Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Тема номера
>>>
150 золотых маршрутов моей Беларуси
>>>
Здоровье
>>>



Портрет современника

№10 от 10 марта 2016 года

Александр Ефремов: Доброе кино – не жанр. Это позиция человеческая
Александр Ефремов: Доброе кино – не жанр. 
Это позиция человеческая

Известный белорусский режиссер Александр Ефремов свой путь в профессию начинал с актерской стези. После года учебы в Горьковском театральном училище на актерском факультете и службы в войсках ПВО Александр Ефремов поступил во ВГИК на режиссуру в мастерскую Александра Столпера, попасть куда представлялось малореальным. Ведь конкурс зашкаливал: 200 человек на одно место. Но режиссерский факультет будущему мастеру покорился с первого раза и он окончил его с отличием. Затем последовало приглашение на киностудию «Беларусьфильм», с которой уроженец Нижнего Новгорода и по сей день связан творческими узами. Мало того, он уже четверть века является бессменным художественным руководителем Театра-студии киноактера. В чем секрет творческого долголетия, народный артист рассказал корреспонденту БЕЛТА. 

—  Александр Васильевич, вы бы советовали начинать путь в режиссуру через актерскую профессию?
— Многие актеры пытаются или занимаются режиссурой. Ну что может быть нагляднее и очевиднее перспективности этого пути, если не биография Никиты Михалкова? Он учился на актерском факультете в Щукинке и только после этого закончил ВГИК, режиссерский факультет у Михаила Ильича Ромма.
Мой пример непоказательный, меня хватило всего на год обучения на актерском факультете, потому что скоро понял, что это не моя профессия. Тем не менее это полезный опыт. Не само стремление овладеть этой профессией в совершенстве, а понимание ее — для режиссера вещь архинеобходимая. Очень часто сталкиваешься именно с тем, что режиссеры не умеют работать с артистами. И общение вызывает раздражение с обеих сторон.
— Заслужить статус «актерский режиссер», пожалуй, труд немалый. Артисты именно таким вас считают. 
— Хотелось бы, чтобы это было справедливо. Я работал с огромным количеством актеров, самых разных, известных и не очень, и мне ценно, если кто-то из них обо мне так отзывается.
— В Белорусской академии искусств вы возглавляли мастерскую режиссеров художественного кино. О ком можете, гордясь, сказать: «Это мой ученик»?
— Знаете, режиссер такая профессия... У нас на курсе во ВГИКе было 15 человек: пять иностранцев, пять — направленцев от национальных киностудий и пятеро нас, набранных от России. После окончания института в профессии осталось двое. Из предыдущей мастерской Игоря Таланкина только один человек связал свою жизнь с режиссурой. Это Карен Шахназаров. Из мастерской Льва Кулиджанова — два человека. Мало людей остается в режиссерской профессии, потому что она жестокая. В нее приходят, как и в актерскую, чтобы быть первым. Но первых тоже единицы, и не оказаться на задворках профессии, не потеряться в ней, чтобы она не сожрала тебя жестокостью своей, не обнаружить в себе полную несостоятельность, непросто.
Что касается меня, я могу и об Андрюше Кудиненко, и о Саше Колбышеве сказать, что это мои ученики. Мастерская набиралась, когда Виктор Тимофеевич Туров уже был болен. А год спустя, когда он умер, я выпускал студентов. Так что считаю их и своими учениками. Сейчас работают в профессии Сережа Гиргель, Рома Гопанюк. Что из них будет, трудно предугадать. Бывает, что на первой картине режиссер себя исчерпывает. Вторая картина сложнее, дальше начинается профессия как таковая.
— Александр Ефремов — не только  известный режиссер, но еще и сценарист. Сегодня на вашем рабочем столе лежит сценарий?
— Пока мне не до сценариев, сейчас я заканчиваю 4-серийный фильм «Любимый город». Это сложная картина, она технически тяжело снималась: танки, жара, большая массовка, война...
Этот фильм мне очень близок, он посвящен танкисту-асу, старшему лейтенанту Советской армии в годы войны, подполковнику запаса в послевоенное время Зиновию Колобанову, трижды представленному к званию Героя Советского Союза. Мой отец был танкист, он умер три года назад. Я искренне надеюсь, что отношение народов, населяющих территорию бывшего Советского Союза, к победе в Великой Отечественной войне будет неизменным. Кстати, это единственная позиция, по которой в первые годы раздела мнение бывших жителей СССР было единым: в войне победили мы. Сейчас эта позиция подвергается ревизии. С точки зрения исторической правды мне бы хотелось, чтобы отношение к победе оставалось неизменным. Об этом и фильм «Любимый город». О любви к родине, к своей земле.
— Как режиссер вы отдаете предпочтение мелодраме, драме, комедии. В угоду вкусам не измените?
