Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Награды
>>>
Репортаж «7 дней»
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>



150 золотых маршрутов моей Беларуси

№4 от 25 января 2017 года

Большая Берестовица
Большая Берестовица

 

Авторский проект
художника, реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

 

Несколько столетий назад в Малой Берестовице стояла униатская церковь. Во второй половине XVIII века священником в ней был Семен Онацевич. В его семье родился человек, имя которого мало кто знает сейчас, но который внес огромный вклад в развитие исторической науки Беларуси.

Игнат Семенович Онацевич. Псевдоним — Жегота из Малой Берестовицы. Родился в 1780 году. Учился в Кенигсбергском университете. С 1827 года профессор Виленского университета. В 1828 году обвинен в участии в студенческой организации «Племена сарматов» и выслан на родину в Малую Берестовицу. Восемь лет Игнат Онацевич прожил в Малой Берестовице под полицейским надзором. И только в 1836 году он смог уехать из Малой Берестовицы в Петербург, заняться там снова научной работой. В этом ему помогли Румянцевы.

Работал сотрудником археографической комиссии Румянцевского музея. Исследовал архивы и библиотеки Петербурга, Риги, Кенингсберга, Варшавы, рукописные сборы лиц. Изучал историю Великого Княжества Литовского. Собирал и обрабатывал материалы для актов Западной Руси. Автор статей по истории Беларуси, набросков истории Литвы, Великого Княжества Литовского и других.

Умер 18 февраля 1845 года. Похоронили его в Петербурге. Сегодня неизвестно, где находится могила магистра философии, профессора Игната Онацевича.

Исследователь за свою жизнь написал множество трудов по истории Великого Княжества Литовского. Но самая главная его работа, работа всей его жизни, называлась «История Литвы», она так и не была опубликована.

Сегодняшний наш маршрут пройдет по Гродненской области, будем изучать историю Малой Берестовицы и других населенных пунктов.

Деревня Гольни


Свято-Успенский православный храм построен из камня и кирпича в ретроспективно-русском стиле на месте старинного униатского деревянного храма. Возвели его в 1903 году. У храма непривычно увеличен объем трапезной — полукруглой апсидой, пристроенной по сторонам, что и выделяет эту постройку из ряда типовых проектов. Вокруг церкви каменное ограждение.

Деревня Лишки


Усадебный дом шляхетского рода Вирионов уничтожался огнем три раза. Владислав Вирион в конце XIX столетия возводит новый дом с чертами итальянской виллы, с башенкой и огромным домашним салоном. Во время Первой мировой войны дом снова разрушен, но хозяева восстанавливают его к 1923 году. В наши дни в просторном тенистом парке эта постройка потихонечку разрушается временем и людьми. Хотелось бы, чтобы нашелся и сейчас для этого чудесного дома с вековой историей хозяин.

Деревня Мурована


В XVI веке имение принадлежало Воловичу, канцлеру Великого Княжества Литовского. Затем это были владения Солтанов.

Усадебный дом был возведен в 1843 году. Несколько раз его перестраивали, и он постепенно приобретал черты классицизма. Фронтон дома украшен гербами знатных родов — владельцев этого имения. Сегодня дом заброшен, без крыши.

Большая Берестовица


Поселок известен с XV века как имение Великого Княжества Литовского. Местечком владели Ходкевичи, Мнишеки, Потоцкие. Самый монументальный памятник Большой Берестовицы —  костел Посещения Пресвятой Девы Марии. Считается, что возвели храм в 1615 году при финансировании виленского каштеляна Иеронима Ходкевича для монастыря ордена кармелитов. С ХVIII века при нем действовали госпиталь и школа.

По преданию, здесь в специальном саркофаге было погребено сердце Яна Кароля Ходкевича, выдающегося полководца и триумфатора в Хотинской «битве народов» (1621 г.), во время которой было разгромлено войско турок и их союзников и тем самым развеян миф о непобедимости Османской империи.

В 1866 году костел был перестроен под церковь. А уже в советское время использовался как мебельный магазин, склад. Пришел в упадок.

