Удивительное рядом

№38 от 21 сентября 2016 года

Тот, чье имя овеяно славой, – прекрасный… и опасный
Тот, чье имя овеяно славой, – прекрасный… и опасный

Весной куст как куст, да и летом не бросается в глаза — зелени в лесу хватает, хотя и узнаваем среди других растений. По коре ветвей болотной, с черно-бурыми бугорками и по специфическому запаху цветков. А уж к осени и вовсе — издали полыхает пожар его листвы, а в ней колышутся оригинальные плоды-подвески…

Кустарники эти в основном прямостоячие, реже ползучие. Есть даже деревца, иногда многоствольные. Обычно кусты рослые, раскидистые — в ширину-высоту под 4-5 м. Но порой раза в 2 больше. Есть в пределах 1-2,5 м, а то и не выше 0,3-1 м. Вот такие эти растения, названные из-за ядовитости именем мифического божества (матери фурий) бересклетами (Euonymus). Распространены они, а их около 220 видов, по всей Европе. Растут в Америке, Австралии, Азии. Везде, где умеренный и субтропический климат, редко — в тропиках. Предпочитают степи, лесостепи, леса. Селятся под пологом, в зарослях, на полянах, опушках, вырубках, вдоль дорог, по оврагам, берегам рек. Селятся в предгорьях и на склонах гор до 2 100 м забираются.

Пробуждаются рано — порой к маю уже зеленеют. И хотя листья у них обычные (простые, гладкие или снизу опушены), зато крона ажурная. И на фоне ее теряются плоские цветочки не более 1 см в диаметре. К тому же бледнолицые — зеленовато-желтовато-буро-красные. Да и раскрываются не вместе — почти месяц, а отдельный цветок — до 7–10 дней. И пусть пыльца в дефиците, охотников до нее и нектара хватает. Да и слизь привлекает, хоть и пахнет… мышами. Но это для нас не очень приятно, а мухам, муравьям, пчелам куда важнее доступность и обилие корма. 

Летом плоды, как и цветки, не очень-то заметны: белеют, желтеют… Но к осени на фоне зелени будто кто-то развешивает гирлянды ярких цветов-подвесок типа фонариков. А как листва «потеплеет»  — порозовеет макушка, появится позолота-багрянец… и за неделю пожар охватит весь куст: сухие, кожистые коробочки (с шипами, крыльями, сплюснутые шарики или груши) растрескиваются по швам. Под красноватым куполом висят «парашютисты» — 3-7 крох-семян в «жилетах» белых, оранжевых, красных, бурых… Такие вот оригинальные плоды! Как только не зовут их в народе: сорочьи очки, волчьи ягоды или серьги… Семена из мякоти сразу не выпадают, как у большинства растений, а повисают, подобно серьгам, на нитях, словно выжидая удобный момент для полета. И лишь к середине октября отваливаются или склевываются птицами. Потому и зовутся ягодами малиновки: для заряной и других пернатых их сладкая мякоть — лакомство. Однако прорастут семена лишь через 18–20 месяцев. Потому и размножаются бересклеты в природе лучше корневыми отпрысками. Да и в кул
ьтуре в основном делением куста, отпрысками, отводками, черенками. Корни могут проникать в почву на 10–40 см под разными углами (до 90о), порой располагаясь в 2-3 яруса. Но лишь лет через 10 укрепятся кусты в грунте.

Бересклеты неприхотливы. Мирятся даже с загазованностью городов. К тому же морозостойки и переносят как засуху (лишь молодежь страдает), так и обилие влаги (но не застой воды!). И прочие невзгоды им по силам, особенно европейским видам — даже в Сибири. Азиаты куда нежнее. Насчет почв также не капризны, предпочитая плодородные, богатые известью. И вредителей хватает: олени объедают побеги, мыши обгрызают корни, уничтожают семена; на стволах селятся трутовики. А еще вредят личинки майских жуков и щелкунов, медведки, кроты…

Растения эти издавна помогали людям в лечении многих болезней. Ведь все части их содержат витамины, макро- и микроэлементы, кислоты, углеводы, жирное масло, пектин… Плотная, прочная, стойкая к гниению, легкая древесина их применялась в токарном деле, ценилась при резьбе, в производстве разных изделий — от деталей станков и машин до игрушек, поделок. Кора использовалась для окраски тканей, створки плодов — для окраски сафьяновых кож, в косметике, масло семян — в мыловарении, кора корней — для получения спирта. Порошком из плодов морили насекомых. А еще из корней получали гуттаперчу. И лишь во второй половине ХХ века появились более дешевые пластмассы… и растения «вздохнули спокойно»…

