Ракурс

№43 от 26 октября 2016 года

Желанный пол
Желанный пол

В эпоху «двоих детей» китайские родители хотят дочерей.

… Лю Минь задумчиво глядит на своего новорожденного сына. Она рада, но немного разочарована — очень хотела дочку!

Лю Минь живет в Пекине. Четыре года назад рождение сына принесло ей огромное счастье. Ради заботы о нем она оставила работу в юридическом отделе одной из страховых компаний с зарплатой более 200 тыс. юаней (около 30 тыс. долл. США) в год.

В 2015 году Китай отменил политику одного ребенка. Лю Минь с мужем, который недавно основал собственный бизнес, решили завести второго ребенка. «Хотя рождение второго ребенка осложнило нашу жизнь, мы по-прежнему хотим дочь», — говорит Лю Минь.

«Навязчивая идея» Лю Минь родить дочь «бросает вызов «патриархальной идеологии» родителей», однако ее больше заботят жизненные трудности. «Цены на квартиры в Пекине в среднем составляют 5–10 млн юаней (750 тыс. — 1,5 млн долл США), — говорит она. —  Меня беспокоит стоимость образования, расходы на свадьбу и покупку жилья для двух моих сыновей».

Лю Минь родилась в уезде Динъань провинции Хайнань (Южный Китай) в 1985 году. Она была четвертой дочерью у своих родителей. Когда ей исполнилось два года, у них появился пятый ребенок — долгожданный сын.

«Когда мой брат родился, родители пригласили всех наших родственников и соседей на праздник. Мы весь день взрывали петарды, — вспоминает она.  — В моей деревне люди традиционно считают, что только мальчики могут сохранить род».

Поскольку в семье Лю Минь было больше детей, чем позволяла тогдашняя политика, все заработанные ее отцом деньги уходили на уплату штрафов. «Мы жили очень бедно, иногда  единственное, что мы с сестрами ели, была одна чашка каши в день».

Для сокращения роста населения в соответствии с количеством ресурсов в конце 70-х годов прошлого века Китай ввел строгую политику рождаемости — «одна семья — один ребенок», которая главным образом распространялась на городское население. В 1982 году она стала основной государственной политикой и в 2001 году была узаконена с принятием закона КНР о демографии и плановом деторождении.

Несмотря на это, многие семьи до сих пор придерживаются взглядов о продолжении рода и воспитании сыновей, которые будут обеспечивать родителей в старости. Многие отдали все на уплату штрафов в стремлении родить больше детей, невзирая на политику.

В Китае остро стоит проблема гендерного дисбаланса. В 1982 году на 100 девочек рождалось 107 мальчиков, однако в 2014 году это соотношение резко возросло до 121,18 мальчика на 100 девочек. Несмотря на то, что с 2009 года отмечалось некоторое сокращение этого разрыва, по данным Государственного статистического управления КНР, в 2015 году на 100 новорожденных девочек приходилось 113,52 мальчика, что по-прежнему было выше сбалансированного соотношения, составляющего 103–107 мальчиков на 100 девочек.

В результате в некоторых регионах страны, особенно в бедных сельских районах,  появилось огромное количество неженатых мужчин брачного возраста. В начале этого года сообщалось, что нехватка женщин брачного возраста в центрально-китайской провинции Хэнань привела к беспрецедентным торгам за невест с предложением «выкупа».

По словам местного кадрового работника, семь-восемь лет назад женихи тратили на подарки семье невесты 10 тыс. юаней, теперь их расходы достигают 100 тыс. юаней. «Многие семьи годами упорно работают, только чтобы заплатить за дом. Деньги на свадебные подарки, саму свадьбу и бытовую технику для молодоженов они занимают у всех готовых помочь друзей и родственников. Женитьба означает огромные долги, которые становятся еще более тяжелым бременем для семей с несколькими сыновьями», — сказал он.