Еще один костел Преображения Господнего построен в стиле неоготики в 1908 году. Церковь Святого Николая возведена в певдорусском стиле в 1860-м.

Малая Берестовица


Первым, кто обратил внимание на эти удивительные по красоте места, был Александр Ходкевич. Трокский воевода в XVI веке основал здесь свой княжеский двор. После Александра Ходкевича Малая Берестовица передается по наследству сыну Юрию Ходкевичу. Говорят, что именно при нем в местечке был поставлен первый костел. После Ходкевичей здесь правили шляхтичи Юндилы, позже Солтаны. При Солтанах уже в XVIII веке вместо старого деревянного костела был поставлен новый, тоже деревянный, освятили его в честь Антония Падуанского. И простоял очень долго, предположительно до XIX века. А в XIX веке владельцами этих мест были шляхтичи Волковысские. И они-то  30 сентября 1851 года начали строительство нового кирпичного костела. Но католические мессы шли здесь недолго…

В Берестовицу 20 мая 1863 года вошел повстанческий отряд Кастуся Калиновского. Возле этого костела был зачитан повстанческий манифест. Жители Берестовицы поддержали калиновцев, а ксендз благословил их. За принятие и поддержку местными католиками восстания Кастуся Калиновского костел был закрыт и передан православным верующим. Но в 1919 году храм снова вернули католикам. После Второй мировой войны храм горел, и уже только в 90-х годах прошлого столетия благодаря усилиям местных парафиян и ксендза святыню обновили. Храм этот стоит на огромном гранитном цоколе, величественно возвышаясь над всей округой.

Церковь Святого Дмитрия Солунского в псевдорусском стиле построена была здесь в 1866 году.

Олекшицы


Этот бело-голубой храм в русско-византийском стиле снаружи кажется небольшим, внутри же он — просторный, очень светлый. И весь в росписи: каждый квадратик стен, потолка...

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Олекшицах была построена вместо обветшавшей деревянной. Завершен храм был в 1871 году.

Позже под патронажем графа Аркадия Курлова стены церкви украсили росписями. Но в советское время, когда святыня использовалась как склад, фрески были уничтожены. Сохранилось только шесть из них — те, что ближе к алтарю. Их восстановили. Остальные фрески современные — на то, чтобы расписать Покровскую церковь, понадобилось четыре года.

Макаровцы


С начала XVII века имение принадлежало знаменитому магнатскому роду Хрептовичей. Последними владельцами были Хрустицкие. В 1893 году в стиле народного зодчества из дерева здесь возводится Крестовоздвиженский костел. Рядом с храмом стоит каменная колокольня. От имения сохранилось строение ледовни и несколько хозпостроек.

Шиловичи


В 1907 году в стиле неоготики из красного кирпича здесь возведен Троицкий костел. До 1993 года он не действовал. Но в наши дни храм отреставрировали. Непременно стоит заглянуть внутрь святыни. Объемный кирпичный орнамент и искусная штукатурка восхищают лаконичностью и изяществом простоты. Высота башни-колокольни костела — 55 метров. Кажется, что крест на ее шпиле задевает облака.

Верейки


В 1826 году здесь был заложен фундамент костела Девы Марии. Из истории известно, что дочь Иосифа Биспинга и Теодоры Суходольской Александра вышла замуж за русского генерала Александра Светчина. По просьбе матери она решила построить в своем имении костел (ее семья была католического вероисповедания, а муж — православный) при условии, что в соседней деревне Кузьмичи будет возведена православная церковь.

В 1828 году вышел указ Сената Российской империи, запрещающий строительство костелов и часовен римско-католического и греко-униатского вероисповедований без надлежащего разрешения. Но так как строительство костела было запланировано ранее, то запрет его не коснулся. Однако Александре все же долго пришлось обращаться к властям с просьбами предоставить в храм священника. Александра Светчина обязалась содержать христианского священнослужителя на свои средства.

В 1964 году костел был преобразован в церковь. С фронтона были удалены колонны, достроена византийская башня. Между православными и католиками завязались споры за храм. Но последние отстояли свои права. В 1992 году католики начали ремонтировать святыню.

