Удивительное рядом

№53 от 31 декабря 2015 года

В лесу родилась елочка…
В лесу родилась елочка…

Все знают слова знаменитой новогодней детской песенки. А помните, как начиналась сказка Х.К. Андерсена «Ель»: «В лесу стояла чудесная елочка. Место у нее было хорошее, воздуха и света вдоволь… Но ни солнышко, ни пение птичек… не доставляли ей…удовольствия… Елочке ужасно хотелось… поскорее вырасти, широко раскинуть свои ветви и посмотреть далеко-далеко…». Она видела себя то мачтой на корабле, то красавицей с золотой звездой на верхушке… И хотя обычаи проведения Нового года в тех или иных странах различны — непременным украшением праздника являются растения. Еще древние германцы, встречая день зимнего солнцестояния, приносили в жилища хвойные ветви как символ пробуждения природы и вечной жизни. На Руси же колючих красавиц украсили лишь в XVIII веке…
Что же это за дерево — ель обыкновенная (европейская)? И что мы о ней знаем? Казалось бы, елка как елка. Но приглядитесь — и объявятся чудеса. Недаром ель — символ столь чудесного праздника… Метет снег. Пушистая, но тяжелая шуба ломает сучья и даже стволы… И лишь елям любой снегопад нипочем. Снег гнет широкие лапы к земле — и сползает с них. А они, отряхнувшись, вновь поднимаются, горделиво покачиваясь и нацелив в небо «пальчик»-пику — острую верхушку… Для больших снегов дерево-конус идеально приспособлено. Потому ель и распространена на севере. В Беларуси ельники занимают всего 10% от лесопокрытой площади.
Это изящное стройное дерево особенно красиво на приволье. «Как дама в концертном платье», опускает длинные нижние ветви до земли, будто не в силах нести тяжкий груз наряда из хвои. И чем выше она, тем короче крылышки-ветки и больше поднимаются, словно собираясь ударить с силой и, вырвав дерево, унести в небо… Даже при морозах до
-5 оС вечнозеленые хвоинки (живет до 5—7 лет) продолжают фотосинтез. Располагаются поодиночке, но густо-густо. Концы их очень колючие. Недаром лапами ели укрывают на зиму растения — колючки мышкам не по нраву... Но плотная крона и полезна, и вредна. В 10—15 лет отмирает главный корень — остаются лишь боковые, расходящиеся звездой. И в сильный ветер при высоких парусах они не могут удержать могучее дерево. Елки рушатся, выворачивая корни…
Густая шубка пропускает мало света, и весна в ельнике запаздывает, да и опять же зелень прошлогодняя — грушанки, брусника, зимолюбка… Среди верных спутников ели  — половина такие же вечнозеленые растения, как и хозяйка. А вся родня ее — тропическая. Еще загадка! И уже не одной ели, а целого елового леса. А вот для обитателей его крылья-ветки, непроницаемые для дождя, отличное укрытие. Под ними в ненастье прячутся и птицы, и звери, но больше всего набирается комаров.
Как сходит снег, в ясные дни ель рассыпает семена-крылатки. Слетая с верхушек, крутясь подобно пропеллеру, они с ветром где по воздуху, где по гладкому насту могут улететь от матери на сотни метров. Приземлившись, не торопятся прорастать, выжидая комфорта. Они могут это позволить, не теряя всхожести 9—10 лет. А вот «цветет-пылит» елочка в мае. Зрелище красочное! Далеко летит пыльца-цветень. Посмотришь кругом — будто припудрено. После дождичка скапливается по лощинам, а в тихий солнечный день — желтым облаком висит над лесом. Весной у хвойных появляются известные всем шишечки, выполняющие функции цветков. Пыльца летит из красных или зеленовато-желтых мужских, а семена зреют в более крупных ярко-красных женских (зачаток большой бурой шишки). Внутри, на стержне юных шишечек — много чешуек, непохожих на наружные. На каждом «лепестке» мужской шишки можно заметить два мешочка (вместилища пыльцы), а женской — два бугорка (семяпочки). Через 1,5—2 недели после рождения женские шишечки уже не торчат вверх, а изящно свешиваются вниз. Плотно закрыты чешуей и заклеены смолой: целый год им не страшны ни ветер, ни дождь, ни мороз. Урожайные годы у ели повторяются через 4—5 лет. И тогда от тяжести шишек у иных елок вершины ломаются.
