150 золотых маршрутов моей Беларуси

№38 от 21 сентября 2016 года

Лучай
Лучай

Авторский проект
художника, реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

Когда-то очень давно жила в этой местности девушка. Была она красавицей необыкновенной, только глаза были у нее разные: один  голубой, как небо, а второй черный, как осенняя ночь. И полюбила эта девушка парня. А он был так себе человек, и сказал ей однажды: «А кто тебя замуж возьмет? У тебя же глаза разные!». Зарыдала от горя красавица, и потекли из ее глаз слезы горькие. Слез было так много, что у ног ее образовались два ручья. Из голубого глаза побежал ручей светлой, чистой, прозрачной воды. А из черного — черный и мутный. Так и появились два озера: светлое Лучай с песчаными берегами и темное озеро Лисицкое с торфяным дном. И на мысе, окруженном озером Лучай, поселились люди...

Держим путь в эту деревню Лучай, что на Витебщине.

Деревня Верхнее


Спасо-Преображенская деревянная церковь построена в стиле народного зодчества в 1886 году. Скорее всего, это первоначально был униатский храм.

Деревня Константиново


Все, что сохранилось от богатой усадьбы Константина Опушки, построенной в начале XIX века,  сегодня находится на колхозном дворе. Это — в стиле классицизма частично сохранившийся усадебный дом и флигель, добротные, построенные из камня и кирпича амбар и конюшня. В конюшне во время Второй мировой войны был перевалочный лагерь для советских военнопленных.

Хутор Крикалы


В огромном запущенном парке от усадьбы Абрамовичей XVIII века сохранилось немного. Это деревянная  мельница в очень хорошем состоянии  и каменные опоры арочного моста, который совсем недавно был разобран на кирпич. Гибнущие достопримечательности в Крикалах — пример того, как исчезает наше национальное наследие.

Городской поселок Воропаево


Сохранилась в фрагментах усадьба Пшездецких. Была построена в середине XIX века. В поселке из камня и кирпича в начале прошлого столетия возвели водяную мельницу. Она хорошо сохранилась. Уцелели и две каменные арки при въезде в усадебный парк. Бывший дом управляющего имением Куркузовича в хорошем состоянии и  ледовня в руинах находятся в старом парке. Восстановлены арочный мост и красивое здание производственного назначения. В нем сейчас живут люди.

Агрогородок Дуниловичи


На старом заброшенном католическом кладбище сохранился склеп-усыпальница в стиле модерн (середина XIX века). В 1769 году из кирпича в стиле барокко был возведен в деревне Троицкий костел при монастыре доминиканцев. В 1850-м он был закрыт, а в 1890 году после пожара царские власти запретили его восстанавливать. В 1919-м все же костел был восстановлен. В нем находится единственный в Беларуси двухъярусный алтарь.

Деревня Дерковщина


Храм в этой деревне возвел маршалак Левон Домейко, родной дядя известного ученого Игнатия Домейко, чья усадьба была расположена неподалеку от поселка. Строили костел в начале XIX века под видом амбара, так как католические святыни тогда сооружать не позволялось. Костел был освящен 22 мая 1822 года, с этого дня и отсчитывается его история.

Во время Великой Отечественной войны на храм упали три бомбы и он был частично разрушен. Некоторое время службы в нем еще велись, но в 1959 году храм стали использовать как склад для зерна, а потом и вовсе закрыли, оставив разрушаться.

Ближе к 1990-м годам местные жители отправились в Москву, чтобы получить разрешение на восстановление храма, а потом за свои деньги его реконструировали. Недавно в костеле появились сделанные по итальянской технологии фрески и росписи, считается, что время им не страшно, уничтожить их можно только со стенами.

Это единственный католический храм в Беларуси полностью из камня. В стене храма — мемориальный камень усадьбы Домейко.

Деревня Лучай


«Хай жа сябрам ён і далей свеціць зоркаю яснаю праз гады, каб яго слава ішла па свеце, малітва лунала над ім заўжды!» — это слова из гимна деревни, которой вот уже 474 года! И над этой деревней, над всей округой высится настоящая жемчужина Поставской земли — костел Святого Иуды Тадеуша.  Храм построен из кирпича в стиле барокко (1766). В XIX столетии он был частично перестроен. В 1948 году храм закрыли, а в 1990-е был возвращен католикам. Лучай впервые упоминается в 1542 году как владение Заберезинских. Через два века он переходит к Елизавете Пузыне (урожденной Огинской). В 1755 году она подарила деревню своему брату Тадеушу Огинскому, по распоряжению которого и был построен костел. Возле храма стоит первый в мире памятник Папе Римскому Бенедикту XVI.


Деревня Ласица


Покровская церковь в ретроспективно-русском стиле была возведена из кирпича и камня в 1830 году. Но местные жители утверждают, что раньше на ее месте стоял деревянный костел.