Сохранились в деревне усадебный дом и несколько хозпостроек. На кладбище стоит деревянная католическая часовня.

Легенда от автора проекта

Безголосая кукушка

Продолжение.

За большим дубовым столом вечером собралась вся семья. Слушали бабушку Юстыну. Она сидела на кровати, что поближе к печке, беспрерывно работала спицами и, не торопясь, стала говорить :

— Дык вось, дарагія маі дзеткі, у гэтай хаце я ўжо не адзін дзесятак гадоў. Ведаю яе як ніхто. Сюды мы пераехалі з маім даражэнькім Уладзяй, тут дзяцей сваіх нарадзіла, адсюдь, дай Божа, і на той свет выберуся.

И услышали от старой Юстыны следующее… Когда она переезжала из старой хаты в эту, то в валенке, который и сейчас лежит на печи, перевезли домовичка. Сколько времени жили с ним хозяева в согласии, а вот сейчас стал он проказничать.

— Мае бацькі яшчэ казалі, — продолжала бабушка, — што дамавікі цяжка прывыкаюць да новых месцаў. Рэчы цяжкія могуць рухаць ноччу, а малыя — так і разбіваць ды ламаць могуць. Відаць, нашаму дамавіку сам гадзіннік спадабаўся, мо, нават туды і жыць перайшоў. А вось зязюлю га-дзіннікавую цярпець не стаў. Вось ён і сапсаваў яе.

Возмутился отец:

— Стало быть, мне часы выбрасывать надо. Но ведь не у всех такие в доме есть, а какие деньги за них уплачены!

На правах старшей мать опять взяла слово:

—  Гадзіннік няхай цікае, а зязюля кожныя паўгадзіны выглядвае. Але няхай яна будзе бяз голасу. Давайце дамавіку насустрач пойдзем, ён жа у нас столькі год. Можа, і ён калі нам дабром аддзячыць.

На том и порешили. И надо же! Как в воду бабушка смотрела...

Прошло года два. Дело было ближе к Колядкам. Морозы стояли трескучие. Поэтому только появившегося на свет теленка внесли в дом, чтобы он обсох да на ножки поднялся. Но когда с ним из хлева уходили, в спешке на полу фонарь горящий оставили. Вечером, уморившись, в доме все крепко уснули, и тут со страшным грохотом на пол со стены падают часы… Подскочили, свет зажгли, и кто-то из домашних увидел, что из дверей в хлеву дым идет — тогда как раз ночь была светлая, лунная.

Кинулись и вовремя пламя сбили. Еще бы несколько минут — и все бы хозяйство занялось огнем.

Вось, — говорила потом бабушка Юстына, — упару гадзіннік дамавік з цвіка скінуў.

И еще был случай, не менее удивительный, когда хоронили старую хозяйку. Стали гроб выносить из дома и услышали, как несколько раз прокуковала в часах кукушка. Но меха-то дырявые. Как-то умудрился домовик попрощаться с бабушкой, помня ее доброе сердце.

— Вот и судите сами — быль это или считать за сказку, — закончил свой рассказ дед Миша.

— А часы сохранились? — приставали к нему с вопросами.

— Ну, это совсем другая история, — отмахивался он. — Может, и расскажу, но в другой раз. В другой раз…



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике


У лесе, у зялёнай імжы
Затуленыя вякамі
Каменныя стынуць крыжы
З адсечанымі рукамі.
Калі багоў даўніны Хрысьцілі –
Адцялі рукі,
І сталі крыжамі яны,
Сакральныя помнячы рухі.
Тут часу зацішна яшчэ.
Зьбіраюцца здані з адхонаў.
І камень сьцюдзёна пячэ
Сузор’е паганскіх пісьмёнаў.
Рыгор Барадулiн


Целина Розалия Леонарда Боженцкая (в девичестве – Хлюдинская) была причислена к лику блаженных в 2007 году. У этой женщины удивительная судьба: о ней знают во всем мире, но она не известна своим соотечественникам-белорусам. Родилась Целина в 1833 году в семье состоятельных землевладельцев, живших тогда в имении под Оршей.

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.