Портрет современника

№51 от 17 декабря 2015 года

Хранитель памяти
Хранитель памяти

Друзья и коллеги называют Игоря Марзалюка ходячей энциклопедией: о чем ни спроси — готов дать исчерпывающий ответ. Ведь о сути вещей и людских пристрастиях он знает не понаслышке, а из точной науки — археологии. Интеллект, трудолюбие и талант позволили ему сделать блестящую карьеру ученого, историка и археолога, а совершенные им совместно с коллегами сенсационные археологические находки приоткрыли неизвестную до этого историю возникновения целого ряда городов Могилевщины и Беларуси, рассказали много нового о судьбах и традициях наших далеких предков. Он был в свое время самым молодым доктором наук в Могилевском педагогическом институте (теперь Могилевский госуниверситет им. А.Кулешова) в гуманитарной сфере, а сегодня является первым в истории Беларуси сенатором-археологом.

— Когда вы впервые почувствовали, что не на шутку увлеклись историей и археологией?
— Это было очень рано в моей жизни — профессия отца, малая родина предопределили выбор. Отец мой был учителем истории, а затем директором школы в деревне Ленина Краснопольского района. Рядом с деревней было большое урочище с древними курганами. Мне, пятилетнему ребенку, отец подарил детский набор рыцаря: шлем, щит и меч. В этом облачении и с поднятым над головой мечом я сфотографировался на вершине кургана, что, наверное, стало знаковым в моей судьбе.
В детстве зачитывался историческими книгами. Самая любимая в семь лет — «Айвенго» Вальтера Скотта. Каждое лето проводил у бабушки в поселке Мир, а Мирский замок, конечно, был излюбленным местом для мальчишеских игр. И я как раз мог наблюдать за археологами, что работали в замке. Именно тогда во мне и зародилась страсть к истории. Хотя в школе я увлекался астрономией, астрофизикой и точными науками. До сих пор могу высчитать оптимальное время  полета на Марс.


— У вас была стремительная карьера историка. Что содействовало вашему профессиональному взлету?
— Если говорить о научной карьере, то она действительно была стремительна. После окончания института меня даже не оставили после выпускных экзаменов работать ни на одной из кафедр, было только немного часов по совместительству. Нужно было себя проявить и зарекомендовать. Я пошел непроторенным путем и, кстати, первым разработал курс по истории конфессиональных отношений в нашей стране. А также предложил для преподавания свою программу по истории социально-политической и философской мысли Беларуси. И стал первым, кто читал курсы лекций, еще не имея академической степени. Но даже это не было основной работой. Тогда я трудился археологом архитектурно-реставрационной фирмы, и главное для меня было — быстро и качественно сделать диссертацию.
Сначала защитил кандидатскую — в 1992-м окончил вуз, а в 1996 году уже стал кандидатом исторических наук. Четыре года — это была работа в поле, на раскопках Могилева XII–XVII веков по материалам письменных и археологических источников.

 

— Какие наиболее значимые открытия в археологии и истории вам удалось сделать?
— Мне очень приятно, что я стал первооткрывателем раннего культурного слоя Могилева. Говорили о существовании и замка, но когда он возник и что там было — никто не знал до проведения масштабных раскопок, благодаря которым получены новые данные о происхождении города на Днепре. Теперь нам остается собрать весь массив информации и провести только радиоуглеродный анализ, чтобы узнать окончательную и точную датировку возникновения города на горе Могила и замка, а не легендарную (1267 год). Были получены уникальные геральдические изразцы, которые мы представили главе государства во время его приезда в Могилев.
То же самое касается и  исследования старого Шклова.  Провели самые большие стационарные раскопки на городище Старый Шклов, найдено огромное количество редких и качественных артефактов. Мной совместно с коллегами и студентами впервые были проведены стационарные, крупномасштабные исследования Быховского замка, получены материалы, которые позволяют скорректировать этапы его строительства, определить, кто был его первым владельцем.
— В последние годы вы много времени посвятили изучению истории Мстиславля. Открытия, сделанные там, и сегодня не сходят со страниц СМИ...
— Да, я горжусь также тем, что провел очень много работ по исследованию Мстиславля и его Замковой горы. И только мне удалось определить более ранние этапы возникновения этого древнего города, причем методами точных исследований. Укрепленный вал Мстиславля был поставлен в хронологическом диапазоне 1052—1053 годов. Впечатляет, когда на глубине 4-5 метров ты раскрываешь часть мстиславского вала, находишь там дубовую клеть, забитую глиной. Видишь стесанные топором и разбросанные дубовые щепки, кусок дубового полена, который не использовали и бросили в угол клети, и он еще с корой, как будто его  рубили вчера еще, а не более 960 лет назад. А мостовые, примыкающие к этому валу, и уличная упорядоченная планировка возникают также намного раньше той даты, которая сейчас официально празднуется. Потому что это хронологический диапазон где-то между 1098 —1120 годами. И это уже городская планировка. При этом этот город возник не на пустом месте, а примерно на метре культурного слоя, что говорит о его формировании как минимум на столетие раньше. Здесь также были зафиксированы материалы более ранние V—VII веков. Важно также, что нам удалось часть древнего города музеефицировать — этот объект сегодня стал одним из самых популярных мест для посещения туристов.


