Как это было

№44 от 02 ноября 2016 года

Парад надежды
Парад надежды

Семьдесят пять лет назад, осенью 1941 года, на главных оперативных направлениях, ведущих к Москве, разгорелись ожесточенные бои. В нескольких десятках километров от столицы СССР громыхала армада фашистской группы армий «Центр» — самое мощное объединение войск нацистской Германии, в тылу которой покорно лежала поверженная Европа. С каждым днем усиливались вражеские воздушные налеты и бомбежки. Военная обстановка была настолько напряженной, что в октябре 41-го часть центральных учреждений и весь дипломатический корпус были эвакуированы в Куйбышев, а в Москве и прилегающих к ней районах введено осадное положение. На главный советский праздник — 7 ноября 1941 года — Гитлер назначил парад своих войск в Москве, для чего немецким солдатам и офицерам уже выдали парадную форму, в которой они готовились победно маршировать по Красной площади.

Полная секретность

В мемуарах «Воспоминания и размышления» Маршал Советского Союза Г.К. Жуков отмечал, что 1 ноября 1941 года он, в то время командующий Западным фронтом, был вызван в Ставку, где Верховный Главнокомандующий спросил его о возможной оперативной обстановке на фронте 7 ноября — в период проведения в Москве военного парада. Георгий Константинович четко доложил, что враг в предыдущих сражениях понес серьезные потери и вынужден пополнять и перегруппировывать войска, и поэтому он не начнет большого наступления. Вскоре для защиты столицы с фронта были направлены 550 истребителей, которые стояли на подмосковных аэродромах в боевой готовности к немедленному отражению воздушных ударов гитлеровских самолетов.

Подготовка к параду велась в условиях полной секретности. Командирам соединений и частей Московского гарнизона сообщили о том, что примерно в середине ноября в районе Крымского моста планируется проведение смотра частей, находящихся в Москве и на ее рубежах и тех, которые вскоре уйдут на фронт. Для этого в порядке обычных учебных занятий на закрытых территориях усиливалась строевая подготовка выделенных для смотра частей и учебных заведений. За день до парада, 6 ноября, на платформе станции метро «Маяковская» было проведено традиционное заседание Моссовета. После заседания Сталин объявил членам Политбюро ЦК, секретарям Московского комитета и МГК о времени начала парада войск на Красной площади, которое было перенесено на два часа раньше — было назначено на восемь часов утра. Командирам частей, участвующих в параде, о переносе времени стало известно в 23 часа. Рядовые бойцы узнали об этом перед подъемом, рано утром 7 ноября, а приглашаемым на Красную площадь представителям трудящихся и общественности сообщили о проведении парада через посыльных с пяти до семи часов утра 7 ноября.

Примечательно, что в тревожное для страны время руководство Советского Союза ответственный пост коменданта города Москвы доверило генерал-майору К.Р. Синилову — нашему земляку, уроженцу деревни Бывальки Лоевского района Гомельской области. Комендант столицы занимался непосредственно подготовкой военного парада на Красной площади.

В 8 часов утра по всем громкоговорителям СССР, которые в те дни не выключались ни днем, ни ночью, раздались торжественно-волнующие слова диктора Юрия Левитана: «Говорят все радиостанции Советского Союза. Центральная радиостанция Москвы начинает передачу с Красной площади парада частей Красной армии, посвященного 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции...». Во всех уголках страны люди прильнули к репродукторам и, затаив дыхание, вслушивались в далекие величественные слова.

Один час две минуты

По-особому торжественна и величава в тот исторический день была Красная площадь, на которой от Исторического музея до храма Василия Блаженного в четком строю выстроились войска парадного расчета. На трибуне Мавзолея — Верховный Главнокомандующий Сталин, а также руководители Советского государства — Молотов, Маленков, Микоян, Щербаков и другие. Принимал парад прославленный конармеец — герой Гражданской войны Маршал Советского Союза С.М. Буденный. В книге «Сто военных парадов», изданной 42 года назад, приводятся воспоминания Семена Михайловича. «…В галопе выскакиваю на простор заснеженной Красной площади, — вспоминал маршал. — Принимаю рапорт командующего парадом генерал-лейтенанта П. Артемьева. Объезжаю с ним выстроенные войска. В колоннах стояли рядовые воины. Но в те минуты они мне казались чудо-богатырями. Красноармейцы дружно отвечали на приветствия. «Ура!» катилось по Красной площади, громкое, воинственное, клятвенное».