Деревня Осиногородок


На крутой возвышенности в 1856 году возводится в этой местности Покровская церковь. Построена она в псевдорусском стиле на средства князя Игнатия Любецкого. Храм имеет традиционную композицию с прямоугольным основным срубом. Нетрадиционной конструкцией отличается находящаяся рядом звонница. Ее высокий нижний ярус — каменный, выполненный в виде монументального пилона. Верхняя часть — деревянная со сложным композиционным завершением, в котором использованы элементы модерна.

Легенда от автора проекта

Гусиный брод

Возле реки раскинулись огромные заливные луга. В середине лета вода от трав отступала и только заводи местами  блестели зеркалами до самой осени. Наступала пора сенокоса. Три-четыре недели косили и сушили траву, и огромные телеги, груженные сеном, тянулись по проселочным дорогам к хлевам. Одна из дорог пролегала через старый обветшалый мост, возле одинокой мельницы. На сенокос порожняком по этому мосту переехать можно было, а вот обратно груженым — ну никак. Но на счастье немного выше по реке с давних времен существовал брод, перейти который можно было только к концу лета. Аккурат по завершении сенокосной страды. Так вот именно этот брод и носил название — Гусиный. Почему? Вот об этом и пойдет речь в нашей легенде.

На сенокос раньше детей брали с того возраста, когда они могли и пищу приготовить, и белье простирнуть, и воды принести, да у шалаша прибраться. Один из косцов, у которого в семье были только девочки, взял с собой свою дочь лет двенадцати. Смышленая была да трудолюбивая. Отцу радость доставляла да и другим людям на стоянке никогда в помощи не отказывала.

...Время сенокоса пролетело быстро. Домой стали собираться еще до рассвета: поутру, по прохладце и дорога легче. Добрались до мельницы к обеду. Как обычно, мимо мостка к броду обоз направился. Телеги с сеном, перекачиваясь, через ямы да ухабы стали медленно по реке на тот берег переправляться.

По какой причине перевернулась телега того косца, что с девочкой на сенокосе было — непонятно. Опрокинулись — дело десятое! Но несчастье случилось. Телега стала крениться, и отец с дочерью с большой высоты на землю рухнули. Мужчина только руку сломал, а вот дитя бедное насмерть головой ушиблось о камни.

Нет тех слов, которые могли бы описать горе родительское. Вся деревня в скорби пришла на погост. Но вот что дальше произошло…

На следующий год на сенокосе  только и было разговору, что о злосчастном броде, унесшем жизнь дитяти.  Но что делать?.. Опять груженные сеном телеги потянулись к броду. Доехали и в страхе остановились — никто не решался войти в воду первым. И вдруг неизвестно откуда прилетела белая гусыня. Она спокойно вошла в реку и благополучно добралась до противоположного берега.

Лошадь, что стояла у самой воды, запряженная в груженую телегу, сама без понуканий пошла в реку. Переправились без происшествий и все остальные подводы. А гусыня как незаметно появилась, так и исчезла.

В округе сразу стали говорить о душе погибшей девушки, что она вот таким образом помогает сельчанам перейти реку вброд. И повторялось  так каждый год. Люди, переправляясь, стали класть у воды кусочки хлеба, сладости, пучки травы с цветами, принося дары белой гусыне. Спустя время появилась на берегу и деревянная часовенка. И никто с поры, как появилась гусыня, не пострадал, переправляясь через брод. Бродом белой гусыни стали его называть, а потом и вовсе просто — гусиный брод.

В годы советского воинствующего атеизма сожгли часовенку. Сегодня  возят сено люди на технике по новому мосту, но многие утверждают, что и сейчас доводилось им видеть у того брода белую гусыню. Прилетающую неизвестно откуда и улетающую неизвестно куда…

Юлия ЛАБЕЦКАЯ.
Фото Владимира ЦВИРКО



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике


У лесе, у зялёнай імжы
Затуленыя вякамі
Каменныя стынуць крыжы
З адсечанымі рукамі.
Калі багоў даўніны Хрысьцілі –
Адцялі рукі,
І сталі крыжамі яны,
Сакральныя помнячы рухі.
Тут часу зацішна яшчэ.
Зьбіраюцца здані з адхонаў.
І камень сьцюдзёна пячэ
Сузор’е паганскіх пісьмёнаў.
Рыгор Барадулiн


Целина Розалия Леонарда Боженцкая (в девичестве – Хлюдинская) была причислена к лику блаженных в 2007 году. У этой женщины удивительная судьба: о ней знают во всем мире, но она не известна своим соотечественникам-белорусам. Родилась Целина в 1833 году в семье состоятельных землевладельцев, живших тогда в имении под Оршей.

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.