150 золотых маршрутов моей Беларуси

№26 от 29 июня 2016 года

ШКЛОВ
ШКЛОВ

 

Авторский проект художника,
реставратора, путешественника
Владимира Цвирко.

В деревне Фащевка  с середины XVIII века действовал костел Наисвятейшей Девы Марии. Вот что писал о нем до революции католический священник Константин Стапович, известный в белорусской литературе как поэт Казимир Свояк:

«Стройный костел, самый большой в Беларуси, является сердцевиной прихода. Кругом говорят чистым белорусским языком. Отцы-иезуиты когда-то приложили немало труда, чтобы белорус не утратил своего языка. Издали они белорусский катехизис, обучали по-белорусски, учили песням... Идут туда с готовностью, и не слышно между ними жизни распущенной, аморальной. Большие праздники-фестивали собирают в Хвошевке (Фащевке) целые толпы белорусов, даже из мест далеких — ибо далеко разошлась слава Девы Марии Хвощевской».

А 13 июня 1937 года неизвестные представители власти изъяли образ Богоматери из главного алтаря. С этого момента следы чудотворной иконы теряются.

Когда-то, в 1883 году, была изготовлена копия фащевского образа для приходской церкви в селе Пустынь, которая в то время находилась в Витебской губернии, а теперь на территории Латвии. Поиском этой копии занимаются представители католического духовенства  и верующие Фащевки.

Девятого октября 1937-го были арестованы ксендз Петр Янукович, органист Мартин Секацкий, председатель костельного комитета Игнатий Давидович, отец и сын Крупеньки и еще 9 других прихожан. Судебный процесс над ними занял неделю. Приговор был крайне суров: смертная казнь для всех 14 подсудимых! После этого местные жители поняли, что имел в виду ксендз, когда говорил им: «Учитесь крестить, ибо не станет ксендзов».

Здание костела уцелело в годы войны, но 24 декабря 1967 года власти его взорвали. Как свидетельствуют очевидцы, «костел легко поднялся и опал. Снег был красным от кирпичной пыли как будто от крови». Народная молва рассказывала, что на руинах костела явилась плачущая Богоматерь…

Сегодня мы изучаем историю многострадального Шкловского края и Дрибинской земли.

Деревня Староселье


На кладбище в руинах можно увидеть часовню из кирпича, построенную в начале  XIX века в стиле неоготики. Рядом с часовней стояли раньше два каменных креста, сейчас остался один.

Деревня Локути


Рядом с древней расположена почтовая станция, построенная из кирпича в 1836 году на дороге Орша--Могилев. Раньше состояла из станционного дома, служебного флигеля и каретной, конюшни. Сегодня от станционного комплекса остались лишь два строения.

Деревня Слижи


Никто не знает, какое название носил когда-то этот храм. Рядом, возможно, была плебания или дом священника. Нам, потомкам, достались лишь руины…

Деревня Фащевка


На кладбище сохранилась колонна, возведенная здесь в начале XIX века. Одни утверждают, что эта колонна связана с войной 1812 года, другие уверяют, что она стоит на месте гибели возлюбленной местного помещика. Он на ее могиле приказал возвести этот постамент, и раньше на его вершине стояла деревянная скульптура Матери Божьей.  Прообразом Богоматери служила любимая хозяина этого поместья. Но, скорее всего, это просто красивая легенда. А вот то, что в XVIII веке здесь был возведен величественный и необыкновенно красивый костел, — это факт.

Деревня Кищицы


Здесь в 1845 году из кирпича  в ретроспективно-русском стиле возвели церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Белое чудо впечатляет своей пластикой и монументальностью.

Деревня Черневка


Троицкая церковь из кирпича построена в этой деревне в 1826 году на средства владельцев усадьбы. Храм еще можно спасти, он внесен в списки исторического наследия.

Агрогородок Пудовня


Достойно внимания туристов деревянное архитектурное сооружение местного мастера — придорожная беседка.

Город Шклов


Город с богатой и непростой историей: он несколько раз уничтожался и снова возрождался, более того, он трижды менял свое месторасположение.  Причем место, где находился Шклов в VIII веке, археологи смогли найти лишь в начале 2000-х годов! В письменных источниках он впервые упоминается в 1526 году. Возник на месте современных деревень Старый Шклов и Хотимка. Во время войны Московской державы с Великим Княжеством Литовским в 1535 году был сожжен Шуйским. В XVI—XVII веках здесь существовал замок. Со 2-й половины XVI века центр Шкловского графства. Во время Ливонской войны (1558—1583) Шклов был дважды сожжен русскими войсками. В конце XVI века был перенесен на современное место. В начале войны России с Речью Посполитой (1654—1667) жители Шклова выдерживали долгую осаду, но вынуждены были сдать город. В 1667 году Шклов был возвращен Речи Посполитой. В 1708 году во время Северной войны был разрушен шведскими войсками. Не удивительно, что, имея многовековую историю, Шклов не может похвастаться множеством достопримечательностей.


На улице Дикуна  стоит кирпичная синагога, построенная в 1790 году. Сохранились две брамы усадьбы Кривошеиных. Сам  усадебный дом (в других источниках — особняк), построенный в XIX веке,  не сохранился — сгорел в 2004-м. В городе можно посмотреть неоготический Петропавловский костел, что по улице Ленинской. Он был возведен в 1849 году. Жилой дом по Почтовой улице сохранился с XIX века, а дом на улице Советской — с XVIII. Есть в городе старая ратуша и торговые ряды. Таких комплексов по всей Беларуси сохранилось лишь семь.

В городе можно посмотреть старые здания конца XIX—начала XX века знаменитой бумажной фабрики.

