Экономика

№47 от 23 ноября 2016 года

Векторы развития
Векторы развития

Выступая на Октябрьском экономическом форуме в Минске, первый заместитель министра экономики Александр Заборовский заявил о том, что Беларусь сейчас находится в поворотной точке к экономическому росту. Он сослался на то, что в январе-сентябре инфляция в нашей стране составила 8,3%, а это является самым низким показателем за последние пять лет. То есть был выдержан главный экономический баланс в сложной ситуации нынешнего года. Подобное заявление внушает осторожный оптимизм. Но каковы условия для достижения устойчивого экономического роста? Его перспективы логично рассматривать в контексте не только региональных, но и глобальных тенденций экономического развития.

Выбор модели

Основные меры экономической политики властей, по словам Александра Заборовского, в настоящее время направлены на то, чтобы увеличить потенциальные возможности экономики сбалансированно расти «без накопления диспропорций, свойственных быстрому росту на базе стимулирования внутреннего спроса». Очевидно, что это меры среднесрочной перспективы в рамках отдельно взятой страны. В современном мире нарастание взаимозависимости экономик отдельных государств и целых регионов приобретает все более глубокий характер, поэтому долгосрочные экономические сценарии развития Беларуси связаны с перспективным развитием Евразийского экономического союза.

Прогнозные модели оценки стратегий развития ЕАЭС учитывают все большее количество влияющих факторов, в том числе структурного характера. Как отметил во время одного из научно-экпертных советов председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян, в силу ограничений действующих моделей прогнозирования у инвесторов и бизнес-сообщества формируется неполное видение ситуации, возможностей и перспектив работы, в том числе тех преимуществ, которые являются следствием участия страны в Евразийском экономическом союзе.

От выбора прогнозной модели зависят дальнейшие принимаемые решения. Белорусские ученые предсказывают рост мировой экономики в среднем более 3% в год в период с 2015 по 2050 годы, его удвоение к концу 2030 года и увеличение почти в 3 раза к 2050 году — именно такие цифры приводят Е. Господарик и М. Ковалев. Согласно их выводам, рост будет обеспечиваться в основном за счет развивающихся стран. Первая половина XXI века представляется периодом существенных изменений в соотношении центров мировой экономики.

Территория роста

Самым заметным прогнозируемым изменением станет выход Китая на первое место в мире по объему ВВП. Развитые страны Северной Америки, Западной Европы и Япония замедлят свой рост, и лидерство в росте перейдет к быстроразвивающимся: Китаю, Индии, России, Бразилии, Индонезии, Мексике, Турции, Вьетнаму. Доля ВВП стран ЕС в мировой экономике начнет стремительно снижаться. По данным МВФ, удельный вес стран, вошедших в ЕС, в мировой экономике только с 1995  по 2020 г. снизится с 25% до 15%. К середине ХХI века у ЕС (даже в случае включения Турции и Украины) останется только 10–12% мирового ВВП. На этом фоне у стран ЕАЭС доля увеличится, хоть и незначительно, – до 4,3% вместо нынешних 4%.

В свою очередь специалисты Morgan Stanley обращают внимание на то, что состояние мировой экономики сегодня находится в опасной фазе. Финансовые потрясения, происходящие в европейских странах, частично повлияли на экономику развивающихся стран, а также затронули и другие государства, обладающие более высокими уровнями доходов и до недавнего времени остававшиеся незатронутыми.

В своем докладе аналитики отметили снижение мирового ВВП в последующих двух годах с 3,9% до 3,4%. При этом экономика Китая, по прогнозам Morgan Stanley, должна вырасти почти на 7%.

В фокусе — Китай

В Китае находятся точки соприкосновения экономических прогнозов разных научных школ. Страны, рост которых можно прогнозировать с наибольшей вероятностью — как правило, государства с большой численностью населения и с тенденцией увеличения доли работающих. Страны, которые уменьшат свою долю в мировой экономике — со стареющим населением, что приводит к сокращению доли работающего слоя. Кстати, здесь надо искать и ключи миграционного кризиса в Европе.

