Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Награды
>>>
Тема номера
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



Культура

№9 от 01 марта 2017 года

Новое дыхание раритета
Новое дыхание раритета

Я побывала во многих музеях, и почти везде экспонаты руками трогать нельзя. А ведь так хочется прикоснуться к прекрасному! Мне посчастливилось исправить эту несправедливость в квартире-музее (по-другому назвать ее нельзя) минского реставратора, дизайнера, коллекционера и художника Игоря Сурмачевского.

Игорь Вячеславович в своей квартире-мастерской реставрирует иконы. Но помимо икон в доме буквально каждая вещь приковывает внимание. Ведь почти все — от стульев и до чашек — это предметы старины с богатым прошлым. К примеру, на кухне у мастера литая масленка из стекла 1900-х годов, посуда XIX–XX веков, бутылочка в форме медведя, оставшаяся от знаменитого коньяка Шустова XIX века, угольные утюги из Минска, ивацевичская поливная керамика 30–40 годов прошлого столетия. И это лишь самая малая часть!

Откуда у нашего героя такая любовь к истории? С детства. Родился будущий реставратор в маленьком местечке под Минском, в деревне Вязынь. В то время, когда родители читали всем детям сказки, маленький Игорь просил бабушку рассказать о своей жизни, о том, как жили их предки. Интерес к исследованию своего рода не пропал у Игоря Вячеславовича и в зрелом возрасте. В 2000 году он подал документы на поиск информации о своих прадедах. Стоит отметить, что у него были сведения о родственниках до середины XIX века. «Мои знания о жизни предков остановились на моей прабабушке. А потом уже от нее протянулась ниточка до 1415 года. Прабабушку мою звали Анна Фабиановна Наркевич. И я знал, что жила она возле Ракова. Благодаря этому и выяснилось, что там жил некий Фабиан Наркевич. Потом начал разматывать клубок дальше и оказалось, что в конце XVIII века мои предки владели имениями Метково, Вязынка и Звинячи. Затем нашлись документы о продаже одного из имений Яну Чечоту. Также узнал, что один из моих родственников был командиром
роты тяжелой кавалерии у великого гетмана литовского Михаила Казимира Агинского... История вплетена в линию моего рода. Наверное, если каждый человек начнет так копать, то поймет, что история — это не абстрактное явление. Она сложилась из судеб определенных людей. Все эти документы можно найти, только надо приложить усилия...» — выразил мнение Игорь Сурмачевский.

У каждой чашки, скульптуры, зеркала, шкафа в доме Игоря есть своя история. И именно этому уделяет большое внимание коллекционер. «Я собираю не все вещи. Рассматриваю их, представляю себе, как они существовали в той или иной обстановке. Мне интересно собрать то, что имеет пересечение с историей Беларуси, с историей моего рода», — отметил реставратор.

Если бы юному Игорю Сурмачевскому кто-то сказал, что он будет заниматься иконами, то сегодняшний известный реставратор никогда не поверил бы в это... Но именно иконы стали первыми антикварными вещами в его коллекции. «В родительском доме всегда была бабушкина икона Божией Матери Остробрамской. Позже, в 10 классе, я купил у одноклассника икону «Господь Вседержитель» за 25 рублей. В годы перестройки в Минске открылся первый частный антикварный магазин, там я купил икону Николая Чудотворца за 10 рублей. Она требовала реставрации, и я решил изучить это мастерство. Потом познакомился с коллекционерами из Москвы, Санкт-Петербурга. Заметил, что они собирают и серебро, и фарфор, и живопись… Так расширялась сфера моих интересов. Я очень давно этим интересовался, просто средств не было выкупить какую-то вещь в антикварном магазине. Все время в голове была мысль собрать что-то стоящее. И знаете, у меня появилось такое понятие, как арт-терапия. Я прихожу домой, смотрю на красивые вещи, и спустя минут 10-15 силы восстанав
ливаются», — сказал наш герой.

В комнате, которую реставратор оборудовал как мастерскую, помимо икон, ожидающих его помощи, есть и другие реликвии с богатой историей. Величавые подсвечники из олова XVIII века, распятие 1809 года, часы из имения под Белостоком, бронзовые канделябры из Берестовицы, икона, шитая речным жемчугом и серебряной нитью, полесские иконы... Есть икона святой Параскевы. «В простонародье ее называли бабской святой, считается, что она помогала женщинам выходить замуж и забеременеть. В каждой семье должен был быть этот образ», — рассказал Игорь
Сурмачевский.

Если говорить о количестве икон, которые возродил мастер, то оно измеряется не сотнями, а тысячами! В месяц он реставрирует по две-три иконы, начиная с 1988 года. А сколько икон еще ждут его помощи! Только бы времени и сил хватило! Благодаря стараниям Игоря Сурмачевского, обрели новую жизнь такие реликвии Беларуси, как Ружанская Одигитрия XVII века, Дисненская Одигитрия конца XVI — начала XVII века. В последнее время Игорь Сурмачевский собирает в основном иконы, написанные полесскими мастерами в XVIII–XIX веках. По словам коллекционера, они недооцениваются искусствоведами.

Конечно, любому профессионалу хочется передать свои умения детям или внукам. В этом вопросе Игорь возлагает большие надежды на сына Станислава. «Надеюсь, он будет заниматься реставрацией. У него философский взгляд на жизнь. Читает таких писателей, как Хемингуэй, Салтыков-Щедрин. Да, подобные вещи надо изучать, но я люблю больше исторические романы, основанные на реальных событиях», — поделился мастер.

Глядя на красивые вещи в мастерской Сурмачевского, невольно задаю себе вопрос: неужели у Игоря Вячеславовича не было идей создать свой, частный, музей? Ведь экспонатов-то хватает. «Предложений было много, но не все так просто. В Москве, например, музей частных коллекций создан при музее имени Пушкина, и там коллекционеры на выгодной основе предоставляют раритеты для экспонирования. Я надеюсь, что со временем в Минске тоже появится частный музей. Кстати, сейчас в Уручье строится монастырский комплекс, и в нем запланирован зал для моей коллекции икон. А пока некоторые из этих раритетов можно увидеть в Мирском и Несвижском замках, а также в Национальной библиотеке Беларуси», — отметил реставратор.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

О ней в местных газетах вышло несколько публикаций с одним и тем же названием «Девушка, которая отказывается сниматься в кино».

В фильме «Как закалялась сталь» Владимир Конкин должен был сыграть роль Лещинского. Случай круто изменил его жизнь.

Экспромты и импровизации Сергея Маковецкого иногда приводили к казусным ситуациям.

Актер без зрителя существовать не может, поэтому, снявшись в кино или сыграв в театре, он ищет отклик у публики