Персона

№38 от 21 сентября 2016 года

Абсолютно счастливый
Абсолютно счастливый

В этом году народному артисту России Евгению Герасимову исполнилось 65 лет. В кино начал сниматься еще школьником — в фильме «Они не пройдут». А теперь на его счету уже более 50 ролей. Фильмы «Петровка, 38», «Огарева, 6», «Бармен из «Золотого якоря» и «Гостья из будущего» вошли в золотой фонд советского кинематографа. Как режиссер снял 10 фильмов, наиболее известные «Не ходите, девки, замуж», «Забавы молодых», «Поездка в Висбаден». Был ведущим телевизионных программ «Кинескоп», «Парад звезд», «Парад фестивалей». За романтическую драму «Поездка в Висбаден» по мотивам романа Тургенева «Вешние воды» получил знак отличия из рук Папы Римского. Моя встреча с актером и режиссером состоялась на Международном кинофестивале ВГИКа, где Евгений Герасимов был председателем жюри.

— Евгений Владимирович, как вы попали в кино?

— Кинематограф ко мне пришел сам, когда ассистент режиссера с «Мосфильма» случайно увидела нашу потасовку с ребятами. Она подошла к нам и сказала, что таким азартным мальчишкам нужно не кулаками махать, а в кино сниматься, и пригласила нас на киностудию. В школе, когда стали хвастаться, нам говорили, что никто в кино не возьмет, что какая-то аферистка нас обманула. Но мы не послушались и на следующий день поехали по указанному адресу. На «Мосфильме» действительно на нас был заказан пропуск. Помню, в тесной комнате ассистент режиссера дала нам текст и сказала, чтобы мы попробовали его выучить. Мне было скучно, любопытство и желание погулять по киностудии взяло верх, и я соврал, что хочу в туалет. В коридоре меня встретил другой ассистент режиссера и предложил заполнить анкету и сфотографироваться для актерской картотеки. Благодаря этому вскоре в 13 лет я попал в свой первый фильм «Они не пройдут», а в следующем году  снялся в фильме «Человек, которого я люблю» Юрия Карасика. Я, простой московский школьник, играл с замечательными актерами Жженовым и Семиной. На премьере фильма были мои родители, и они поняли, что на смену победителю физико-математических олимпиад приходит герой экрана.

— Вы работали в театре имени Маяковского, а почему ушли?

— В 1972 году я поступил на службу в театр Маяковского. Но мне, привыкшему быть в первых рядах в кино, не хотелось оказаться на вторичных или в запасе в театре. Получить главную роль мне помог случай, когда в театре произошло ЧП — в день спектакля «Дети Ванюшина» не пришел исполнитель главной роли. Отменить спектакль было нельзя. Я напросился заменить актера без репетиций, посмотрев этот спектакль всего два раза. Благодаря поддержке коллег спектакль прошел отлично. После этого меня завалили работой в театре. Сначала было интересно, но потом я понял, что многие репетиции — на перспективу, а из-за работы в театре я пропускаю интересные предложения в кино. И я ушел из театра.

— Наверняка на съемочной площадке было много забавных случаев?

— Действительно, забавных и комических случаев было много. Хочу вспомнить недавно ушедшего Льва Константиновича Дурова, который был прекрасным рассказчиком актерских баек и любил подшутить. С ним мы снимались в фильме Бориса Степанова «Облака» в Беларуси, на болотах под Мозырем. Было жарко, мы с моим партнером разделись, окунулись то ли в болоте, то ли канаве — и вдруг прямо на нас едет трактор. Дуров предложил подшутить над трактористом. Мы дружно подняли белые попки из канавы, и Лев Константинович спросил у тракториста: «Мы правильно на Киев ползем?». Тракторист не понял наш розыгрыш и ответил: «Вы не в том направлении ползете, Киев там» и указал в противоположную сторону. И Дуров, сдерживая смех, повернулся ко мне и сказал: «Женя, я же тебе говорил, что мы в обратную сторону ползем».

— А правда, что вы должны были сыграть Шарапова в фильме «Место встречи изменить нельзя»?

— Говорухин действительно предлагал мне играть Шарапова. К сожалению, в это время я уже играл прообраз Машерова в фильме «Время выбрало нас» в Беларуси. Когда у меня был небольшой перерыв, а у Говорухина возникли проблемы с Конкиным, он снова предложил мне играть, но я к тому времени уже снялся в двух сериях и понимал, что не смогу играть одновременно в двух фильмах.

— Вы еще и мастер дубляжа — режиссер Франко Дзеффирелли вас даже похвалил за дубляж Ромео в его фильме «Ромео и Джульетта».

— Дзеффирелли долго отказывался от дубляжа на русский язык и предлагал бегущие титры. Советские чиновники от культуры его уговаривали: мол, фильм будет гораздо интереснее советскому зрителю, если его дублируют на русский язык. Когда мне с Анной Каменковой предложили дублировать Ромео и Джульетту, для нас это была честь. Работа была сложная, но интересная. Я так эмоционально сжимал микрофон, что у меня были кровавые подтеки на руках. Фильм имел успех в Советском Союзе. И когда Франко Дзеффирелли посмотрел русскую версию,  сказал, что работа очень достойная. У меня хранится бумага от него, в которой написано: «Я поражен, я в восторге, вашему Ромео удалось сделать то, что не совсем удалось сделать актеру Леонарду Уайтингу, который сыграл Ромео».

— Вам многое удалось, а что бы вас сделало абсолютно счастливым?

— А я и есть абсолютно счастливый человек. Мне многое удалось из задуманного. И верю, еще многое получится. У меня замечательные дети, внуки, понимающая жена. Слава Богу, у меня мама жива. А еще мне оскароносный режиссер предложил сниматься в его фильме с хорошими голливудскими актерами...



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Андраник Мигранян занимал должность главного советника Комитета по международным отношениям Верховного Совета России, был членом Президентского совета.

Жизнь идет, технологии развиваются. Проекты, над которыми работают белорусские и российские ученые – уникальны. Безусловно, лучшие представители научного сообщества Беларуси и России достойны новой премии Союзного государства в области науки и техники – она, по мнению академика Витязя, будет только способствовать дальнейшему развитию научного сотрудничества и дружбы между нашими странами.

Выход интересной книги – повод для разговора о ярком человеке, которому волею судьбы пришлось восстанавливать послевоенные Минск, Полоцк, преобразовывать село, тем самым вписать свое имя в золотой фонд белорусской архитектурыюю.

О нем написано и сказано столько, что сложно внести какие-то незнакомые штрихи и добавить что-то новое.