Уже к 2030 году быстроразвивающиеся экономики, такие как Мексика и Индонезия, будут больше, чем экономики Великобритании и Франции, а Турция может стать больше Италии. Прогнозируется, что Индонезия, Бразилия и Россия обойдут Германию.

В любом случае лидирующая триада середины нынешнего века, к которой сводится большинство экономических прогнозов, — это Китай, США и Индия, суммарный ВВП которых к 2050 году достигнет 50% мирового ВВП (в настоящее время эти три крупнейших экономики составляют 40% мировой экономики). Согласно выводу белорусских экономистов, триада значительно оторвется от следующих за ними семи стран: Японии, России, Бразилии, Германии, Мексики, Великобритании и Франции.

Шансы для ЕАЭС

Для ЕАЭС это означает, что внешние ресурсные источники экономического роста связаны с Китаем, а в более широком смысле  с Азиатско-Тихоокеанским регионом (АТР). Раньше всех данную тенденцию уяснили, пожалуй, в США, которые на уровне доктринальных документов провозгласили перенесение центра тяжести своей внешнеэкономической и геополитической стратегии из ЕС в АТР. Причем в процессе переформатирования глобальной экономики у ЕАЭС есть шансы сформироваться в качестве мирового центра силы. Но это — программа-максимум, она рассматривается белорусскими экономистами как наиболее оптимистичный сценарий. Он предполагает реализацию системного подхода к созданию «окон возможностей» и новых конкурентных преимуществ, которые создает синергия союзного строительства.

Наиболее пессимистичный сценарий — инерционный («продленный статус-кво»), который основан на рисках «недоинтеграции», когда национальные экономики функционируют в большей степени независимо, а в интеграционной повестке доминируют локальные решения. Наконец, «золотая середина» —  сценарий фрагментарный («транзитно-сырьевой мост»). Он формулировался исходя из возможностей использования существующих конкурентных преимуществ ЕАЭС, прежде всего в сырьевом и энергетическом секторах экономики, а также с учетом географического положения Союза как транзитной территории для развития других мировых центров экономического роста (Европейского союза и Азиатско-Тихоокеанского региона). Последовательную, а местами одновременную, реализацию элементов данных сценариев можно считать пошаговым стратегическим алгоритмом строительства ЕАЭС.

Одним из источников экономического роста для ЕАЭС являются прямые иностранные инвестиции (взаимные и из третьих стран). Такие инвестиции могут быть привлекательными в первую очередь благодаря большому объему общего внутреннего рынка и возможностям использования конкурентных преимуществ государств-членов. При этом, как считают белорусские экономисты, фактически динамика значений показателей будет зависеть как от степени реализации потенциала экономического сотрудничества, так и от широкого спектра мер, принимаемых уполномоченными органами государств — членов ЕАЭС в соответствии с национальными стратегиями экономического развития.

Николай ЛЕВЧУК,
кандидат политических наук



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

По общепризнанной теории рынки развиваются циклами – от кризиса до подъема и снова до кризиса...

Беларусь вошла в топ-10 самых дружелюбных для криптовалют государств Европы: введение нулевого налога на такого рода валюту резко повысило рейтинг страны в этой сфере...

Беларусь заняла в рейтинге Doing Business – 2018 («Ведение бизнеса – 2018») 38-ю позицию среди 190 государств, по которым проводится данное исследование. Согласно аналогичному отчету, опубликованному в октябре прошлого года, страна занимала 37-е место.

Цель организации «Центрально-Европейская Инициатива» (ЦЕИ) – содействие интеграции и сближению ЕС с европейскими государствами, не входящими в его состав. В ЦЕИ входят 18 стран: Австрия, Албания, Беларусь, Болгария, Босния и Герцеговина, Венгрия, Италия, Македония, Молдова, Польша, Румыния, Сербия, Словакия, Словения, Украина, Хорватия, Черногория, Чехия. 2017-й – год председательства Беларуси в ЦЕИ.