Культура

№25 от 22 июня 2016 года

Николай Лебедев: «Экипаж» — это не ремейк»
Николай Лебедев: «Экипаж» — это не ремейк»

Фильм «Экипаж» российского кинорежиссера и сценариста Николая Лебедева стал пятой картиной в истории российского кинематографа, преодолевшей отметку в миллиард рублей кассовых сборов. Он лидирует в кинопрокате как России, так и Беларуси. С Николаем Лебедевым, лауреатом двух государственных премий России за ленты «Звезда» и «Легенда №17», встретился корреспондент газеты «7 дней».

— Николай, вы были председателем жюри на недавно завершившемся фестивале «Кинотавр». Для вас это новый опыт?

— Я не фестивальный режиссер, поэтому у меня нет ни одного приза с фестивалей. Но вы правы, для меня это новый опыт, и было очень интересно работать в жюри. Председателем я был впервые, а вот в качестве члена жюри уже участвовал на фестивале «Окно в «Европу» и в секции «Перспективы» на ММКФ, где председательствовал польский режиссер Анджей Жулавски. Вместе со мной в составе жюри была британская актриса Джули Кристи, лауреат премий «Оскар», BAFTA и «Золотой глобус». Мы с ней на фестивале подружились, и она подписала мне диск с «Доктором Живаго». Надеюсь, что наше решение в отношении призов на «Кинотавре» поможет зрителю сориентироваться, на что обратить внимание.

— Вы далеки от хоккея, а почему захотели снять фильм «Легенда №17»?

— Продюсер студии Никиты Михалкова ТРИТЭ Леонид Верещагин предложил мне сценарий на эту тему, но я отказался. Однако он был настойчив, и когда я прочитал историю, написанную Михаилом Местецким и Николаем Куликовым, все-таки загорелся снять фильм.

— Говорят, что в детстве вам очень нравился фильм Митты «Экипаж»?

— Очень хорошо помню, как в Кишеневе, где я родился, стоял в длинной очереди за билетом на премьеру «Экипажа». На кинотеатре тогда висела огромная афиша с Леонидом Филатовым, Александрой Яковлевой и Георгием Жженовым. Александр Митта для советского зрителя открыл жанр фильма-катастрофы, который был в то время очень популярен на Западе. Тогда картина меня настолько потрясла, что я ее пересмотрел десятки раз. А потом на уроках, прячась на задней парте, рисовал раскадровки и мечтал снимать кино. Но мой «Экипаж» — не ремейк! Фильм, который я снял, — это совершенно другая картина, другая история, но навеянная, конечно же, фильмом Митты. Чтобы обозначить тему преемственности, я предложил Александру Наумовичу сняться в эпизоде. И рад, что он остался доволен съемочным процессом.

— Слышал, что для того, чтобы установить контакт со своими персонажами, вы их назвали именами своих близких?

— Мой тесть Леонид Саввич Зинченко посвятил всю жизнь авиации. И так же зовут главного героя, которого играет Владимир Машков. Одну из героинь я назвал, как мою бабушку, — Александрой Кузьминой. А  отца героя Данилы Козловского зовут, как и моего, — Игорь Николаевич. Хочу отметить, что перед съемками, несмотря на звездные имена, наши артисты занимались в тренажерном зале и на авиационных симуляторах. А Катя Шпица и Сергей Кемпо ходили на занятия бортпроводников.

— Интересно, в фильме вы снимали реальный самолет? И где вообще проходили съемки?

— Реальный самолет снимали в воздухе и на аэродроме. А в павильоне была сделана полная копия кабины самолета с работающими пультами. На них можно было переключать режимы и менять скорости. Съемки в павильоне снимали в Главкино, реальные съемки были во Внуково. А самые зрелищные сцены — в городе Жуковском. Горную дорогу, пылающий комбинат и Африку снимали в Крыму.

— Правда, что в фильме есть и кадры из Беларуси?

— Действительно, съемки матчей хоккейного турнира Олимпийских игр 1972 года в Саппоро проходили на ледовой арене города Бобруйска. А в «роли» знаменитого монреальского «Форума» выступила «Минск-Арена». Как мне сказал продюсер фильма, при строительстве «Минск-Арены» были использованы некоторые архитектурные решения канадского стадиона.

— А у вас есть фильмы, которые можете пересматривать несколько раз?

— Люблю открывать для себя новые фильмы и режиссеров. Например, американского режиссера Нолана. Или мексиканского Иньярриту. Или Сэма Мендеса, который получил «Оскар» за «Красоту по-американски». Как зрителю мне нужны эмоции. Очень впечатлил когда-то фильм Василия Пичула «Маленькая Вера». К сожалению, картину окрестили «первой ласточкой чернухи», с чем я не согласен. В «Маленькой Вере» я видел боль, любовь автора к персонажу и откликался на это всем сердцем. По этой причине я люблю фильмы Валерия Тодоровского, потому что его картины несут надежду. Считаю абсолютным шедевром «Иронию судьбы…» Эльдара Рязанова. Меня поразил Стивен Спилберг. Он пропускает через себя все истории, которые снимает.

— Вы согласны с тем, что кинотеатры потеряли зрителя российского кино?

— Кинематограф сейчас в сложном положении, и это наша беда. Он был разрушен в 90-е годы. А сейчас нам предстоит соревноваться с супербюджетными американскими фильмами. Важно восстановить связи кино и зрителя, отношение к походу в кинотеатр не как к подвигу раз в несколько лет, а как к нормальному процессу. Я надеюсь, что это вернется.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

О ней в местных газетах вышло несколько публикаций с одним и тем же названием «Девушка, которая отказывается сниматься в кино».

В фильме «Как закалялась сталь» Владимир Конкин должен был сыграть роль Лещинского. Случай круто изменил его жизнь.

Экспромты и импровизации Сергея Маковецкого иногда приводили к казусным ситуациям.

Актер без зрителя существовать не может, поэтому, снявшись в кино или сыграв в театре, он ищет отклик у публики