Удивительное рядом

№47 от 23 ноября 2016 года

Летописцы из царства растений
Летописцы из царства растений

«Гляжу ль на дуб уединенный, я мыслю: патриарх лесов. Переживет мой век забвенный, как пережил он век отцов», — размышлял А.С. Пушкин. Сменяются поколения людей, а исполин стоит — и время над ним не властно. Плиний Старший писал: «Дубы, не тронутые веками, одного возраста со Вселенной, поражают своей почти бессмертной судьбою, как величайшее чудо мира». 100 лет, 500, 1000… Для нас это удивительно долго, а они живут, став летописцами и объектами поклонения…

Ни одно дерево не окружено такой любовью, почетом. Недаром дуб дал имя нимфам (дриадам) — покровительницам деревьев. С ним связаны притчи, сказки… «На море-океане, на острове Буяне стоит дуб зеленый». Смерть Кощеева хранилась в дубовом ларце; кони царя подземного мира — под корнями трехствольного дуба; в дупле дуба обитал Никола Дуплинский — мог исполнить любые желания. А сколько пословиц, поговорок! И в древности: «Что ни дуб, то тулуп, что ни сосенка, то избенка». И позже: «Чем больше в армии дубов — тем крепче наша оборона». Сохранились и приметы: «Много желудей на дубе — к строгой зиме». Говоря о мертвых «дал дуба», считали: души их по стволу, как по лестнице, поднимаются вверх — в царство бессмертных. И впрямь, в дубравах находят много древних захоронений.

Дуб, символ гордости, высокомерия, связывали с огнем и молнией. Дуб считался местом обитания богов-громовержцев. В дубравах стояли храмы, совершались ритуалы, служили молебны, братались, сочетались браком, искали клады… Верили: дуб открывает двери в иные миры, влияет на судьбу аж до пятого поколения. Хотя и привыкает с год, но если примет — не отпустит! Будет с вами везде. Энергетика его способна «и мертвого поднять». Это одно из самых сильных наших деревьев, да и размах его действия велик. Не зря мужчину сравнивали с дубом — дерево нытиков не терпит. Врачует раны боевые, лечит души, делится долголетием, успокаивает… И охраняет: недаром стены древних поселений были из дуба. Его сажали вокруг полей, создавали засеки на пути конницы Батыя, а спустя столетия — от танковых немецких дивизий.

Вот такой «часовой века». Старец для предков и потомков. Возраст иных — не сотни, а тысячи лет! В Лесном словаре начала XIX века написано: «Дерево это поставлено на той же ступени, на какой лев находится между четвероногих, а орел между птиц». Растут исполины на Черноземье, на западе Европы. Есть повсеместно в Беларуси, в частности, в Беловежской пуще, Литве, Украине… Посажены знаменитыми людьми или в их честь (Петр I, А. Мицкевич, Т. Шевченко, Ю. Гагарин, Циолковские). По долголетию превосходят все породы средней полосы, кроме тиса. Относятся к роду «дуб» семейства буковых. По-русски — «единственное в своем роде, главное дерево», на латыни — «красное, красивое дерево». Селятся в умеренно-теплых (лесах, поймах рек) и жарких местах (степях, горах). Неженки есть в Азии, Средиземноморье, на севере Африки и Америки.

Высота дубов впечатляет: от 20 до 50 м! Хотя после 5–20 и до 80–200 лет растут медленно. Но до конца жизни толстеют стволы — до 2 м и более. И чем старше, тем лучше древесина. Но не все дубы исполины, попадаются и до 8–15 м в высоту, иногда кусты. В насаждениях — стройные, высоко очищены от сучьев, на просторе — крепыши с низкой кроной. Пирамида или шатер, но чаще — раскидистая, с уклоном на юг. Ствол дубков изогнут, затем выпрямляется, мощнеет, будто вогнан в землю гигантским молотом. Побеги, изгибаясь к свету, скручены. Если дубы растут близко, веточки могут срастаться. У многих побеги опушены. Поначалу рыже-желто-красно-серые или буроватые, блестят, в пятнах, точках. Затем зеленовато-оливково-красные. К 20–40 годам ствол темнеет, трескается: чем старше — тем больше, а кора — до 10 см. Есть листопадные и вечнозеленые дубы. Многолетние листья — кожистые, с отливом, упругие, скользят; опадающие — мягче. Весной дуб распускается одним из последних. Красноватые листики сверху зеленеют, снизу белеют, сереют, светлеют. Иногда опушены (густо, пучками или редко по жилкам). Перед опадением листва у дубков краснеет, у старцев желтеет, буреет, иногда с пурпурно-фиолетовым оттенком.

