Персона

№36 от 07 сентября 2016 года

Мечтал об археологии, а стал – комментатором
Мечтал об археологии, а стал – комментатором

О себе

Когда-то я мечтал стать археологом. С детства занимался борьбой, кстати, и сейчас вернулся к одному из любимых видов спорта. Потом я окончил Финансовую академию при правительстве Российской Федерации. Как-то попросил брата познакомить меня с Юрой Черданцевым. И мы встретились… Так что я стал комментатором совершенно случайно.

О Минске

Это очень хороший и красивый город. Последний раз приезжал сюда на матч «БАТЭ-Зенит» восемь лет назад. Именно здесь мы с женой узнали, что у нас будет ребенок. Поэтому о Минске у меня особые, теплые воспоминания. А 1 сентября наша Катя пошла в первый класс. Конечно, за эти годы столица неузнаваемо изменилась. Столько всего построено! Но, если честно, мне бы в следующий раз очень хотелось поездить по всей Беларуси. Увидеть и другие красивые места. Среди моих знакомых и приятелей много белорусов, и они рассказывали, что Гродно, например, очень интересный и самобытный город.

Драники

Накануне поездки к вам со мной связалась ученица моей мамы, которая изъявила желание встретиться в Минске, последний раз она меня видела, когда мне было шесть лет. Она пригласила сегодня в гости, и я с радостью согласился. Быть в Минске и отказаться от домашних драников — глупо.

Футбол

Лет до десяти футболом интересовался постольку-поскольку. Все изменил чемпионат мира 1990-го. Тогда я не мог предвидеть, что спустя 16 лет поеду на свой первый чемпионат мира, а спустя 20 — прокомментирую финал чемпионата мира. Для меня и для моего старшего брата, конечно же, абсолютным образцом для подражания является игра Диего Марадоны. А для поколения постарше, возможно, это Пеле или кто-то другой.

Российская сборная

В российской сборной по футболу — кризис кадров. Не хватает высококлассных специалистов, вырастить их быстро невозможно. Чтобы это сделать, необходимо привести в экономический порядок всю систему этого вида спорта. Особое внимание следует обратить на детский и юношеский футбол, откуда потом выходят новые классные игроки. За два года никто этого не сделает, поэтому глобальных изменений к лучшему не жду.

Белорусский футбол

Про белорусский футбол, не буду врать, знаю не очень много, и это по объективным причинам. В российском чемпионате работают белорусские специалисты и футболисты, с некоторыми из них я знаком, но такого, как раньше, уже нет: когда в российских клубах белорусы играли ведущие роли.

На мой взгляд, лучшие белорусские футболисты, игру которых видел я сам, это Белькевич, Глеб и Хацкевич. То поколение, которое представляли Зыгмантович, Кондратьев, если честно, не помню.

Спорт, политика и допинг

В этом году я вот уже 14 лет как в спортивной журналистике. И сейчас чувствую, что спорт и политика сблизились, мне это очень не нравится. И это не потому, что я считаю политику каким-то недостойным занятием. А потому, что очень многие проблемы, которые отношения к ней не имеют, пытаются объяснить политикой.

В футболе денег значительно больше, чем в той же легкой или тяжелой атлетике, представителей которых ловят на допинге. Тем не менее никогда не слышали, чтобы большую звезду поймали на допинге. Правда, тот же Диего, как известно, нюхал кокаин, но там свои развлечения... Допинг же в тех профессиональных видах спорта, которым он реально помогает добиться результата, будет, увы, существовать. Бороться с ним нужно. Однако борьба эта в последнее время превратилась в доходную индустрию. Слышал, что предлагают отменить запреты на допинг. Но такая инициатива закончится тем, что кто-то умрет прямо во время соревнований. И я не шучу, потому что жалеть себя в борьбе за олимпийское золото никто не будет.

МОК и WADA

Олимпийские игры проходили под канонаду бесконечных споров и скандалов, отстранений. И это продолжается. Мне рассказали историю вашей мужской команды в гребле на байдарках, которую дисквалифицировали и не допустили к Олимпиаде. Если все действительно обстоит таким образом, как я слышал, надо судиться, даже если это произойдет задним числом. Чем больше будет таких прецедентов, тем лучше. Назрел очевидный конфликт между Международным олимпийским комитетом и Всемирным антидопинговым агентством. WADA стала очень влиятельной организацией, и делает порой что хочет, а МОК это не нравится.

Мне кажется, и нам, и вам надо научиться защищать своих спортсменов. А все укладывать в некий глобальный американский заговор, как некоторые это себе представляют, наверно, не следует.

Мат в эфире

Не ожидал настолько слабого матча в исполнении России со сборной Уэльса, после которого национальная сборная вылетела с Евро-2016. И было нелегко  сдержать эмоции. Однако мой внутренний монолог  —  это одно, а мат в эфире — совсем другое, считаю его недопустимым. 

Рюмка-другая

Это очень большой непрофессионализм. Потому что наша работа требует от тебя собранности и молниеносной реакции. Однажды, правда, это было давно и на другой работе — так случайно получилось — пару рюмок выпил, но я не был пьян. До сих пор за этот эпизод стыдно.
 
Чемпионат мира по футболу – 2018

Чемпионат мира по футболу у России не смогут забрать. Это невозможно. Во-первых, ФИФА — это не Международный олимпийский комитет, а во-вторых, допинг в футболе — достаточно редкое явление. И ни один из серьезных российских футболистов на допинге никогда не попадался, поэтому у ФИФА нет никакой заинтересованности переносить куда-либо этот чемпионат. Если только не случится чего-либо экстраординарного…



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

Андраник Мигранян занимал должность главного советника Комитета по международным отношениям Верховного Совета России, был членом Президентского совета.

Жизнь идет, технологии развиваются. Проекты, над которыми работают белорусские и российские ученые – уникальны. Безусловно, лучшие представители научного сообщества Беларуси и России достойны новой премии Союзного государства в области науки и техники – она, по мнению академика Витязя, будет только способствовать дальнейшему развитию научного сотрудничества и дружбы между нашими странами.

Выход интересной книги – повод для разговора о ярком человеке, которому волею судьбы пришлось восстанавливать послевоенные Минск, Полоцк, преобразовывать село, тем самым вписать свое имя в золотой фонд белорусской архитектурыюю.

О нем написано и сказано столько, что сложно внести какие-то незнакомые штрихи и добавить что-то новое.