Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Давайте обсудим
>>>
Репортаж «7 дней»
>>>



Имена

№27 от 06 июля 2016 года

Семь дней из жизни актера с характером
Семь дней из жизни актера с характером

О таких говорят: человек поступка. Народный артист СССР и Беларуси Николай Еременко ничего не брал от жизни готовым. Каких усилий стоило ему строительство дороги своей судьбы, доподлинно известно лишь его измотанному нескончаемыми битвами сердцу... Николай Николаевич умел так овладеть зрителями, что они, охваченные одним порывом, одним переживанием, задерживали на миг дыхание. Он помогал их душам совершать восхождение. Николай Еременко обладал уникальной способностью создавать новые, высшие формы человеческого общения. Рядом с ним и дышалось как-то легче. О своем друге Николае Николаевиче Еременко газете «7 дней» рассказал журналист Леонид Екель, собравший очерки, монологи и воспоминания о талантливом актере в книге «Николай Еременко. А свет не погас...».

День первый: 16-летие в концлагере

Свое 16-летие Николай Еременко встретил в концлагере... Вообще, чтобы попасть на фронт, он раздобыл справку, что родился в 1923 году. С этим документом поступил на курсы младших лейтенантов. В кавалерию. Три месяца — и готов командир сабельного взвода. И это в 15 лет! События разворачивались так, что Калининский фронт превратился в «мешок», на самом «дне» которого находился 11-й отдельный кавалерийский корпус, в котором служил Еременко. Затем началось окружение. Около месяца пытались из него вырваться. Николай был легко ранен, но рана воспалилась так, что он терял сознание. Его несли на руках. А потом какой-то местный житель предательски навел на них немецких автоматчиков. Под Владимировкой Николай попал в сборный временный лагерь. Затем – в лагерь под Сычевкой. Через колючую проволоку бросали узникам сырую конину. Начались болезни. Больных и тяжелораненых немцы тут же убивали. Косились и на Николая: шею разнесло так, что смотреть страшно.

К счастью, был среди узников врач Миша. Накалил на огне нож – и вскрыл рану. Зажило как на собаке. Потом был Смоленск, оттуда дорога неволи лежала в Беларусь. В концлагере под Барановичами (станция Лесная) он прошел карантинный блок и был отправлен на работы в Германию. Находился в лагере неподалеку от Штутгарта. Здесь у него было много опекунов, особенно среди военнопленных, которые по возрасту годились ему в отцы. Он нравился людям своей открытостью и непримиримостью. И когда ему предложили бежать — согласился. После неудачной попытки снова попал в лагерь. Опять бежал и попал уже в гестаповскую тюрьму в Линце, через несколько месяцев его отправили на принудительные работы. Освободили их американские военные.

День второй: как расстреливали... наши

Десятого мая 1945 года на реке Эне должна была состояться встреча американских и советских частей. Американское командование передало советским войскам колонну трофейных машин. Николай на велосипеде вслед за нею отправился в расположение к своим. На душе у него было смутно и как-то тревожно... Он потом рассказывал: «При подъезде к городку встретил наших бойцов. Шли вразнобой, песню горланили. Ребята были навеселе — победа. Останавливают: «Кто такой?» — «Да свой я, ребята, русский». — «А почему в гражданском?» — «Был в плену». — «Ах ты, сволочь! Мы кровь за Родину проливали, а ты — в плену. Расстрелять». Связали руки — и к стенке. Щелкнули затворы автоматов». Два месяца войны, три года концлагерей, Николаю Еременко всего 18 лет, он только начинал жить... «Стой, славяне! — командует старшина. — Надо, чтобы все честь по чести...». Планшетку — на колени и стал писать приговор... Вдруг едет легковая машина. Останавливается, выходит генерал: «Что тут происходит?».

«Да вот, товарищ генерал, врага расстреливаем…» Николай рухнул на колени, спазмы душили его, не мог говорить. Потом собрался с силами, объяснил все генералу. «Развяжите ему руки! — последовала команда. — И марш отсюда! Бегом!». Николай — на велосипед и так рванул от этого проклятого места, что, пожалуй, и чемпион мира не догнал бы.

День третий: наконец-то дома!

После приказа о восстановлении в звании Николай первым делом стал разыскивать маму и старшую сестру Валентину. Мама о сыне ничего не знала, считала, что он погиб, и вернулась на родину в Беларусь. Юрист по образованию, она работала в спецбригадах, восстанавливающих жизнь советских, партийных, комсомольских органов, суда, прокуратуры, милиции в районах, освобожденных от немецко-фашистских оккупантов. Николай разыскал ее в Бешенковичах.