Очень красивые бересклеты пришли к нам с Дальнего Востока: священный, крылатый, сахалинский... С выростами-крыльями на ветках, листьями до 16 см длиной с бахромой, соцветиями из 9–21 ярких цветков, выростами до 1,5 см на плодах, красно-желтой и розоватой листвой…  Особо выделяются почвопокровники. Многие из карликов — реликты. В Евразии распространен бересклет европейский — дерево-куст до 6–10 м в высоту. У нас известен как браздельник, бразгулина, бруслен, сухолесник, в Америке — как епископская шапка, веретеновидное дерево или земляничный кустарник. К осени темно-зеленые листья его до 11 см длиной краснеют в разные тона. Селится в дубравах и бересклет малоцветковый (поникающий, бородавчатый), прозванный брузлявиной, стремениной, тремелиной… 

Для квартир подходят бересклеты укореняющийся и японский (псевдолавр) не выше 1,5 м. Имеют множество пестролистных сортов, вечнозелены. Растут хоть и медленно, но постоянно. А в саду можно посадить бересклет бородавчатый. И ваш питомец будет не четой рыхлому дикарю из леса — крепче, сильнее, ярче. Вырастить же его нетрудно, иммунитет у него отличный, а придать нужную форму под силу каждому. Однако эти растения еще не заслужили должного внимания садоводов, хотя и известны в культуре с конца XVIII века. Возможно из-за ядовитости. Но ягоды, да и другие части их не столь опасны: чтоб отравиться, взрослому надо съесть плодов (сладковатые, с неприятным привкусом) очень много. Хотя после контакта с растением желательно мыть руки. И не стоит его сажать там, где бывают дети. Да и препараты из него применять осторожно. Передозировка может вызвать отравление.

Но если бы пришлось отобрать наиболее характерное растение осени, пальму первенства можно было бы отдать бересклету. Уж очень красив «пожар» его листвы!

Будьте здоровы!

  • Отвар коры бересклета используют как слабительное (1/2 стакана в сутки за полчаса до еды) и как сердечное средство (1 ст. л. 3 раза в день): 1 ч.л. измельченного сырья прокипятить 5 минут в 2 стаканах воды. Настоять 1 час, процедить.
  • При мигренях и неврозах пьют 2 недели отвар цветущих ветвей 3 раза в день по 1 ст. л. Столовую ложку сырья кипятить 5 минут в 400 мл воды, настоять 2 часа, процедить.
  • От грибка на коже и ногтях избавит настой цветущих веток: 2 ст. л. измельченного сырья залить стаканом крутого кипятка. Настоять, процедить.
  • Крепкий отвар веток и коры заживляет гнойные раны, с успехом заменяя йод.

Цифры и факты

  • Родовое название бересклета бородавчатого более благородное, чем видовое, и переводится как «тот, чье имя овеяно славой» — славой изгнанника духов и целителя.
  • С возрастом побеги бересклетов бывают разных цветов — зеленоватые, красноватые, коричневатые, черные. Для многих характерны ветки не только с бородавками, но и с 4 наростами-гребнями (для прочности ветвей и задержания снега).
  • Хоть у бересклета бородавчатого и опадают осенью листья, но у сеянцев, отпрысков они могут сохраняться до 3 лет. Под пологом леса — аж до 7–8-летнего возраста! По-видимому, когда-то все родичи этих растений были вечнозелеными.
  • Бересклеты очень медленно растут. Бородавчатый, например, по 10 см в год, вытягиваясь за первые 15 лет до 1,5 м. Затем рост его замедляется (к 20 годам лишь еще на метр), а после 40 лет и вовсе не растет. Живет же куст до 50–60 лет.
  • Цветут бересклеты обильно, но не каждый цветок — плод, и хороший урожай бывает через 2–3 года. Да и плодоносят кустики в природе лишь к 8–11 годам, в культуре черенковые с трех, сеянцы — с четырех лет.

Татьяна МОИСЕЕВА,
биолог, писатель



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Похолодало. Зарядили осенние дожди. И растения, и птицы, и звери будто бы приуныли в преддверии зимы.

О ней слагали легенды и песни, с нею связывали обряды, обычаи, ее изображали на одежде, предметах быта.

Октябрь не особенно радует погожими деньками. Но когда проясняется – лучшего времени для тихой охоты не придумать.

Весной из-под снега проглядывают стебельки-булавочки, а летом торчит местами щетина – до того жесткая, что даже сталь ей поддается.