Мы и мир

№1 от 07 января 2016 года

Наши перспективы
Наши перспективы

Пусть западные политологи строят «сложные сценарии» на начавшийся год — их пессимизм кто-то слишком хорошо проплачивает. Мы им не верим, и пусть они не хотят договариваться, мы же договариваться будем. Обязательно! И прежде всего со своими единомышленниками по Евразийскому союзу. Нам это сам бог велел, а также исторический момент и наш собственный разум. А еще мы будем договариваться со всеми, кто также обладает благоразумием и избавился от ненужной гордыни. Мы открыты и диалогу, и успеху!
Те же, кто думает о негативе, должны к нему готовиться. И, похоже, так они и поступают. Вот что вещает, например, Мэтью Рожански — директор института Кеннана в Международном научном центре имени Вудро Вильсона, что в США: «Мир захлестнет новая волна международного терроризма, как в конце 1990-х… Война в Сирии быстро не закончится… Санкции останутся, иначе администрации Обамы просто перестанут доверять». Пардон, а разве в этом мире есть еще кто-то, кто ей доверяет?
А вот знаменитый эксперт Ариэль Коэн обещает, что и с новым американским президентом ситуация не поменяется, и это в лучшем случае… Так что какая нам разница, кого изберут в этом году президентом в США? Будет договороспособный человек — милости просим за круглый стол, нет — будем спокойно делать все, что и без того продумали и  наметили. Ибо у нас есть цель и есть вера.
В Европе тоже полны пессимизма, но, я бы сказал, более реалистичного. То есть они замечают и свои проблемы. А это — плюс по сравнению с американцами. Клаус Зегберс, немецкий политолог и профессор в Институте восточноевропейских исследований: «В следующем году ЕС столкнется с рядом серьезных вызовов. Первый — это продолжающийся еврокризис. Для того чтобы существующая на территории Европейского союза общая валюта была устойчивой, необходимо было введение единой системы взимания налогов и единой социальной политики. Однако по политическим причинам реализовать это невозможно».
Пессимизм заразителен… «Если невозможно в политике, то почему что-то возможно в экономике?» — спрашивают западные эксперты сами себя. А венесуэльское правительство им отвечает: «Возможно!». И поясняет, что может быть падение цены на баррель нефти до рекордных 27 долларов. В связи с чем власти этой страны намерены даже потребовать проведения внеочередного саммита стран-членов ОПЕК и не входящих в организацию нефтедобывающих стран для того, чтобы «защитить справедливую цену на невозобновляемые источники энергии». В противном случае Венесуэла угрожает дальнейшим падением цен на нефть, сообщает «Рейтерс» — они могут опуститься до уровня в 25 долларов за баррель. Цены на нефть уже упали до многолетнего минимума, оставаясь на уровне приблизительно в 37 долларов за баррель, что является критическим для многих нефтедобывающих стран.
Котировки нефти остаются на низком уровне из-за политики стран-членов ОПЕК — объем добычи нефти значительно превышает спрос. Венский саммит стран-членов ОПЕК 4 декабря ничего не изменил в этой ситуации… Впрочем, Организация стран-экспортеров нефти тут ни при чем, ведь та же Венесуэла тоже является членом этого нефтяного картеля. Все сводится именно к политике! К Саудовской Аравии, которая ведет рискованную игру на понижение. Из-за чего, кстати, сама уже второй год серьезно страдает — дефицит ее государственного бюджета составляет 20 миллиардов долларов.
Впрочем, опасения Венесуэлы могут и не оправдаться. Во всяком случае, если верить экономистам-саудитам. Госбюджет Саудовской Аравии (тоже дефицитный) сведен исходя из того, что цена за баррель в 2016-м будет равна… 50 долларам. Верят ли саудиты собственным расчетам?  Особенно если учесть, что сами же официально ведут глобальную игру на понижение этой цены.
Министр нефтяной промышленности Венесуэлы Эулохио дель Пино заявил, что страна будет настаивать на принятии мер по повышению стоимости нефти. Как говорится, настаивать-то вы можете, а вот какой будет результат? Если верить тому же американцу Коэну, то результат должен быть. Вот что он обещает: «К чему нужно быть готовыми, так это к серьезным сдвигам в мировой экономике. Американская экономика, наконец, оправилась от кризиса — благодаря низким ценам на энергоносители. А со снятием эмбарго на экспорт американской нефти и ростом экспорта нефти иранской, мировая экономика станет еще прочнее». С ним можно согласиться в первой части: возможно, рост мировой экономики произошел благодаря низким ценам на энергоносители. Но вот дальше-то рост мировой экономики должен повыть спрос на нефть, а значит, и цены на нее. Но ведь этого-то и не происходит! Значит, либо нет роста экономики, либо понижение цен на нефть искусственное и скоро должно закончиться…
Тут можно обойтись без рождественских гаданий, тут все ясно и четко. И впереди именно хороший год – 2016-й! Он берет все лучшее от нашего прошлого и смело ведет нас в новую, точнее, новейшую, эру. Эру евразийскую! И здесь белорусы вновь плечом к плечу со своими ближайшими братьями: теми народами, что хотят жить по-новому, но своей древней и великой цивилизацией, а не вливаться в чужую. В чужой жить — по чужому петь… И не факт, что получится!
А вот белорусы, русские, казахи, армяне, киргизы поют свое родное, только перекладывают на новый, самый современный лад — нам не нужно ломать свой голос, переделывать свою душу и выдумывать новых богов. Надо осознать: наше счастье как страны, наше народное благополучие является условием благополучия нового союза. И наоборот – благополучие ЕАЭС  является условием благополучия Беларуси. И вот это уже романтизм, основанный на экономическом прагматизме. Но главное  — не ограничиваться прагматизмом и дать себе и новому союзу волю увидеть, наконец, самую дерзновенную, захватывающую перспективу.

Вадим Елфимов



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Большие и насильственные протесты во Франции не учитывают, насколько плохо Европейский союз обошелся с США в вопросах торговли и платежей за нашу ВЕЛИКОЛЕПНУЮ военную защиту

This is for you! написано на ней – «Это для вас!». А за стеной для вас же приготовлены полицейские кордоны и восемь тысяч американских солдат.

В Порт-Морсби, столице Новой Гвинеи, было не до вдумчивых обсуждений. Единственное, что удалось там сделать сообща, – это сфотографироваться в «традиционных новогвинейский рубашках», хотя даже само словосочетание звучит странно…

Чем дальше страна находилась от Германии, тем спокойней она себя чувствовала и тем дальше она готова была пойти в рискованной игре с немецким реваншизмом.