И вот декабрь 1945 года… Он шел к маме, которую не видел три года, и встретил ее совсем седую в 40 лет. Мать, словно слепая, молча ощупала его, ни слова не говоря, завела в дом и также молча слушала его рассказы. Вдруг улыбнулась на какой-то фразе, сказав: «Как был ты Коля, мальчишкой, так им и остался». А потом упала на пол без сознания... С тех самых пор Беларусь стала его второй родиной.

Мать рано ушла из жизни, прожив всего 48 лет, правда, успела наглядеться и налюбоваться на сына на сцене.

День четвертый: приход в театр

Николаю было 19 лет. Токарное дело забыто безнадежно. Отдохнув недельку-другую, стал руководителем районного Дома культуры. Пел. Читал стихи, танцевал цыганочку. Раз поехали на смотр в Витебск. А там в жюри был Александр Ильинский. Посмотрел он на Еременко, послушал и говорит: «Откуда ты такой взялся? У тебя, парень, слишком хорошие психофизические данные. Приходи-ка ты в театр». И он пришел. А в 29 лет стал самым молодым заслуженным артистом республики.

День пятый: роман на всю жизнь

Не многие артистические семьи могут похвастать такой стабильностью взаимоотношений. Николая Еременко и Галину Орлову всегда видели вместе. Их роман начался в Витебске, и долго поговаривали, что как актриса Галина Александровна была сильнее своего мужа. Но их роман с театром позже нельзя было назвать удачным. Еременко мало был востребован в Купаловском. Еще меньше Орлова. У него была отдушина — кино. У нее такой отдушины не было. Николай Николаевич очень переживал по этому поводу, но лично изменить ничего не мог. Рос сын, и гены лицедейства от обоих родителей передались ему. Чего недополучили, чего не осуществили отец и мать, должен был реализовать сын. Так и вышло.

День шестой: киношкола

О том, какую роль в судьбе Еременко сыграла встреча с советским кинорежиссером Сергеем Герасимовым и его фильм «Люди и звери», много сказано и написано. Не будем повторяться. Важно другое! Кино и телевидение несут популярность. Сколько талантливых актеров были неизвестны публике, пока не появились на экране! Театральная работа намного сложнее, энергетически затратнее, чем кинематографическая. А в итоге талантливого мастера ждет безвестность. Только кино выводит в люди. Николай Еременко появился на экране впервые в 1959 году и работал до последних дней, оставив о себе память почти в 70 фильмах. Особенностью его кинематографической судьбы были имена героев: генералы, прокуроры, партийные секретари всех уровней. Он стал идеальным актером для революционных фильмов. К счастью, Еременко оказался очень фотогеничен и кинематографичен. Обстоятельство счастливое для театрального актера. 

День седьмой: покидая театр

Решение уйти из этого театра созрело задолго до спектакля «Костюмер». Николай Николаевич сознательно подчеркивал «из этого» — потому что сам Купаловский Еременко любил. Но уже многие годы театр находился в глубочайшем морально-нравственном и творческом кризисе. Приближалось 70-летие Николая Николаевича, затем работа над фильмом «Сын за отца». Врачи не запрещали ему работать в театре. Но посмотрев спектакль «Костюмер», они высказали опасение за его сердце в связи с огромными эмоциональными и физическими перегрузками, без которых ему было не сыграть роли сэра Джона. И после долгих раздумий, отыграв 23-й спектакль, Николай Николаевич попросил освободить его от роли. Закончился сезон 1998 года. Вернувшись из отпуска,  Еременко покинул театр.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

«Белорусский соловей» — так называют Змитрока Бядулю, чье творчество навсегда вошло в сокровищницу национальной литературы.

Времена бывают прозаические и поэтические. В любом случае мы их не выбираем, но они выбирают нас. Народного писателя Кондрата Крапиву литературоведы часто называют белорусским Мольером. Хотя между французским комедиографом Жаном-Батистом Покленом и Кондратом Кодратьевичем Атраховичем лежит череда эпох в драматургии. О самых значимых днях жизненного пути белорусского классика нам рассказала его внучка, заведующая кафедрой моделирования костюма Института современных знаний им. А.М. Широкова кандидат искусствоведения Елена Атрахович.

Киноискусство, театр, музыка и литература не имеют национальностей и границ. Считаю, что мне в жизни необычайно повезло: моим современником являлся Владимир Георгиевич Мулявин.

Есть такое выражение: «Экранизация литературных произведений избавляет от их прочтения». Это правило действует практически всегда, но бывают и исключения. И эти исключения как раз и определяют, что гениально, а что временно.