Мы и мир

№42 от 19 октября 2016 года

Тук-тук по черепушке!
Тук-тук по черепушке!

Наши читатели знают, какие времена сейчас переживает литература. Главная ее проблема: современный гомо сапиенс больше не желает читать. Нет, не  буквально, конечно, ибо буквы он различает и складывает, но только в короткие слоганы, рекламные зазывалки, на крайняк (извините за слог!) — синопсисы известных книг из прошлого да инструкции к новомодным гаджетам. И раз в четыре года  — политические лозунги типа «Хиллари в президенты!», не глядя, что Хиллари – женщина. Не сочтите за сексизм, мои претензии чисто грамматические, ибо «президент» — слово мужского рода.

А прочитать что-нибудь более длинное его, потенциального читателя, не заставишь. Тем паче текст со смыслом! Короче, в наш век упрощения и укорачивания литературу пора вносить в Красную книгу. Которую, кстати, некому будет читать. Литература пропала! Интеллигентные люди ищут ее днем с огнем по всему миру: «Ау, где ты?!» а в ответ — тишина. И одни поваренные книги в библиотеках. Да еще нахально развалившийся на верхней полке графоманский мистицизм.

И вдруг из Стокгольма раздалось долгожданное: «Нашли! Есть еще на свете литература! Не перевелась!».  И новость  пришла именно  оттуда, откуда следовало — из Нобелевского комитета, потому-то в нее так поверилось. Ну разве эти высоколобые и седовласые старцы (почему-то именно так рисуются нашему воображению члены Нобелевского комитета), умудренные опытом и еще помнящие, как все было в «прежние хорошие времена», могут ошибиться? Никак невозможно!

Впрочем, именно эту фразу произнесли многие, когда услышали имя провозвестника литературного Возрождения для третьего тысячелетия и нового Нобелевского лауреата по классу «мировая литература».  Лейдиз энд джентльменз, Бо-о-о-б Ди-и-илан!

«Боб…кто?!»  — спросили многие. Согласитесь, уже один этот вопрос ставит под сомнение правильность решения Нобелевского комитета. Ведь не может же быть писатель или поэт мирового значения никому не известен? Впрочем, есть вариант: а вдруг это спрашивали те, кто не только не знает о Бобе Дилане,  но и вообще не читает и не хочет читать? Ничего подобного! О поэте Бобе Дилане не знали как раз книгочеи.

Парадокс, который означает следующее: «нобеля» по литературе получил человек, не издавший ни одной не то чтобы книжки, но даже захудалой брошюрки!

Кроме собственной автобиографии, которые, как известно, пишутся не совсем собственноручно.

Я не могу притворяться, что не знаю Боба Дилана. Впрочем, я люблю и почитать. Так же, как люблю музыку вообще и рок в особенности. Люблю ли я творчество Боба Дилана? Откровенно сказать, нет. Кроме одной, пожалуй, его песни «Постучаться в двери небес». Песня печальная, если не сказать трагичная, поется от лица человека, чья душа отправляется в рай, и есть в ней такие слова: «Тук-тук-тук! Это я стучу в двери небес…». Музыка – обычный бардовский трилистник, где три аккорда, подчеркнутые губной гармошкой, аккомпанируют коротким думам о бренности бытия. И можно сказать, что мелодия проста до гениальности, а можно — просто простая. Потому и берет за душу. Но настоящую художественную силу ей придала атмосфера. Сначала ковбойской киносаги о самом знаменитом американском убийце «Пэт Гаррет и Билли Кид», где она впервые прозвучала. А потом и настоящая хардроковая  аранжировка в исполнении Guns’n’Roses придала ей жизни! Остальное же творчество Дилана — в стиле  кантри-рок, то есть «деревенский рок», без малейших претензий на какую-то философскую позу. Боб — честный человек и честно делает свое дело, а из него вдруг сделали Нобелевского лауреата.

А делать было не из чего. Ну что тут тянет на «нобеля»? В стихах самой знаменитой песни Дилана строчка «Тук-тук-тук…это я стучу в двери небес» повторяется восемь раз, других же строчек —  всего пять. И все!

Такое впечатление, что комитет Шнобелевской премии поменялся местами с Нобелевским. Я уважаю Дилана, тем более что его балладу перепели такие рок-легенды как Роджер Уотерс и Эрик Клэптон, а также группы Nazareth и U2. Именно поэтому оригинал ценен как первоисточник гораздо более мощных исполнений, и оскорблять, замутнять его недопустимо! Но ведь решение о присуждении премии в области литературы столь простенькому тексту — это оскорбительная шутка. Она доводит гениальность Дилановской интонации до…лапидарности!  А мировую литературу до пяти строк.

Впрочем, Бобу Дилану глубоко наплевать на нобелевскую суету вокруг его имени, и в этом он действительно велик. Комитет не мог два дня дозвониться до лауреата с «радостной вестью» — бард не интересовался  событиями и просто загулял в Лас-Вегасе. И можно честно сказать: если вручение премии мира Обаме было верхом лизоблюдства Нобелевского комитета, то нынешнее решение — верх высоколобой глупости!

Как там поется у Боба Дилана — тук-тук-тук?! Остается выяснить, по чему именно нужно постучать Нобелевскому комитету.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…

Чем дальше страна находилась от Германии, тем спокойней она себя чувствовала и тем дальше она готова была пойти в рискованной игре с немецким реваншизмом.