Из семян появляются крохотные проростки с пушистыми лапками. Но в ельниках они редки: слабый корешок не может пробить слой опавшей хвои. Зато в лиственном лесу подрост бывает частым. И конкуренция во много раз больше, чем на войне у людей. Но высокой, стройной ель вырастет, если ее верхняя почка ежегодно (у сеянцев с 3—4 лет) будет образовывать побеги. Если повредить ее — рост ствола прекратится, верхние ветви приподнимутся, и красавица превратится в маленького уродца. У лиственных обезглавленная березка или дубок не меняют своего облика.
Елочки появляются как-то незаметно. Тянутся вверх, укрытые березовой листвой. Но лишь сомкнутся, никакое дерево уже не поселится… Бывает, малы росточком, но уже с шишками. Знать, вышли из темницы — и, оправившись, от радости зацвели… Под пологом старого ельника царит полумрак, и где ели растут густо — нет растений, лишь слой опавшей хвои. В сумраке не живут даже теневыносливые травы и мхи. Где пореже — косые лучи солнца высвечивают мох, чернику, бледные сыроежки да седые космы лишайников. Здесь всегда тишина. Идешь — шагов не слышишь… А вот для ели полог других деревьев даже полезен: защищает от заморозков. Нежнейшие кисточки молодой хвои, не успевшие одревеснеть, очень уязвимы весной. Попадаются елочки с засохшими, бурыми побегами. Парадокс: ель очень холодостойка — ей и трескучие морозы не страшны, а вот от легких заморозков и неокрепшие побеги, и деревца страдают. Но ель и здесь нашла выход. Молодежь всегда готова укрыться в тени, от мороза или от лучей солнца…
Деревья узнают по контуру кроны, форме листа, аромату. И по голосу. Ведь у каждой породы он свой. Самый звонкий, певучий — у елки. Поэтому-то Страдивари и Амати делали скрипки из нее. И звучание их до сих пор завораживает. И по сей день для изготовления струнных инструментов используют древесину ели. Она мягкая, блестящая, хорошо колется. Легче сосновой, не так смолиста, но менее прочна. Применяется в строительстве, для получения целлюлозы, искусственного шелка. Из коры выделяют дубители; из хвои — эфирное масло, каротиновую пасту, воск… Отходы переработки ее идут на корм скоту или как удобрение при посадке леса. А обычно хвою просто сжигают, а она, оказывается, так полезна и целебна!
Новый год — не за горами. И в каждом доме, наверное, поселилась елочка — настоящая или искусственная… А кто-то украсил стены ее лапками… Всегда хочется праздника, но не стоит губить дерево… Ведь в Беларуси насаждения ели усыхают… Да и уходят от нас — их южная граница смещается на север. И не исключено, что через десятки лет их придется завозить из-за рубежа или выращивать в питомниках… Праздники быстро заканчиваются. Как и сказки. Елочка все надеялась: теперь-то начнется новая жизнь, но все прошло, а она не успела и порадоваться. И лишь с грустью вспоминала молодость, лес… Помните: от нас зависит, чтобы эти удивительные деревья радовали людей изяществом и красотой. Ели этого заслужили. Не так ли?

Татьяна Моисеева, биолог, писатель



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

Ах, зимушка, зима наступает. И с каждым днем все холодней становится… Многие птицы на юг улетели. Животные кто мехом густым обзавелся, кто в норах зимует, спит…

Болота – отнюдь не «мир зеленого безмолвия». Монотонность и безжизненность их обманчива.

Похолодало. Зарядили осенние дожди. И растения, и птицы, и звери будто бы приуныли в преддверии зимы.

О ней слагали легенды и песни, с нею связывали обряды, обычаи, ее изображали на одежде, предметах быта.