— Ну «Снайпер. Оружие возмездия» — это ведь боевик. Но дело в том, что, сохраняя правду о войне, о победе, о героизме нашего народа, мы все равно должны, с моей точки зрения, не искажать историю, а создавать некую иную мифологию о войне. Скажем, экранизация повести «Красные дьяволята» Эдмондом Кеосаяном — не реализм. Но это та самая героика, которую нужно доносить. И «Снайпер. Оружие возмездия» тоже не реализм. Но там существует эта героика: и справедливость борьбы главного героя, и отстаивание некой масштабной истины, правды. Мы создаем иную мифологию, но в смысле события мы не должны перевирать.
— Сегодня большому кино сложно существовать. Телесериалы — таково требование времени.
— Да, очень трудно сейчас стало снимать кино, его мало. Его путь к зрителю гораздо дольше и сложнее. В создании телесериалов нет ничего унизительного, потому что сейчас это один из самых, нельзя назвать коротких, но доступных путей к зрителю. В последние семь лет я сделал семь лент для российских телеканалов.
— Вы являетесь режиссером в Театре-студии киноактера. Требования к актерам на подмостках и на киноплощадке разнятся?
— В театре есть возможность больше отрепетировать до того, как выйти к зрителю. В кино сейчас очень жесткие условия производства. И среди качеств, которые необходимы нынешнему режиссеру, — подвижность, динамичность, умение учесть и разрулить  огромное количество ситуаций. Ты должен абсолютно точно ставить задачи артисту и знать, что ты от него ждешь. Нет времени репетировать, делать большое количество дублей. Поэтому стараюсь работать с теми артистами, которых знаю. Веронику Пляшкевич, скажем, я готов снимать в каждом фильме, потому что она необычайно талантлива.  Я всегда спокоен за то, что сделает она. Как и Лера  Арланова, Саша Ткаченок, Толя Гурьев, Паша Харланчук. В Беларуси много талантливых актеров.
Обязательно хочется вспомнить и российских актеров. У меня снималось много очень известных российских актеров и я горжусь этим. В последнее время, например, работал с Дмитрием Певцовым, Данилой Козловским, Даниилом Страховым, Аленой Яковлевой да и другими. Как жаль, что уже нет Толи Кузнецова. Я снимал его в фильме в самом начале профессиональной карьеры, а потом мы встретились на «Немце». Он был великолепный артист и настоящий товарищ. Работа с ним была истинным удовольствием. Кстати, на «Немце» они работали с другой звездой — Арменом Джигарханянном. В общем, есть что вспомнить, есть кого вспомнить.
Если говорить про спектакли, то нужно следить, чтобы они не распускались, не «расшнуровывались», особенно если они долгоживущие. А у нас много таких пьес, которые идут подолгу. Например, «Миленький ты мой» с Владимиром Гостюхиным и Аллой Пролич уже 14 лет не сходит со сцены.
— Театр-студия киноактера в нынешнем году празднует 35-летний юбилей. Как отмечать планируете?
— Мы каждый год стараемся хотя бы одну новую постановку выпускать. Сейчас режиссер Олег Киреев репетирует спектакль «Две стрелы» по пьесе Александра Володина. Надеемся, что в мае его представим. Кстати, скоро отправимся в Париж: 11 марта театр покажет премьерный спектакль «Легкой жизни никто не обещал». Это моя режиссерская работа по пьесе французского драматурга Жана-Клода Ислера. Там мы откроем Белорусские театральные сезоны в Париже.
— Вас можно назвать «автор доброго кино»?
— Сейчас это звучит почти как ругательство — доброе кино. Вот только что на российском канале повторяли мой 8-серийный фильм «Она не могла иначе». Доброе кино? Да. Мне бы хотелось, чтобы, посмотрев картину, человек понимал, что нужно верить и в себя в том числе. Поэтому это не доброе кино, это позиция человеческая. Я просто хочу верить сам, на 65-м году жизни, что люди достойны чего-то хорошего и хочу, чтобы они верили в это. Иначе ведь можно просто уничтожить друг друга, и все  вокруг растоптать.

Жанна КОТЛЯРОВА



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

…Пить кипяток? Спать в ванне, полной воды? Любить математику, архитектуру, волейбол, химию, плавание, литературу?

Шедевры ткацко-швейного искусства, создаваемые оршанскими ткачихами и швейниками, делают нас, белорусов, аутентичными, отличными от других народов!

Юлия Латушкина — известный отечественный дизайнер в мире моды. Проходила стажировку в школе моды Letto Verain в Берлине, работала в доме моды Catta Donkeshott в Амстердаме, участвовала в fashion-турах по странам Европы, завоевывала титулы на таких престижных конкурсах, как «Кутюрье года» (Москва), «Адмиралтейская игла» (Санкт-Петербург), «Автограф» (Киев), «Печорские каштаны» (Киев), «Белая амфора» (Витебск). В 2009 году разработала коллекцию вечерних платьев для галереи Lafayette (Германия), а в 2010 представила собственную марку – LATUSHKINA.

«Это я автор скульптур возле цирка», — гласит надпись на баннере на главном проспекте Минска.