Вопреки традиции, вместо принимающего парад речь произнес Председатель Государственного Комитета Обороны, Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР Сталин. 

В Центральном архиве Мин­обороны Российской Федерации хранится справка-доклад коменданта города Москвы К.Р. Синилова, из которого известно, что парад длился 1 час 2 минуты, в нем участвовало 69 батальонов — 28467 человек, из них 5520 ополченцев. Вооружение и военная техника были представлены 296 пулеметами, 18 минометами, 12 зенитными пулеметами, 140 артиллерийскими орудиями различной мощности, 160 танками. Из-за плохой погоды (сильный снегопад, пурга, ограниченная видимость) в параде не приняла участия авиация.

С парада – на фронт

Прямо с парада бойцы Красной армии отправлялись на фронт, для чего Моссовет выделил 14 трамвайных вагонов. К местам боевых действий, на передовую, воины направлялись также на машинах ЗИС-5 и в пешем строю.

В шеренгах сводных полков и батальонов, отправлявшихся на фронт, были и наши земляки. Среди них — Герой Советского Союза командир кавалерийского корпуса генерал-майор Лев Доватор, уроженец села Хотино Бешенковичского района Витебской области; командир батальона полка ОМСБОН капитан Михаил Прудников, в последующем — командир партизанской бригады «Неуловимые», действовавшей на территории Витебской и Барановичской областей; Алексей Рязанов — курсант 1-го Московского Краснознаменного артиллерийского училища имени Л.Б. Красина, в послевоенное время — генерал-майор артиллерии. Боец отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД СССР минчанин Дмитрий Червяков прямо с парада в составе воинской части отправился в подмосковный городок Яхрому Дмитровского района Московской области, где уже вечером 7 ноября участвовал в первом бою. В 70-е годы Дмитрий Иванович за трудовые достижения был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

В экспозиции Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны представлены сюжетные фото об участниках парада 7 ноября 1941 года и войсках, отправляющихся на фронт, сборник воспоминаний и документов «Мы слышали Сталина 6-7 ноября 1941г.», фотопортрет генерал-лейтенанта К.Р. Синилова. Здесь же представлена записная книжка по минно-подрывному делу Д.И. Червякова, а также фотографии некоторых из тех, кто шел по брусчатке Красной площади, среди них — Федор Бобков, Александр Карабанов, Василий Карпеев, Николай Кунин, Леонид Якоревский.

Парад получил широкий международный резонанс и вызвал восхищение и уважение к советскому народу и его армии, способствовал укреплению международного престижа СССР. И, как тонко подметили фронтовики, без Парада Надежды 7 ноября 1941 года не было бы и Парада Победы 24 июня 1945 года.

Николай ШЕВЧЕНКО,
член Белорусского союза журналистов



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Осенью 1943 года партизаны провели второй этап «рельсовой войны» под кодовым названием «Концерт»: было взорвано более 90 тыс. рельсов, свыше 1 тыс. эшелонов, разрушено 72 железнодорожных моста, уничтожено 400 километров телефонно-телеграфных линий.

На Международном кинофестивале в аргентинском Мар-дель-Плата в 1960 году Анне Каменковой была присуждена специальная премия за лучшую детскую роль.

Согласно архивным данным, на 188 объектах столицы саперы сняли и обезвредили 1884 фугаса, 1474 авиабомбы, 294 противотанковых, 859 противопехотных мин, 85 мин-сюрпризов, 622 стандартных трехкилограммовых заряда, большое количество взрывчатых веществ, снарядов, мин и других боеприпасов.

Приходя на кладбище на Радуницу или 9 Мая, я тихо говорю ему: «Спасибо!». За жизнь, за Победу. Я знаю – он слышит… Ветеpaн Великой Отечественной войны, награжденный орденами Отечественной войны и Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», Владимир Аблажей испытан был судьбой не один раз.