до Дальнего Востока, а точнее — до Магадана — города, расположенного между бухтами Нагаева и Гертнера, на берегу Охотского моря.

Это не первое путешествие Павла, который, кстати, не женат, а значит, на путешествие ему только и нужно было, что благословение матери. Он уже проехал автостопом по странам Закавказья, Средней Азии, Ирана и Русскому Северу. О его иранских впечатлениях и путешествии по Средней Азии писала и газета «7 дней». На этот раз Павел рассказал нам о двух месяцах, с августа по сентябрь 2016-го, путешествий по необъятным российским просторам.

— Большую часть пути до Магадана и обратно проехал, конечно, на попутках, автостопом, — начал свой рассказ Павел. — Но стартовала моя российская одиссея с электрички Минск—Орша. Дальше передвигался на самых разных видах транспорта, ночным автобусом Минск—Москва, поездом Северобайкальск—Тында, но основным средством передвижения были попутки — легковые, фуры, самосвалы… Через реки — баржи, катера… Часть пути прошел пешком.

Как опытный турист, в путь наш странник взял с собой рюкзак (65 литров), летнюю палатку, теплый спальник, коврик, 2 комплекта одежды, предметы гигиены, карты. Из еды — сухие завтраки, гречку, рис, масло, приправы, чай, кофе, сахар, коньяк, печенье, грецкие орехи, изюм, курагу. И 320 долларов. Скажем так — не густо. Столько ровесники молодого человека могут оставить за вечер в клубе...

Если точками отсчета брать города, то от Смоленска, Москвы, Нижнего Новгорода путь Павла пролег через Казань, Ижевск, Пермь, Екатеринбург, Тюмень, Ишим, Омск. Далее были Новосибирск, Кемерово, Красноярск, Канск, Богучаны, Кодинск, Братск, Усть-Илимск, Усть-Кут, Северобайкальск, Тында, Якутск, Хандыга, Кюбеме, Усть-Нера, Сусуман, Ягодное, Магадан, п. Ола. Возвращался по другому маршруту — через Читу, Улан-Уде, Уфу.

Что же впечатлило нашего героя?

— Бесконечность сибирской тайги. Не оставила равнодушным безбрежная магия Байкала, красота российских рек — Лены, Иртыша, Волги, Камы, Енисея, Хандыги, наскальные рисунки на Ленских столбах, которым сотни тысяч лет! Видел Колымскую и Братскую ГЭС. Якутия поразила тысячами рек, ручьями, болотами, суровой природой и жаждой жизни местной скудной растительности. Видел бизонов (братьев белорусских зубров), бурундуков. Медведей и волков не встречал.

Видимо, те сами предпочитали не пугать Павла.

Запомнилось путешественнику и знакомство с якутским шаманом.

Кстати, Павел очень грамотно распорядился своим скромным бюджетом. На поезда, электрички пошло 3 тыс. росс. руб., автобус Минск—Москва стоил 1 тыс. руб., подарки домой — 2 500 руб., музеи — 70 руб., катера, паромы — 2 тыс., экскурсия — 1 тыс., гостиница — 600 руб., городской и локальный (деревенский) транспорт — 1 тыс. Остальные траты были на еду.

— Все, что планировал, посмотрел. Ночевал в палатке в Магадане на берегу Нагаевской бухты Охотского моря. Спал в машинах, в домах добрых людей, приютивших меня. Стоял с палаткой недалеко от поселка Оймякон, где, как известно, находится знаменитая точка холода (-72,2 градуса). Одну ночь провел в гостинице.

Когда голосовал — подбирали все. Никто не отказывал подвезти. Связь с родными держал через интернет.

— В суровых таежных условиях взаимовыручка и доброта людей на порядок выше, чем у нас, — признался путешественник. — Вот и съехавший в кювет и застрявший в болоте над вечной мерзлотой лесовоз, с водителем которого я ехал несколько дней (нам было по пути), вытащил груженый бензовоз, проезжавший мимо.

— Передвигался в основном по федеральным трассам, которые иногда были лишь в 3 метра шириной, притом безлюдными. В тайге не встретить никого на сотни километров. Ближе к большим городам, Якутску и Магадану, федеральная трасса становится шире. Если случается авария и по какой-то причине машина выйдет из строя, останавливается помочь всякий проезжающий водитель. И делает это не за деньги, а от души.

Погода в Сибири в сентябре-августе непредсказуема, но нашему путешественнику с ней, можно сказать, повезло. Не замерз в пути. Незабываемые впечатления оставила Колымская трасса, по которой гнали заключенных в лагеря и на строительство Магадана. Сегодня там стоят памятники тем, кто не выжил в суровых условиях вечной мерзлоты, схоронившей в своих объятиях и тысячи осужденных, и случайных путников, и мамонтов, живших здесь миллионы лет назад.

В пути Павлу довелось пройти через испытания: неточность карт, суровые погодные условия. Если в Омске было +40, то в Якутии — уже -15. На Урале от жажды и обезвоживания был на грани потери сознания. Замерзал на перевалах Якутии.

По ошибке сделал крюк в 400 километров, свернув в направлении Богучан, а не на Иркутскую трассу. Потом 4 суток выбирался пешком и на попутках. Зато познакомился с кандидатом в депутаты от Партии возрождения села. Побывал в гостях у казаков, изучил их быт, держал в руке сабли и нагайки. Посетил Богучанский район, который для России стал настоящим Клондайком. Здешние места богаты нефтью, газом, алмазами, лесом. Здесь ночевал у гостеприимных рыбаков на заимке.

Встречались Павлу хорошие люди и в больших городах. Например, в Магадане, не найдя интернет-клубов, он зашел в парк отдыха в зал игровых автоматов, где помогли связаться с родиной и угостили семгой.

— За время путешествия рыбой меня угощали не раз — и омулем, и семгой, и икрой, — говорит Павел.

На Урале ел судака в сметане, на Байкале — омуля холодного и горячего копчения. В Якутии — чебуреки и суп с олениной. В Красноярском крае пил чай из самовара, заваренный из трав и шишек. В Бурятии ел бузы и позы. На Колыме на костре жарил местную картошку, выращенную в вечной мерзлоте. Ел местную зелень, которая там стоит в 5 раз дороже, чем у нас! И хотя за время путешествия Павел не болел, но здорово похудел, скинул вес с 90 до 72 килограммов, и это при росте 180 сантиметров! Преодолеть около 40 тыс. километров за два месяца — это под силу только таким стойким, как Павел Балендо и Федор Конюхов.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Продолжаем публикацию эссе преподавателя факультета журналистики БГУ Дарьи Гиргель, несколько лет проработавшей в Китае в Хэнаньском университете (город Кайфын) преподавателем русского языка.

Праздник середины осени, который отмечается 19 сентября. В больших и маленьких магазинах, на лотках с уличной едой, в университетской столовой – повсюду можно было увидеть необычайно красивые и вкусные «лунные» пряники.

Китайская пословица гласит, что дорога в тысячу ли начинается с первого шага.

В мире проживает 60–80 тыс. саамов. Из них в Норвегии – 40–60 тыс., Швеции – 15–25 тыс., Финляндии – 6–8 тыс. По переписи 2010 года в России было 1,77 тыс. саамов. Большинство из них живут в Мурманской области, где находится русская Лапландия.