Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Давайте обсудим
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Награды
>>>



Портрет современника

№12 от 24 марта 2016 года

Полярника экзаменуют Профессия, Природа, Обстоятельства
Полярника экзаменуют

Профессия, Природа, Обстоятельства

Белорусские специалисты участвовали практически во всех экспедициях, которые направлял в Антарктиду Советский Союз. В 2006 году на ледяной материк ступили первые ученые, представлявшие суверенную Беларусь. В их числе был полярник Алексей Гайдашов, которому довелось сыграть особую роль – он стал бессменным руководителем всех белорусских экспедиций на шестой континент. Сейчас Алексей Александрович возглавляет восьмую Белорусскую антарктическую экспедицию, в которой принимает участие 5 человек. Нашему корреспонденту удалось связаться с ученым, находящимся в тысячах километрах от Беларуси, и взять у него эксклюзивное интервью.  

– Алексей Александрович, расскажите, как становятся полярниками? Как вы попали в свою первую, еще советскую, экспедицию?
– На полярника не учат в вузах, ни одно самое уважаемое ведомство не может «назначить» им человека. Полярник – это профессиональный образ жизни. Экзамены у нас принимают всю жизнь самые строгие учителя – Профессия, Природа и Обстоятельства.
С декабря 1997-го по июль 1999 года я был командирован на антарктическую станцию «Ленинградская», находившуюся в ведении Министерства обороны СССР. Весьма пригодилось мое гражданское образование географа (я закончил географический факультет БГУ): параллельно с решением основных задач выполнял и обязанности метеоролога. Природа предоставила мне уникальный шанс – зарегистрировать самый сильный на то время порыв ветра на шестом континенте – 78 м/с.
Опыт длительной работы в полной изоляции, в замкнутом пространстве бесценен для многих гражданских и военных профессий. Антарктида полностью отрезана от Большой земли девять месяцев в году. Надежда только на «железо» и профессионализм товарищей. Статистика жесткая – лишь 25—30% специалистов, впервые работавших в таких условиях, продолжают впоследствии профессиональную деятельность в этом направлении.
– Как вы оцениваете успехи, которые удалось достичь Беларуси в Антарктиде за эти годы?
– Вспоминая первые годы становления национальной антарктической полярной программы, скажу прямо: было тяжело. Много непонимания, много проблем, которые не без труда преодолевались группой людей, уверенных в государственной важности этой задачи. Переломным стал 2011 год, когда программа была передана в ведение Национальной академии наук Беларуси.
Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что реализация белорусской антарктической программы приобретает конкретное практическое значение. Ведутся наблюдения в интересах национальной космической программы. Налажена работа в сфере биологии и микробиологии, сулящая серьезные перспективы и закладывающая основы для разработки новых биотехнологий на основе антарктических микроорганизмов.
Еще один важный аспект – климатические исследования. У всех на слуху фразы «глобальное потепление», «угроза человечеству». Истина может находиться только там, где проводятся серьезные многолетние исследования. Как раз это и делается во время белорусских антарктических экспедиций.
Говорить о том, что мы в ближайшие годы или десятилетия сможем получать от Антарктиды, грубо говоря, тонны полезных ископаемых, баррели нефти и т. д., конечно, нельзя. Это особая зона, где разведка и добыча минеральных ресурсов запрещена, последний ресурсный резерв человечества. Ценность белорусского присутствия в Антарктиде в другом. Мы ведем здесь наблюдения, накапливаем уникальные данные с тем, чтобы можно было эффективно использовать их впоследствии в самых различных сферах деятельности. Те усилия и ресурсы, которые сегодня вкладываются в Антарктиду, – это работа на перспективу, задел для будущих поколений, что делает честь нашему государству. И, конечно, присутствие Беларуси на шестом континенте повышает ее престиж на международной арене.

