Мы и мир

№25 от 22 июня 2016 года

Падали две звезды
Падали две звезды

Сегодня в Великобритании проходит референдум, больше похожий на скандал. Один из тех, где сварливая жена, в данном случае Англия, устраивает своему не очень успешному мужу, в данном случае Евросоюзу, под лозунгом: «Ах, так! Что ж, давай разведемся!». И она громогласно, если не сказать истерично, требует развода, хотя цель у нее противоположна — чтобы муж испугался, расплакался, упал на колени и попросил ее остаться с ним. Навеки! Но на ее условиях…

Примерно такова была мотивировка премьера Кэмерона, когда он пару лет назад сам же инициировал референдум о выходе Англии из ЕС.  При этом, будучи его убежденным сторонником! Но, как и у всякой сварливой жены, в такой игре «ради обратного» есть риск заиграться. Это же произошло и с Кэмероном: вместо дешевой бравады и попытки шантажировать Брюссель, референдум вдруг превратился в поворотный момент для судьбы и Великобритании, и ЕС. Брюссель на шантаж поддался, а вот британский избиратель на критику референдума со стороны инициаторов референдума — нет. Дело в том, что в отличие от премьер-министра и Алисы, простые англичане живут вовсе не в Зазеркалье, и подобные шутки по отношению к себе не терпят. Да и к Брюсселю у простых англичан накопилось претензий больше, чем у мистера Кэмерона. Вот одна из них.

В последние годы население Великобритании прирастает по 300 тысяч человек в год — за счет эмигрантов из других стран. И только половина из них приезжает из ЕС. Проще говоря, ищет себе работу. А вторая половина приезжает из «третьего мира» — и ищет пособий.

Так или иначе, но большинство и тех, и других прибывают на Туманный остров с  объединенного континента. Чья политика кажется лондонцам и их соседям еще более туманной, чем собственный родной «фог»!

И они хотят от него избавиться. Так изначально «скандальный» референдум незаметно превратился в исторический… Однако его результаты мы будем обсуждать на следующей неделе — они пока не известны, а вот сейчас приходится говорить о другом событии, к сожалению, связанном с референдумом.

И начнем мы тоже с истории — на этот раз тринадцатилетней давности.

Анна Линд родилась в 1957 году в стокгольмском районе Эншеде. В политическую жизнь включилась уже в 12 лет, участвуя в акциях протеста против Вьетнамской войны и работе Шведской социал-демократической молодежной лиги. В 1982 году избрана в парламент, в 1984-м возглавила молодежную лигу Социал-демократической партии Швеции. В общем, она была восходящей звездой шведской и европейской политики.  Уже в 1994 году Линд заняла пост министра по защите окружающей среды в правительстве Ингвара Карлссона, а в 1998-м новый премьер-министр страны, Йоран Перссон, назначил ее на должность министра иностранных дел. Линд выступала с осуждением политики Соединенных Штатов в Ираке, а также критиковала политику правительств Ариэля Шарона и Сильвио Берлускони. В то же время она была активным сторонником расширения ЕС и высказывалась за вступление Швеции в Европейский Союз и в зону евро. В 2003 году в Швеции тоже проходил референдум — о вступлении в эту самую еврозону. Дискуссия была острой,  шведские настроения разделились и буквально качались на чаше весов. Десятое сентября в супермаркете в центре Стокгольма на Анну Линд было совершено покушение. Нападавший нанес ей несколько ударов ножом, после чего скрылся. Линд была доставлена в Каролинскую больницу, где врачи на протяжении нескольких часов боролись за ее жизнь. Однако ранним утром 11 сентября она скончалась от полученных травм. Ей было чуть за сорок… Так угасла ее звезда. Агитация против евро приостановилась, точно испугавшись столь жуткого преступления, но в конце концов шведы все равно проголосовали за сохранение их кроны.

И вот накануне «Брекзита», британского референдума, также затрагивающего судьбы Евросоюза, неподалеку от Лондона была убита еще одна женщина, член парламента Джо Кокс. Ее называли «восходящей звездой Лейбористской партии». Улавливаете параллель? И ей был 41 год. Убийца Кокс — 52-летний Томас Мэйр, в прошлом этот мужчина получал психиатрическую помощь. Весной 2015 года Джо Кокс избрали в парламент Великобритании, всего за год она заслужила репутацию борца за права беженцев. Она была готова до бесконечности убеждать оппонентов в своей правоте. И в необходимости остаться в составе ЕС. Во время нападения на Кокс Мэйр, как уже упоминалось, прокричал Britain first! («Британия прежде всего!»). Такое же название носит ультраправая британская партия, активно поддерживающая выход из ЕС. Достоверных сведений о связи Мэйра с Britain First нет; партия опубликовала заявление, в котором осудила убийство Кокс. После которого агитация за выход из ЕС, естественно, стала чуть ли не кощунственной и явно забуксовала.

Мы не делаем никаких скоропалительных выводов, так же, как не предвосхищаем результатов «Брекзита». Но параллель между судьбами Анны Линд и Джо Кокс напрашивается сама собой. Посмотрим, будет ли еще и параллель между двумя голосованиями, ход которых должны были изменить две упавшие политические звезды...



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В понедельник президент Макрон объявил о введении чрезвычайного экономического и социального положения в стране. Пока только экономического и социального.

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…