Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Репортаж «7 дней»
>>>
Здоровье
>>>



Увлечения

№18 от 04 мая 2016 года

Мышиная возня блошиного рынка
Мышиная возня блошиного рынка

Пятнадцать минут на автобусе от станции метро «Каменная Горка» — и я уже около торгового дома «Ждановичи». Однако найти заветное «поле чудес» не так-то просто — места дислокации блошиного рынка, как оказалось, меняются. «Не знаю, где теперь барахолка, девушка, — отвечает на мой вопрос плотный прохожий в черной кожанке. — Еще три недели назад ее не было. Может быть, сегодня откроется…»

Шолохов и краска для волос

А вот вдали виднеется искомое «поле чудес». Прямо около входа мне везет — натыкаюсь на интересного пожилого мужчину с интеллигентным лицом. Чего только нет на его клеенке: старые бумажные деньги, монеты, детские сказки и буквари, ножки настольных ламп и даже тюбик краски для волос.

— А что это у вас за книга? — спрашиваю я, взяв серенький томик.

— Это — Шолохов, нобелевский лауреат, — с важностью отвечает пожилой человек, назвавшийся Владимиром. — Но я Шолохова не люблю. Мне больше стихи Лермонтова нравятся. Хотите, зачитаю?

Пока Владимир читает стихи, на глаза попадается пачка этикеток…

— От сока? — с улыбкой интересуюсь я.

— От вина. Даже из Прибалтики есть, — с гордостью поясняет мой собеседник. — Вообще-то, продаю пачкой, а так одна штука — рублей 300.

Пока мы с ним беседуем, подходят два покупателя. Женщина интересуется той самой краской для волос, а седой мужчина в очках — томиком сказок Ганса Христиана Андерсена, который стоит 10–15 тысяч белорусских рублей.

— А вообще, книги покупают. Правда, не так часто, как хотелось бы, но все же. Спрашивают в основном специальную литературу, медицинскую, например. Я вот себе и на дорогу, и на «Кено» здесь заработал, — смеется Владимир, который, как оказывается, в прошлом был и моряком, и милиционером, и даже журналистом.

Если ты с камерой

Окунаюсь в глубь блошиного рынка. От порнодисков до старых велосипедов — кажется, здесь есть все! Продавцы охотно отвечают на мои вопросы, однако фотографироваться отказываются:

— Вы тут сфотографируете, а нас налоговая потом за жабры возьмет.

— Да, девушка, тут на прошлой неделе «Марка» разбили без лишних разговоров. Я-то против фотосъемки ничего не имею, но так, предупреждаю, — говорит мне седой мужчина в морской фуражке и мастерке «Сочи-2014». Он представляется частным предпринимателем из России. Продает часы, винтаж и антиквариат.

— Я тоже люблю фотографировать. Да и сын фотографом был, правда, потом крышу снесло — в монахи подался, — сетует он, параллельно позируя на камеру.

Пока я в поисках интересного кадра прогуливаюсь по рядам, меня останавливают продавцы раритетных фотоаппаратов.

— Девушка, хотите мы вам ваш фотик на два наших обменяем? — шутят они.

— А вы нас, пожилых, не снимайте! Мы свое продавать скоро у Господа Бога будем! — сетует дедушка, продающий запчасти, дверные ручки и напильники. — Отработали, построили коммунизм, вы вот демократию строите…

Мобильники для военных

Народу на барахолке все прибывает. Возможно, благодаря солнечной погоде и выходному дню.

— А вы в четыре утра сюда приезжайте, когда тут места забивают. Вот вам материалец-то будет! Позже семи места уже и нет, — просвещает меня продавец деревенской утвари. Недалеко от него продают старые модели мобильников.

— И как, неужели покупают? — искренне изумляюсь я.

— Даже по две штуки в день. Правда, военные в основном. Им же недавно в армии запретили телефоны с камерами и интернетом, — делится коллекционер.

Откуда товар?

Откуда берется товар — никто не признается. В деревне лежало, дома, взял у друзей — самые частые ответы. Хотя вряд ли у бабушки в деревне найдутся китайские вазы XIX века, английские сувениры XIX–XX веков, скандинавские и немецкие приемники прошлого века, раритетные столики, стулья, подсвечники и зеркала. Хочу сфотографировать эффектную деревянную бочку, но продавец против. Правда, после моего замечания о том, что в ней, наверное, очень удобно квасить капусту, оттаивает.

— Я вам правду скажу: он в ней самогон гонит, — хихикая, делится тайной его поплечник.

Слышатся звуки знакомой песни «Одинокая гармонь». Подхожу к баянисту — он вовсе не против попасть в объектив. А вот его соседи, торгующие музыкальными инструментами советского производства, настроены не очень дружелюбно. На мой вопрос: «Сколько стоит гитара?» — отвечают, что интервью не дают и просят пройти мимо.

Около русских самоваров очередной покупатель, видно, что эксперт, — выбирает со знанием дела.

— Посмотрите, красавец какой пузатый! Между прочим, второй половины XVIII века. Вы тоже хотите купить? — обращается ко мне продавец. Узнав, что я не покупатель, советует:

— А самоварчик вы как-нибудь приобретите! Поверьте, чай из него намного вкуснее!

Барахолка: бизнес или выживание?

Для кого-то продажа на барахолке — бизнес и хобби, для кого-то — приятное времяпре­провождение, повод сбежать от сварливой жены. И хотя спрос не всегда велик, продавцы не теряют оптимизма. Жизнь на блошином рынке не стоит на месте: галдит, кричит, шутит и поет!

Диана ВОЛЫНЕЦ. Фото автора



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

К съемке новорожденных во все времена относились не очень хорошо. Условностей масса: нельзя запечатлевать их спящими, нельзя у зеркала и, вообще, просто – нельзя!

Получить право управления мотоциклом в Беларуси можно только с 16 лет. Поэтому важное уточнение: ребята в клубе занимаются строго под присмотром тренеров на специально выделенной площадке. Все выезды, как в стране, так и за ее пределами, осуществляются тоже только непосредственно на самих мероприятиях под контролем взрослых.

Не спешите прощаться с любимым календарем нынешнего года. Он еще пригодится в 2029 году, 2035, 2046, 2057, 2063, 2074, 2085, 2091.

Вероника и Сергей Бижако уверены, что янтарь как материал объединяет мир: уникальность этого солнечного камня вызывает интерес, который не имеет национальных границ.