Из-за постоянно повышающихся расходов на воспитание детей в эпоху «второго ребенка» все больше как сельских, так и городских семей надеются родить девочку, если у них уже есть сын.

Житель хэнаньской деревни Люлинь Ван Ю предложил своей жене, с которой они воспитывают сына, родить дочь. «Вместо того, чтобы придерживаться традиционного взгляда «больше сыновей, больше счастья», люди моего возраста предпочитают иметь сына и дочь, если это возможно», — сказал он.

В одной из частных больниц гинекологии и акушерства Пекина врач традиционной китайской медицины 28-летняя Сюань Сюань с мужем ожидают осмотра перед планируемой беременностью. У них уже есть двухлетняя дочь. Готовясь к беременности, Сюань Сюань изучила в интернете народные советы. Она заменила газированные напитки, которые так любит ее муж, на содовую воду, которая, как считается, регулирует кислотно-щелочной баланс в организме, что делает шансы зачать мальчика более благоприятными. «Если второй ребенок окажется девочкой, я все равно рожу ее, главное, чтобы она была здорова, — говорит Сюань Сюань. — Но перед этим мы должны испробовать все доступные средства».  

В той же больнице архитектор Ван Юань и его трехлетний сын сопровождают свою жену и мать, находящуюся на шестом месяце беременности, на осмотр. Когда срок беременности составлял месяц, Ван отправил образец крови жены в лабораторию в Сянган, анализ показал, что их второй ребенок — девочка. «Если бы это был мальчик, я думаю, мы бы прервали беременность, — говорит женщина. — Наше общество стало более демократичным, мужчины и женщины имеют одинаковые права на образование и карьерные возможности. Однако для родителей дочь кажется ближе».

В 2003 году Государственный комитет по делам планового деторождения, Министерство здравоохранения и Главное государственное управление по контролю качества продуктов питания и лекарственных средств КНР совместно опубликовали «Предложения о запрете определения пола плода без медицинских показаний и искусственного прерывания беременности на основании половых предпочтений».

В 2014 году власти некоторых районов провинций Хэнань и Цзянсу запустили кампанию по выявлению случаев определения пола эмбриона и абортов без медицинских показаний. Этот шаг был нацелен на восстановление гендерного баланса. Власти заявили, что родители, получившие право иметь второго ребенка и прервавшие беременность, узнав о поле ребенка, будут лишены такого права.

В феврале этого года один из веб-сайтов, посвященных материнству, провел опрос 10 млн пользователей на тему «Сделали бы вы аборт, если бы ребенок оказался не того пола, какого вы хотели?». Более 90 процентов из 1000 респондентов ответили, что оставили бы ребенка независимо от пола.

Ли На Шуан Жуй
(Китайская очерковая служба)



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Владимир Яковенко: «Мои друзья – мудрые люди. Когда в трудных ситуациях я сомневался, как поступить, то сам себе говорил: «Надо посоветоваться с друзьями…»

Это сейчас большинство «айтишников» – мужчины, но так было не всегда. В 1943 году, когда в США стали «придумывать» первый компьютер, в университете Пенсильвании, то все программисты были исключительно женщины. Мужчины занимались серьезным делом – создавали собственно сам компьютер, что было невероятно серьезным делом, ведь он имел размеры трех- этажного дома. Программистов держали за клерков, главное – машина! Но уже в конце шестидесятых годов понимание, что за программированием – будущее и потенциальные возможности его очень велики, заставило мужчин обернуть свои взоры.

Трансгендерность – несовпадение гендерной идентичности человека с зарегистрированным при рождении полом.

Представьте себе такую ситуацию: из вашей жизни пропала абсолютно вся цифровая техника, от смартфона до старичка телевизора. Уже паникуете? Не знаете, чем занять свои руки и даже мысли? Корреспондент «7 дней» решила рискнуть и провести целую неделю без всем нам полюбившихся гаджетов, чтобы доказать себе и читателям, что в быту можно обойтись и без них. Или нет?..