Погода, Беларусь
Главная Написать письмо Карта сайта
Специальный проект
>>>
На заметку потребителю
>>>
Люди в белых халатах
>>>



Здоровье

№6 от 11 февраля 2016 года

Жизнь после трансплантации
Жизнь после трансплантации

В последние годы Беларусь уверенно лидирует в области трансплантологии среди стран СНГ. Сотни возвращенных к полноценной жизни людей, безграничная радость родственников и друзей — наши трансплантологи творят настоящие чудеса! А как же живут такие люди после сложнейших операций? Кем работают, что думают о своей новой жизни, какие строят планы на будущее? Об этом корреспондент «7 дней» узнал у тех, кто по воле судьбы и благодаря мастерству отечественных медиков пережил свое второе рождение.

Алла Николаевна, г. Могилев:

— «Операцию по пересадке печени мне сделали 22 октября 2009 года. В этом году мне исполняется 60 лет, но я до сих пор работаю заведующей читальным залом областной библиотеки. Несмотря на ежедневный прием необходимых лекарств, чувствую себя великолепно: не ощущается никаких побочных явлений. На работе и в семье веду привычный образ жизни, как любой обычный человек. Конечно, существуют некоторые ограничения по медицинским показаниям, следовать которым не составляет никаких особых проблем — на качество жизни это никак не влияет. Периодические обследования обязательны: врачи очень ответственно подходят к дальнейшей судьбе своих подопечных. Как человек верующий, свое спасение вижу как дар, который позволит мне еще пожить в этом мире и принести пользу своей семье и Беларуси, которую очень люблю. Я патриот  — буду работать столько, сколько смогу. Как ветеран афганской войны, прошла и видела многое, но с уверенностью могу сказать: лучше наших людей и врачей нет. Что бы ни говорили о суперсовременных клиниках на Западе, уверена, что такой доброты, которую излучают наши врачи, и такого участия, которое они проявляют в твоей жизни, не найдешь нигде в мире. Молодым хочу пожелать быть оптимистами — не надо сразу стремиться к чему-то недосягаемому, надо ценить и любить то, что уже существует вокруг.

Зоя Степановна, г. Минск:

— Двадцать третьего февраля исполняется пять лет, как я живу с новой печенью. Сейчас чувствую себя прекрасно, уже и забыла, что мне была сделана такая сложнейшая операция, хотя, если вспомнить те дни, становится не по себе: после операции врачи говорили, что мне оставалось жить две-три недели максимум... 
Раньше работала главным бухгалтером в рекламной фирме. Иногда бывшие коллеги даже обращаются ко мне за консультациями — всегда рада помочь. Сейчас на пенсии, живу как обычный человек, только принимаю необходимые лекарства и своевременно прохожу обследования. Соблюдаю предписанную диету — она не строгая, но всякого рода копчености, острую пищу и т.п. стараюсь не есть: согласитесь, такие рекомендации врачи дают и абсолютно здоровым людям. Свободного времени предостаточно, люблю гулять, занимаюсь с обожаемой внучкой, увлекаюсь рыбалкой — каждый выходной летом и зимой проходит как своеобразный реабилитационный курс! Я очень благодарна всем врачам и медработникам, которые принимали участие в моей судьбе, — меня до сих пор помнят и узнают, с неподдельным интересом относятся к моей новой жизни!

Дмитрий, 31 год, Гродненский район:

— Новый отсчет моей жизни начался в ноябре 2009 года — пережил операцию по трансплантации почки. В прошлом спортсмен — волейболист, хотел стать тренером. Несмотря на запреты врачей, работал вторым тренером волейбольной команды. Но через какое-то время был вынужден уйти с этой должности по не зависящим от здоровья причинам — слишком много стало формальных сложностей. Последние три года помогаю тем, кто оказался в сложной ситуации: участвую в различных проектах по реабилитации людей с ограниченными возможностями. Стараюсь вселять в людей оптимизм и уверенность, чтобы они ощущали себя полноценными членами общества.
После операции во мне многое изменилось: в мировоззрении, мышлении. Сейчас я себя чувствую очень хорошо: частенько даже нарушаю предписанные врачами нормы и правила в плане физических нагрузок, которые намного превышают нагрузки среднестатистического человека — ролики в интернете тому доказательство. Врачи видят в этом мою исключительность, а я, напротив, энергично отстаиваю свою позицию, убежден, что многие люди, оказавшиеся в моей ситуации, при соблюдении определенных методик, могут вести очень активный образ жизни. Жизнь с пересаженным органом — не приговор и не инвалидность.  Главное — не стать инвалидом в голове, это  главная проблема человека. Если будешь чувствовать себя полноценным, обязательно откроются реальные пути к реабилитации.