Сохранилась здесь и Спасо-Преображенская церковь (1905). Есть еще в Шклове, возле деревни Рыжковичи, старое еврейское кладбище, а на нем — культовое сооружение XVIII—XIX веков —   «бисхайм». В зарослях крапивы вы найдете две параллельные стены, которые поднимаются на горку. Умерших евреев проносили через этот ритуальный «коридор» для очищения души и хоронили на горке. Такое «чистилище» сохранилось здесь единственное в Беларуси.


Легенда от автора проекта

Ждущая в тумане

Изначально не заладилось с проводником: трое местных жителей отказались сразу, и только худощавый старик лет семидесяти пяти, разложив корм для своих овец, согласился проехать с нами до старой часовни. По дороге стали расспрашивать проводника, что ему известно об этой часовне-усыпальнице, и услышали следующее…

С давних пор и до Первой мировой войны на нынешних землях стояло небольшое, но крепенькое имение. Хозяин, по слухам, железные дороги строил да свою смерть там нашел. Пани Эльжбета осталась одна с тремя взрослыми сыновьями. Двое из них за границу уехали на учебу да там и остались жить. Правда, изредка навещали мать, приезжая с молодыми женами да детьми.  Младший сын всегда был при матери. Он тоже в свое время учился в Варшаве, но вернулся в имение и помогал в управлении хозяйством. 

Так вот, влюбился этот парень в красавицу из соседнего фольварка, что был здесь рядом, через речку. Старой хозяйке, видать, пришлась по сердцу будущая невестка. Сразу, как только сыграли свадьбу, разразилась Первая мировая. Молодой хозяин ушел на фронт, а его мать пригласила жить к себе в имение его молодую жену. Говорят, что именно с этого погорка, где сейчас стоит часовня, две женщины и провожали новобранца на войну.

Надо сказать, что до описанных событий пани Эльжбета начала постройку часовни, и к уходу сына на фронт она практически была возведена.

Через положенный срок молодая жена рожает ребенка — девочку. Но случилось несчастье, невестка вскоре сильно заболела и все старания старой пани вылечить ее были напрасны. Скончалась молодая мать, мужа не дождавшись, и дочку малую на руках свекрови оставила.

Покоится она, бедная, именно в этой часовне…

— Все, — прервал свой рассказ дедушка, — тут бросай колеса, дальше дорога пешью. Вот здесь через лесок пройдем, а там в заборы упремся. Хотя… какие там заборы.  Деревня давно нежилая, глухая, стало быть. Не слыхивал я, чтобы кто туда хаживал. Вот вам, городским, не сидится.

— Ведь сфотографировать надо для истории.

— Кому она интересна.

— Но ведь люди разные бывают, значит, разные у них и интересы…

— Дальше-то рассказывать? — спросил старик.

…Спустя время один из сыновей приезжает к старой пани и, судя по всему, уговорил мать переехать к нему с малюткой на жительство. Так Эльжбета и поступила. Молебен в часовне отслужили да и на чужбину подались. Но потом, сами знаете, Гражданская война лютовала. Натерпелись …

Пройдя лесок, уперлись в канаву без мостка.  Видать, со временем  подгнил и рухнул в воду. Над салатовой зеленью на том берегу чернели крыши домов. Справа на погорке стояла часовня. 

— Стало быть, поворачивать будем, — посетовал дедушка, расстроившись не меньше нашего. — Вброд лезть не советую, неведомо, глубина какая, а еще сам я не видел, но люди с этой деревни в страхе сказывали, что сразу же, как уехала хозяйка имения, стали происходить странности. Когда с болота туман поднимался к самой часовне, появлялась из него тень, ну вроде как женщины, и стояла неподвижно, пока туман к утру не спадал. Видать, душа усопшей маялась — продолжала ждать мужа и дочь свою малую. Но с тех пор в здешние края из прежних хозяев имения никто не вернулся.

Из-за леса загустились сумерки. Туман с низины рваными хлопьями стал ползти в гору к часовне.

— Пора, сынки, поспешаем обратно, — тихо промолвил дедушка.— Хоть день и длинный, но ночь свое не упустит. Дорога у вас неблизкая, да и мне, старику, надо к теплу, к печке кости свои нести.

Мы нехотя согласились.

Юлия ЛАБЕЦКАЯ. Фото Владимира ЦВИРКО



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике


У лесе, у зялёнай імжы
Затуленыя вякамі
Каменныя стынуць крыжы
З адсечанымі рукамі.
Калі багоў даўніны Хрысьцілі –
Адцялі рукі,
І сталі крыжамі яны,
Сакральныя помнячы рухі.
Тут часу зацішна яшчэ.
Зьбіраюцца здані з адхонаў.
І камень сьцюдзёна пячэ
Сузор’е паганскіх пісьмёнаў.
Рыгор Барадулiн


Целина Розалия Леонарда Боженцкая (в девичестве – Хлюдинская) была причислена к лику блаженных в 2007 году. У этой женщины удивительная судьба: о ней знают во всем мире, но она не известна своим соотечественникам-белорусам. Родилась Целина в 1833 году в семье состоятельных землевладельцев, живших тогда в имении под Оршей.

По мнению местных историков, это поселение возникло еще в XIII веке. Но первое письменное упоминание про Германовичи датируется 1563 годом. Имение это было собственностью Сапег. В 1739 году бискуп Юзеф Сапега продал его за 12 тыс. талеров инфлянскому пану, у которого под опекой был очень смышленый паренек Игнат Ширин. Когда он вырос и разбогател, в 1782 году выкупил имение. С того времени и до 1939 года оно было собственностью рода Шириных.

Деревня Лужки стоит на берегу реки Мнюты недалеко от Шарковщины. Сначала это были владения Сапег, позже здесь хозяйничали представители рода Жаб, при котором Лужки получили статус местечка с возможностью проведения ярмарок.