– Нынешняя экспедиция ознаменовалась важным событием – установкой секций первого модуля белорусской антарктической станции. Что называется, почувствовали разницу?
– Небольшой экскурс в историю. Первые экспедиции – это преимущественно тушенка, хлебцы и макароны. Жить и работать в помещениях полевой базы «Гора Вечерняя», построенных еще в 70-е годы и долгое время пустовавших, нередко приходилось тогда при 12-14 градусах. Умывались из чайника. Конечно, с каждым годом происходили улучшения. И сейчас у нас тепло, светло, нормальные бытовые условия и разнообразное питание, подкрепленное базой витаминов. Одним словом, цивилизованные минимально необходимые условия для полноценной деятельности специалистов.
Проработка всех вопросов строительства первого модуля белорусской антарктической станции была проведена очень тщательно и досконально. И мне приятно констатировать, что участники экспедиции смогли успешно реализовать то, что десятки и сотни людей создали на Большой земле.
Вместе с тем необходимо понимать, что установленный модуль белорусской антарктической станции – это первый кирпичик. Мы должны развивать ее инфраструктуру дальше, согласно намеченному плану. Нужно обеспечить необходимые условия для жизни и работы того контингента, который планируется в ближайшие годы – 7–12 человек, а также подготовить в 2019–2020 годах переход к зимовочным мероприятиям.
– Была ли у белорусских полярников возможность посетить богослужение, которое провел в феврале на российской антарктической станции «Беллинсгаузен» Патриарх Московский и всея Руси Кирилл?
– При всем желании мы бы не смогли участвовать в этом богослужении, расстояние от нашего места дислокации до станции «Беллинсгаузен» – около 3 тысяч километров. Тем не менее у белорусских полярников в этом году появился свой молельный уголок. Перед отъездом экспедиции Митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси передал нам икону Господа нашего Иисуса Христа и икону Святителя Николая Чудотворца, чтобы создать условия для совершения православных религиозных обрядов.
Очень надеемся, что в ближайшие годы, когда мы создадим основу белорусской антарктической инфраструктуры, в Антарктиде будет проведена официальная церемония открытия белорусской исследовательской станции, в которой примут участие не только руководители государственных органов Республики Беларусь, но и представители белорусского духовенства.
– Чисто по-человечески, что во время экспедиции дается вам сложнее всего? Чего не хватает в первую очередь – цвета, звуков, привычного круга общения, духовной пищи?
– Как бы это ни казалось парадоксальным – цветов и звуков в Антарктиде огромная палитра, и в этом недостатка нет. Ощущается скорее нехватка информационных коммуникаций – нет интернета, телевидения, то есть существует определенный социально-информационный вакуум. Имеющееся в нашем распоряжении оборудование спутниковой связи хотя и надежно для обмена короткой служебной информацией или реагирования в экстренных ситуациях, но, как и любая современная электроника, быстро устаревает, тарифы связи на это оборудование высоки. На большинстве зарубежных антарктических станций, включая российские, наличие свободного доступа в интернет и нескольких каналов спутникового ТВ являются повседневной нормой. В наших планах в ближайшие год-два перевооружить спутниковые системы белорусской антарктической экспедиции современным оборудованием.

– Как часто за время экспедиции вам удается пообщаться с семьей? Какие сувениры из Антарктиды собираетесь привезти родным и близким?
– Я сам звоню домой крайне редко – в основном это короткие поздравления с праздником или днем рождения кого-то из близких. Периодичность общения с семьей устанавливает моя супруга – по мере возникновения душевной надобности она звонит сама. У нее такая потребность, как правило, возникает каждую неделю.
Самые «ценные сувениры», которые я стараюсь каждый год привозить из Антарктиды, — это редкие кадры видео- и фотосъемки природных явлений и живого мира Антарктики. Поскольку природа здесь поистине уникальная, более интересный подарок придумать сложно.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

…Пить кипяток? Спать в ванне, полной воды? Любить математику, архитектуру, волейбол, химию, плавание, литературу?

Шедевры ткацко-швейного искусства, создаваемые оршанскими ткачихами и швейниками, делают нас, белорусов, аутентичными, отличными от других народов!

Юлия Латушкина — известный отечественный дизайнер в мире моды. Проходила стажировку в школе моды Letto Verain в Берлине, работала в доме моды Catta Donkeshott в Амстердаме, участвовала в fashion-турах по странам Европы, завоевывала титулы на таких престижных конкурсах, как «Кутюрье года» (Москва), «Адмиралтейская игла» (Санкт-Петербург), «Автограф» (Киев), «Печорские каштаны» (Киев), «Белая амфора» (Витебск). В 2009 году разработала коллекцию вечерних платьев для галереи Lafayette (Германия), а в 2010 представила собственную марку – LATUSHKINA.

«Это я автор скульптур возле цирка», — гласит надпись на баннере на главном проспекте Минска.