Оксана Владимировна, 40 лет, г. Могилев:

— Банальный грипп в 2005 году принес тяжелейшее осложнение — состояние ухудшалось и ухудшалось, я не могла уже ходить, нормально дышать и даже разговаривать, перенесла две операции, но врачи пришли к выводу, что единственным спасением является трансплантация легких. В ноябре прошлого года сделали пересадку, состояние значительно улучшилось. В декабре уже была дома. Сейчас приехала на обследование в центр, результаты обнадеживающие, через день-два возвращаюсь домой, самочувствие, можно сказать, отличное.
По профессии я маркетолог, но в последние годы работала секретарем по учебной работе в школе — работа маркетолога предполагает очень активный ритм, который, к сожалению, был мне тогда не по силам.  Надеюсь вскоре вернуться к своей профессии. До конца своих дней буду бесконечно благодарна всем нашим медработникам, вернувшим меня к жизни!


Разные люди, разные характеры, разные судьбы. У каждого своя история, своя дорога жизни, свой путь спасения. Но все-таки, как мне показалось, их объединяет одно — жажда жизни. В каждом из нас, скажете, есть желание жить. Но эти люди, чтобы наслаждаться каждым днем, готовы делать многое.  Новый отсчет их жизни — как дар свыше, который наделяет истинной системой ценностей, особым мировоззрением, новым мышлением. Для нас жизнь — это река, по которой мы плывем не спеша, полагая, что она очень длинная и все успеется. А для них — это миг, за который хочется как можно больше сделать для детей, родных, друзей. Многих проблем и поводов, из-за которых мы ссоримся и не понимаем друг друга, для них просто не существует, они с улыбкой относятся к  мелким трудностям — есть вещи поважнее… Стоит и нам с вами задуматься, не правда ли?



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике
От автора

В конце февраля 2020-го витебский дизайнер Татьяна Ефремова отправилась на выставку в Милан. Тогда еще в Италии, впоследствии ставшей одним из сильнейших очагов пандемии COVID-19, ситуация была относительно спокойная: опасную инфекцию обнаружили буквально у пары десятков человек. Тем не менее, вернувшись домой, женщина прошла тест. И он показал положительный результат. Так Татьяна стала первой белоруской с подтвержденным коронавирусом. Спустя год мы встретились с ней и узнали, что происходило в больнице, как COVID-19 повлиял на жизнь и боится ли она заразиться снова.

В начале февраля Россия передала в Беларусь образцы новой вакцины от коронавируса «ЭпиВакКорона». В России ее уже развезли в регионы для массовой вакцинации. Не исключено, что и белорусам «ЭпиВакКорону» предложат как альтернативу «Спутника V».  Вместе с экспертом разбираемся, в чем различия между ними, какая вакцина эффективнее и можно ли привиться обеими – чтобы наверняка защититься от «короны».

Шествие пандемии коронавируса по планете продолжается: в одних странах она отступает, в других – лютует еще больше. У нас процесс, по информации Минздрава, немного пошел на спад, но радоваться рано. Люди продолжают заболевать, некоторые – по второму кругу. Почему одних «корона» обходит стороной, а у других даже антитела после болезни не сохраняются? Ищем ответ с учеными.


О своем положительном ВИЧ-статусе Мария (имя изменено по просьбе героини) узнала еще в 1998 году. Принимая с 11-го класса наркотики, она предполагала, что такое может случиться, но свою болезнь поначалу не приняла. Произошло это только тогда, когда врачи заявили: без терапии, о которой в те времена даже речи не было, прожить она сможет максимум два-три года. Однако прогнозы не сбылись. А спустя 5 лет после оглашения диагноза она родила дочь. Мария рассказала о том, как ВИЧ повлиял на ее жизнь, часто ли она сталкивается с дискриминацией из-за своего статуса и почему белорусское общество нуждается в просвещении.