Главный лесообразователь в Европе — дуб черешчатый (обыкновенный). Растет по долинам рек, балкам, образуя байрачные леса. Выживает и в степях. Лист с 4–7 лопастями-зубцами с ушками ни с чем не спутаешь — длина в 2 раза больше (до 15 см), чем ширина. Да и желуди популярны: на черешках до 5–8 см, серо-бурые, в зеленую полоску, на 1/5 охвачены плюской-шапочкой. Интересны сорта: по форме кроны, листовой пластинки, окраске листьев — от пестрой, окаймленной до золотистой, багрянистой. Близок к нему дуб скальный (сидячецветный). Более свето- и теплолюбив, но менее капризен к почве и влаге. Краснокнижник нашел приют и у нас, в Пуще. Кора темнее, пластинками, а не в извилинах-щелях. Имеет, как и собрат, 2 формы по срокам цветения — раннюю и позднюю. На склоны гор юга Европы забрался дуб пушистый. У извилистого деревца-куста сильно опушены почки, побеги, листья. Но более значим в средней полосе гладкокорый дуб северный (бореальный) с блестящими листьями до 25 см длиной. Хотя так следовало бы назвать дуб черешчатый: зах
одит на север дальше. Считается подвидом менее зимостойкого дуба красного (остролистного, канадского) с более выемчатой листвой и красно-бурыми плодами, снизу будто обрубленными. У обоих собратьев экзотичны побеги — рыжевато-красно-бурые, войлочные. Известен благодаря плодам до 5 см дуб крупноплодный. Толстяк с кроной-шатром эффектен осенью желто-коричневой листвой. По быстроте роста почти не уступает дубу черешчатому; по морозостойкости близок к нему и к красному, но более влаголюбив. В горах на высоте до 1500 м встречается дуб белый. Мощное, раскидистое дерево с ярко-зеленой (беловато-сизой снизу) крупной листвой, пылающей осенью багрянцем. На востоке произрастает дуб иволистный. Оригинален блестящими зелеными (к осени — тускло-желтыми) листьями, типа ивовых.

Основная порода Закавказья — дуб длинноножковый (пойменный). Растет быстро, давая поросль и в 50–60 лет. Там же селится дуб грузинский с кожистыми листьями и сидячими желудями. В горах до 2650 м произрастает менее рослый дуб крупнопыльниковый (восточный) с мелкими желудями. Оригинальны густоопушенные побеги его и листья. Изредка попадается дуб каштанолистный – дерево-шатер с крупной листвой. Вечнозеленый, раскидистый дуб пробковый растет на юге Европы. Слой пробки в коре — несколько сантиметров. В Приамурье, Сибири, на Дальнем Востоке распространены дуб монгольский (морозостоек, засухоустойчив) и зубчатый с толстой корой и самой крупной листвой. Вечнозеленый дуб каменный растет на склонах гор юго-запада Евразии и в Северной Африке. Сладкие желуди его, созревая лишь на 2-й год, съедобны, как и у американских дубов…

Семья большая — до 600 видов. И у каждого свой характер. Но как бы дубы ни различались, любой может стать живым свидетелем из прошлого… Да, есть что-то былинное и в слове «дубрава»… Осенью вдруг услышишь шлепок о подстилку еще одного продолжателя могучего рода… Какая судьба ожидает его? Ведь из многих тысяч и даже сотен тысяч плодов лишь единицам уготована участь стать летописцем...

Татьяна МОИСЕЕВА,
биолог, писатель



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Ах, зимушка, зима наступает. И с каждым днем все холодней становится… Многие птицы на юг улетели. Животные кто мехом густым обзавелся, кто в норах зимует, спит…

Болота – отнюдь не «мир зеленого безмолвия». Монотонность и безжизненность их обманчива.

Похолодало. Зарядили осенние дожди. И растения, и птицы, и звери будто бы приуныли в преддверии зимы.

О ней слагали легенды и песни, с нею связывали обряды, обычаи, ее изображали на одежде, предметах быта.