Культура

№49 от 07 декабря 2016 года

Семь дней из жизни влюбленного поэта
Семь дней из жизни влюбленного поэта

Девятого декабря 2016 года мы отметим 125-летие со дня рождения Максима Богдановича. Судьба  великого белорусского поэта была трагической (как известно, он ушел из жизни в 25 лет), но в ней были моменты, которые можно назвать гимном жизни и творчеству. О самых интересных событиях и значимых днях создателя легендарного «Вянка» нам рассказал ведущий научный сотрудник культурно-образовательного сектора филиала «Литературный музей М. Богдановича» Михаил Барановский.

День первый: на кого похож?

9 декабря (по новому стилю) 1891 года в Минске на свет появился Максим Богданович. И с его рождением связан интересный биографический факт, о котором вспоминал отец писателя Адам Егорович:

«Старая история: разглядев свое произведение, мать находила, что он как две капли воды похож на меня. Я, всмотревшись, находил: вылитая мать. Это диалектическое противоречие было снято И.С. Плеханом, моим товарищем по школе и народовольчеству, его крестным, который сказал: он похож на самого себя».

День второй: первые слова на родном языке

Стоит отметить довольно важный момент: в семье Богдановичей разговаривали на русском языке и придерживались великодержавной культуры. Если посмотреть вступление Адама Егоровича к книге «Пережитки древнего миросозерцания у белорусов» (Гродно, 1895), то там ничего хорошего о белорусском языке он, как этнограф, не говорил. И потом, когда переехал в Россию, старался влиться в высший свет русского культурного общества Нижнего Новгорода, куда входили Горький, Щербаков, Шаляпин и другие.

Сохранилось письмо от 29 мая 1895 года, в котором рассказывается про знакомство Максима с белорусским языком и его первых словах на нем. Из деревни Вязье (теперь Осиповичский район Могилевской области) мать будущего поэта Мария Афанасьевна писала отцу: «Вот только плохо, что стали говорить по-белорусски и иногда такое словечко выпалят, что хоть сквозь землю провались». Максим много времени проводил на природе, с интересом открывал для себя сельскую жизнь и впитывал в себя родной язык.

День третий: написать и услышать отклик

Впервые в печати 6 июля 1907 года (газета «Наша нiва» №24) появляется произведение Богдановича — аллегоричный рассказ «Музыка».

Из воспоминаний его отца Адама Богдановича: «В «Нашей ниве» впервые появились его печатные стихи, не помню в 1906 или 1907... Но ярко помню его радость в лице и сверкающие живым огоньком глаза, когда он, вбежав в мою комнату, показывал напечатанными свои стихи. Это было в Нижнем, на Канатной улице, в доме Павловой. Понятна эта радость. Тут не только говорило самолюбие, столь свойственное молодости — видеть свое имя в печати, но и нечто большее: сознание, что подготовительные труды были не бесцельны, что он, оторванный от родины, заговорил о своих чувствах ее языком, хотя бы и не совсем чистым, пусть даже картавым, но это дело все исправляющего времени, а пока есть куда притулиться и дать исход накопившимся чувствам и смутным мечтам о далекой таинственной родине: гукнуть издалека — и услышать созвучный отклик».

День четвертый: возвращение на родину

Напомним, что после смерти матери Марии Апонасовны отец Максима Богдановича, чтобы уйти от горестных воспоминаний, решает сменить место жительства. К тому же для него представилась возможность перевестись по службе сначала в Нижний Новгород, а затем в Ярославль. Пятилетний Максим тяжело переживал утрату матери, а вслед за ее смертью расстался с милой родиной на целых 15 лет. И вот после окончания гимназии у Максима Богдановича наконец-то выдается возможность заглянуть в редакцию «Нашай нiвы» и по приглашению друзей пожить несколько месяцев в усадьбе Ракутевщина возле Молодечно. В середине июня 1911 года Богданович приезжает сначала в Вильно. И, безусловно, это очень важный день в жизни поэта! Там его встречает выдающийся деятель белорусского возрождения Вацлав Ластовский. Максим впервые видит древности из коллекции Ивана Луцкевича. Вдохновленный встречей с родным краем, поэт переживает эмоциональный и творческий взрыв и начинает создавать поэтические шедевры, которые потом вошли в сборник «Вянок» (1913) — «Слуцкiя ткачыхi», «Веранiка» и др.

