Мы и мир

№8 от 25 февраля 2016 года

Хождение Кэмерона за Ла-Манш
Хождение Кэмерона за Ла-Манш

Дэвид Кэмерон покинул Брюссель с явным облегчением. Он добился в соглашении о разводе с Евросоюзом записи, что Великобритания никогда не станет частью общеевропейской общности. Этих «никогда» слишком много для документа, который евробюрократы  пытаются объявить «реформой, укрепляющей единство ЕС». Англия никогда не будет частью Еврозоны. Англия никогда не будет частью Шенгенской зоны. Англия  никогда не будет частью общеевропейской зоны безопасности. Англия никогда не будет зоной для приема африканских, восточноевропейских и каких-либо других мигрантов.
В общем, Англия отныне – это большое «никогда» для Евросоюза. А еще Кэмерон прямо там, в Брюсселе, публично признался, что никогда не любил Брюссель и Европу. И попытался смягчить неприятное впечатление от этого признания столь неуклюже, что стало еще хуже! Он сказал: «Хоть Европа и раздражает Великобританию, но она все же приносит пользу». Получается,  Лондон лишь цинично терпит Евросоюз — и только там, где ему это выгодно.

Собственно, ради этого Дэвид Кэмерон выторговал себе еще одно «никогда» в новом соглашении с ЕС: Лондон получает право вето на любое решение Брюсселя. Вот такие «любовь» и «европейское согласие»!
А что же Европа получила взамен? Кто на континенте остался в  выигрыше от такого разгромного соглашения? Если оно призвано обязательно, любой ценой,  остановить британский референдум, на котором английский избиратель может вообще сказать ЕС «нет», то ничего ведь не вышло. Стоя все перед той же черной дверью с золотым номером «10», Кэмерон объявил, что его правительство уже назначило референдум на 23 июня сего года.  Вот что главное, а обещание премьера агитировать против выхода из ЕС  ничего не значит. Ибо предполагать, что тотальная сдача позиций Брюсселем вызовет долгоиграющую эйфорию у британцев и милость к проигравшему Евросоюзу, глупо. Во-первых, холодность британцев всем известна. А, во-вторых, они же наследники Великой британской империи и вкус половинчатой победы может лишь спровоцировать у них аппетит к победам полным и безоговорочным… Или к миражам таких побед!
Ведь англичане, по сути, последние сто лет только то и делали, что отступали и проигрывали, и маленький реванш им не помешает. От их империи осталось только эхо. Ибо Британское содружество наций, заменившее империю, —  common wealth — это всего лишь филологическое эхо другого словосочетания: common well-being, то есть «совместное проживание». Только и всего! Но никто из бывших колоний проживать с Британией не хочет. Зато все хотят проживать в Англии!
Такое настырное желание незнакомцев, наконец, надоело англичанам, которым приходилось все больше тесниться у себя дома, в метрополии! А ведь всем известно, англичане сами любят посещать чужие страны, а вот свой дом зовут крепостью и пускать в нее никого не любят.  А уж когда в прошлом году просящихся к ним мигрантов стало так много, что это грозило серьезной проблемой для госбюджета, они решили вернуться к изоляции.
Той самой, что в дни наполеоновских войн называлась «блестящей». Она потому и блестящая, что не совсем изоляция. В чем суть той стратегии? Оставаясь на острове, мутить водичку на континенте! С тех пор англичанам и понравилось их двойственное положение: они вроде бы и в Европе, а вроде и вне ее…
И вот такое сидение на двух стульях действительно приносит Лондону некоторые выгоды. Но одно дело, когда такое положение существовало полуофициально, и совсем другое, когда сегодня, после брюссельских соглашений, оно стало официальным. Разве мало других стран, которые и себе хотели бы «особого статуса» в ЕС? Как та же Австрия, Венгрия, Польша, Румыния, Греция… и далее по списку! И все они теперь ждут своей очереди предъявить «список Кэмерона». То есть можно сказать, что процесс полураспада Европейского союза уже запущен.
Неужели это та цена, которую стоило заплатить за сохранение, пусть и чисто формальное, Великобритании в рядах Евросоюза? Да, Англия пока в рамках ЕС (по крайней мере, до 23 июня), но что же будет с самим ЕС?  Стоит ли месса Парижа, а вернее, Брюсселя? Ведь если Евросоюз превратится в фикцию, в сборник «особых статусов» с правом вето, с набором английских «никогда», это ничего уже не даст народам Европы. И обрушит мечту европейцев создать космополитическую супердержаву…
Вот мы и возвращаемся к вопросу, кто же все-таки выиграл от «худого брюссельского мира» с Англией. Это точно не Евросоюз, над которым нависла угроза распада. Но есть два человека, Жан-Клод Юнкер и Дональд Туск, которые точно выиграли от того, что распад ЕС произошел не при их правлении. И, значит, они не будут нести за это ответственность.
Выиграли также Соединенные Штаты. С одной стороны, они сохранили в рядах ЕС Англию, а значит, и канал своего влияния на Евросоюз. С другой — они показали Евросоюзу, чего он на самом деле стоит и как легко его можно разрушить: для этого нужно лишь спровоцировать волну мигрантов, хлынувших в Европу, а уж это само по себе перессорит все европейские страны. И к кому теперь нужно обращаться за помощью, чтобы прекратить поток мигрантов и тем самым прекратить споры внутри Евросоюза? Правильно, к дяде Сэму!



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

В понедельник президент Макрон объявил о введении чрезвычайного экономического и социального положения в стране. Пока только экономического и социального.

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…