Имена

№2 от 14 января 2016 года

Уральский малахит
Уральский малахит

К 75-летию со дня рождения Владимира Мулявина
Киноискусство, театр, музыка и литература не имеют национальностей и границ. Считаю, что мне в жизни необычайно повезло: моим современником являлся Владимир Георгиевич Мулявин. Вот уже более двадцати пяти лет отделяет меня от того дня, когда февральским вечером я пришел в третий и, к моему глубочайшему сожалению, последний раз в своей жизни на концерт ансамбля «Песняры» в ГЦКЗ «Россия». Когда начинался концерт, на сцену выходил Мулявин и дарил всем свою чистосердечную, неповторимую улыбку. И зрительный зал буквально взрывался бурными аплодисментами.
Фактически музыкальное имя для Владимира Мулявина и «Песняров» открыла широкому зрителю и слушателю в далеком теперь уже 1970 году Москва, где ансамбль стал лауреатом IV Всесоюзного конкурса артистов эстрады.
Для меня этот легендарный белорусский ансамбль прежде всего — творческая мастерская музыканта Мулявина, в которой буквально оттачивалась каждая нота и проходила вдумчивая работа над каждой песней, которая имела свою изюминку, а многочисленные поклонники ансамбля узнавали многие из композиций буквально с первых аккордов. Репертуар — вот козырная карта Владимира Георгиевича, которая сразу выделяла руководимый им коллектив среди множества различных ансамблей. Необычайно широк творческий диапазон Мулявина — как много неповторимых программ создал этот композитор и аранжировщик в тесном сотрудничестве с музыкантами, среди которых были незаурядные мастера своего дела. На память сразу приходят и поэма-легенда «Гусляр» по произведению Янки Купалы «Курган», и народная притча «Песнь о доле».
В репертуаре прославленного и всеми нами любимого ансамбля «Песняры» не одна сотня песен, написанных белорусскими, русскими и украинскими композиторами на стихи многих замечательных поэтов, но  долгая, плодотворная и творческая дружба связывала Владимира Георгиевича с композитором Александрой Николаевной Пахмутовой. Во многих уголках бывшего Советского Союза знают прекрасную песню «Белоруссия» (на стихи Н. Добронравова), которая, по существу, и стала визитной карточкой всеми любимого белорусского ансамбля.
Я просто не могу представить творчество Мулявина без легендарного белорусского композитора Игоря Михайловича Лученка, который оказал большое влияние на Мулявина и как профессионал, и как старший товарищ. Именно этот творческий дуэт подарил нам популярные песни «Алеся», «Вераніка», «Мой родны кут», «Скажы мне, Ганулька», «Жураўлі на Палессе ляцяць», «Спадчына».
Когда в 1994 году ульяновский журналист Владимир Сахарцев брал интервью у Мулявина, то признался Владимиру Георгиевичу, что уже много лет просто боготворит песню-балладу «Крик птицы». Мулявин улыбнулся в свои знаменитые усы и сказал: «Ну-ну», а потом скромно добавил: «За это спасибо скажите киевскому поэту Юрию Рыбчинскому!». Владимир Георгиевич имел прекрасный литературный вкус, который не знал границ.
Шагая из одного десятилетия в другое, талант Мулявина заблистал новыми гранями. После распада Советского Союза Владимир Георгиевич предстал перед нами в новом качестве: по существу стал наставником для молодых музыкантов и дал им проявить свои лучшие качества.
«Малюся я небу, зямлі і прастору,
Магутнаму Богу – ўсясвету малюся,
Ва ўсякай прыгодзе, ва ўсякую пору
За родны народ Беларусі».
Когда я вспоминаю мелодию «Малітвы», сердце мое сжимается. Как сейчас вижу Мулявина на сцене! Какой же неповторимый мини-спектакль он создавал, какие тревожные нотки звучали в голосе Владимира Георгиевича за судьбу ставшей ему поистине родной белорусской земли! В те годы Владимир Георгиевич подарил нам песни глубочайшего философского звучания, среди которых «Честь имею» и «Обманите меня».
Мулявин видел за горизонтом горизонт, работал неистово, отдавая всего себя любимому делу и как организатор: будь то работа над песней, где у каждого вокалиста была своя «визитная карточка», или утверждение программ в Министерстве культуры, где Владимир Георгиевич умел отстоять свою точку зрения, предъявляя при этом весомые аргументы.
Особенно хочется отметить Мулявина как вокалиста — он достиг практически совершенства. Владимир Георгиевич искусно подходил к исполнению каждой песни, которая, как драгоценный камень, сверкала своими неповторимыми гранями. Навсегда в мое сердце Мулявин вошел как уральский малахит земли белорусской!

Сергей ЯКОВЕНКО, г. Пушкино, Московская обл.



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

О таких говорят: человек поступка. Народный артист СССР и Беларуси Николай Еременко ничего не брал от жизни готовым. Каких усилий стоило ему строительство дороги своей судьбы, доподлинно известно лишь его измотанному нескончаемыми битвами сердцу...

«Белорусский соловей» — так называют Змитрока Бядулю, чье творчество навсегда вошло в сокровищницу национальной литературы.

Времена бывают прозаические и поэтические. В любом случае мы их не выбираем, но они выбирают нас. Народного писателя Кондрата Крапиву литературоведы часто называют белорусским Мольером. Хотя между французским комедиографом Жаном-Батистом Покленом и Кондратом Кодратьевичем Атраховичем лежит череда эпох в драматургии. О самых значимых днях жизненного пути белорусского классика нам рассказала его внучка, заведующая кафедрой моделирования костюма Института современных знаний им. А.М. Широкова кандидат искусствоведения Елена Атрахович.

Есть такое выражение: «Экранизация литературных произведений избавляет от их прочтения». Это правило действует практически всегда, но бывают и исключения. И эти исключения как раз и определяют, что гениально, а что временно.