День пятый: единственная книга

22 марта 1914 года был полон радостных хлопот. Максим Богданович подпишет несколько книг «Вянок» родственникам, о чем свидетельствуют дарственные надписи. Нам известно о пяти книгах. Примерно в эти дни он получил из Вильно на руки часть тиража. Уже в наши дни, согласно недавно проведенному опросу, «Вянок» вошел в тройку лучших книг белорусской культуры вместе с книгой Ф.Скорины и «Дудкай беларускай» Франтишка Богушевича. Таков рейтинг простых читателей и литературных экспертов. И сегодня в фондах Литературного музея М.Богдановича хранится несколько экземпляров сборника стихов поэта. Три из них подписаны: тете Маше и тете Магдалине, а третья — сестрице Нюте. Поиски исследователей показали, что еще один сборник он подписал двоюродной сестре Вере. Эта книга хранилась у родственников в Нижнем Новгороде и есть фотография титульного листа, где можно увидеть собственноручную надпись от автора. Но, к сожалению, где сейчас находится этот «Вянок», никто не знает. Последний обладатель книги умер внезапно и не оставил своим детям по этому поводу никаких указаний и разъяснений.

День шестой: Новый год

Наступал знаковый для всей планеты Новый 1917 год. Буквально через месяц произойдет Февральская, а вслед за ней и Октябрьская революция. Ну а пока с 31 декабря на 1 января Максим Богданович отмечает праздник в творческой группе белорусских писателей. Он не видел родину 5 лет и наконец-то его мечта сбылась: осенью 1916 года он из Ярославля приехал в Минск. Этому предшествовала переписка с Вандой Левицкой, которая работала воспитательницей в детском приюте. Максим Богданович был оторван от национального движения и как раз попал в самый его центр. И вот в этой честной компании поэт и встречал Новый год. Наверняка в этот день они играли в «Почту». И с тех самых времен сохранилась записка, которую написал Богданович Зоське Верас: «Сегодня я пачуў, як ваша мацi сказала: «Бедная мая дзевачка». Думаю пра гэта увесь дзень, але так не да чаго дадумацца i не магу. Жывем мы як чужыя людзi, а так быць не павiнна». Некоторые исследователи пытаются в этом искать любовную нить, но, скорее всего, их связывала только дружба.

День седьмой: безответная любовь

Пожалуй, Анна Кокуева стала самым ярким чувством в жизни Максима Богдановича. Она была сестрой его одноклассника Николая, к которому он заходил в гости. Однако 24 мая 1914 года любимая выходит замуж за Ивана Лилеева. Известно, что жениху был 21 год, а невесте 24. Максим не мог жениться на Анне — уж слишком разными были по статусу семьи Богдановича и Кокуевых. Некоторые даже посмеивались над его неразделенной любвью.По этому поводу Богданович даже написал однажды к тете своей любимой: «Мая гаспадыня, Тацяна Рафаілаўна! У адным музеі я бачыў над японскаю вазаю надпіс: «Просяць рукамі не датыркацца». Тое ж скажу і аб каханні, бо гэта — задушэўная справа, а чалавецкай душы таксама няхораша мацаць рукамі. Далікатныя людзі самі ведаюць гэта, а недалікатным аб гэтым напамінаюць».

Эта личная трагедия практически прямо описана самим Максимом Богдановичем в рассказе «Марина». Главная героиня получила имя любимой девушки — Анны Рафаиловны. Ее избранника Ивана Лилеева в рассказе он называет Яном, ну а себя, чтобы отвести какие-либо подозрения, — Базылем. Так что Максиму Богдановичу не повезло, хотя он искренне мечтал о детях, о том, чтобы у него сложилась личная жизнь.

Но повезло белорусской литературе! Потому что нет более благодатной почвы для творческого становления писателя и поэта, чем несчастная безответная любовь! Как раз из этого чувства и родился знаменитый романс «Зорка Венера» и с большой вероятностью можно утверждать, что посвящен он Анне.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

О ней в местных газетах вышло несколько публикаций с одним и тем же названием «Девушка, которая отказывается сниматься в кино».

В фильме «Как закалялась сталь» Владимир Конкин должен был сыграть роль Лещинского. Случай круто изменил его жизнь.

Экспромты и импровизации Сергея Маковецкого иногда приводили к казусным ситуациям.

Актер без зрителя существовать не может, поэтому, снявшись в кино или сыграв в театре, он ищет отклик у публики