— А как удалось выйти на уникальный доспех рыцаря ВКЛ?
— Про это на самом деле можно написать целый детектив. Ведь, если бы не добрые люди, нам его было не видать и черные копатели могли отнять у нас очень важную частичку нашей европейской истории. Только сейчас я могу об этом говорить. Ведь полтора года ушло на то, чтобы получить нужные сведения и вернуть варварски украденный артефакт — рыцарский панцирь. К сожалению, вооружение рыцаря — меч, копье, топор и срезанный кошель с 7 талерами, утрачены — они были проданы, поскольку не требовали реставрации. А вот сам панцирь продать не успели. По наводке местных жителей он был обнаружен замоченным в воде в корыте и, благодаря приведенным железобетонным аргументам, изъят.
Мы узнали место, где он был найден, собрали бригаду аквалангистов, привлекли местные власти, правоохранителей и МЧС и провели дообследование и раскопки речного дна. В результате были найдены остатки кольчужного полотна, две шпоры, уникальный шлем салад воина Великого Княжества Литовского. Таким образом, мы получили наиболее целый доспешный гарнитур, который, по одной из версий, был привезен в Мстиславль в ХV веке из Бургундии. Это самая яркая фундаментальная находка последних лет, которая отреставрирована и сегодня демонстрируется в музее истории Могилева.
— Кроме истории и археологии у вас появились новые обязанности сенатора. Насколько они совместимы с профессиональным статусом?
— Я благодарен судьбе, что такой опыт есть в моей жизни. Естественно, что работа в Совете Республики отнимает у меня много времени, я привык, если уж работать — то выкладываться на все сто процентов. Поэтому стараюсь ответственно относиться к своим обязанностям. Тем более что вхожу в одну из комиссий в качестве заместителя по международным делам и национальной безопасности, а также являюсь заместителем председателя комиссии по национальной безопасности межпарламентской ассамблеи СНГ. Я горжусь тем, что несколько модельных законов для стран Союза Независимых Государств рабочей группой под моим руководством были разработаны и приняты. Например, закон об увековечении защитников Отечества и ветеранов Великой Отечественной войны. По моей инициативе и при непосредственном участии подготовлен проект Указа Президента об охране археологического наследия.
— В одном из интервью прозвучало признание, что вы мечтаете о том, чтобы Беларусь стала центром социокультурной и экономической «сборки» Евразии. Насколько мечта реалистична?
— Ее впервые озвучил один из знаковых персонажей — Лев Иванович Сапега. Когда-то он, будучи с большим посольством в Москве, мечтал о чем-то похожем, даже проект соответствующий был. Что касается сегодняшней ситуации, то, с моей точки зрения, у каждого народа должна быть своя мечта. Я мечтаю о продвижении белорусской культуры, экономики, социокультурных моделей поведения. И, на мой взгляд, к этому есть все предпосылки. В Беларуси есть громадный интеллектуальный потенциал. У нас сегодня делается немало и есть стремление, чтобы совершить прорыв в экономической сфере. В Беларуси высокая культура, богатая история и традиции. Если мы верим в свою страну, если мы будем каждый на своем месте добиваться качественного результата, если мы будем хотеть жить в этой стране, то мечты сбудутся.
 

Сергей КУЛЯГИН



Всего 0 комментария:


Еще
В рубрике

…Пить кипяток? Спать в ванне, полной воды? Любить математику, архитектуру, волейбол, химию, плавание, литературу?

Шедевры ткацко-швейного искусства, создаваемые оршанскими ткачихами и швейниками, делают нас, белорусов, аутентичными, отличными от других народов!

Юлия Латушкина — известный отечественный дизайнер в мире моды. Проходила стажировку в школе моды Letto Verain в Берлине, работала в доме моды Catta Donkeshott в Амстердаме, участвовала в fashion-турах по странам Европы, завоевывала титулы на таких престижных конкурсах, как «Кутюрье года» (Москва), «Адмиралтейская игла» (Санкт-Петербург), «Автограф» (Киев), «Печорские каштаны» (Киев), «Белая амфора» (Витебск). В 2009 году разработала коллекцию вечерних платьев для галереи Lafayette (Германия), а в 2010 представила собственную марку – LATUSHKINA.

«Это я автор скульптур возле цирка», — гласит надпись на баннере на главном проспекте Минска.